Наше правое тело

Еще один инструмент электорального возбуждения

Предвыборная карусель стремительно набирает обороты. Не успела прошлая неделя принести весть о создании «Общероссийского народного фронта», как в нынешний понедельник было сообщено о срочной реанимации партии «Правое дело». Можно уже не сомневаться, что бизнесмен Михаил Прохоров, которого Forbes поставил в рейтинге богачей на третье место с состоянием 18 млрд долларов, будет назначен новым лидером правых – по сообщениям РБК daily и газеты «Ведомости» «в Кремле хотели бы возродить к выборам партию избирателя с либеральными взглядами, выступающего за рыночную экономику», а кандидатуру Прохорова «премьер и президент согласовали около трех недель назад».

В итоге многие видные политологи уже положительно оценивают вопросы разрешения организационных трудностей партстроительства и выборные перспективы реанимируемой партии. Так, утверждается, что «электоральная база сторонников либеральной рыночной экономики сегодня 15–20%». Социальная база – «люди, которые хотят зарабатывать сами и не зависеть от государства в том, что они могут сделать». Прохоров оценивается как удачная находка – «селф-мейд-мен, то есть человек, который сделал себя сам и весьма успешный в бизнесе», «узнаваемая гипервлиятельная фигура». А политолог Михаил Виноградов (фонд «Петербургская политика») убеждает во всей серьезности мероприятия: «Прохоров до этого не был замечен в агитационных проектах, вряд ли его попросили исполнить какую-то короткую партию, речь, скорее, идет о долгосрочной игре».

Однако я солидарен с противоположными оценками. Потому что при ближайшем рассмотрении ребрендинг «Правого дела» столь же сомнителен, как и боеспособность матрешечных общественных организаций «народного фронта». С поистине садомазохистским удовольствием (я же человек либеральных взглядов) поднял из архива несколько чужих и своих публикаций о том, как сливали пусть межумочный, но все же на тот момент наиболее автономный от власти «Союз правых сил», а затем слили его в одно ведро «Правого дела» с потешными партийками «Гражданская сила» и ДПР (уж и не помню, как расшифровывается аббревиатура).

Итак, 15 ноября 2008 года, ликвидационный съезд СПС: «Чубайс отметил, что с удовольствием вошел бы в Высший совет новой правой партии», и «считает «Правое дело» серьезным проектом, а не однодневкой». Обращаясь к съезду СПС, он заметил: «Когда принимаются такого характера решения, надо постараться жить в другой логике. И думать не про себя, а про страну. Россия с правой партией или Россия без правой партии? Дайте ответ. Какие тут могут быть сомнения?»

Действительно, какие к черту сомнения, когда, по признанию самих «праводельцев», «последние несколько лет партия не была, а существовала, лишь бы не потерять регистрацию в Мин­юсте?»

Причем и это признание – лукавство. «Последние несколько лет»? Как будто в начале что-то можно зачислить в актив? Да роды «Правого дела» были таковы, что дите получилось критически недоношенным и сразу же, в перинатальном периоде, впало в коматозное состояние. Ни участия в выборах, ни каких-либо акций. В Москве несколько человек еще что-то время от времени произносили, а в регионах – тишина реанимационного отделения. Если не кладбищенская.

И Томск – весь такой либеральный, если кто еще про это помнит, – крайне показателен.

Итак, 12 декабря 2008 года, учредительная конференция регионального отделения «Правого дела» (до этого многие партийные активисты вышли из СПС, заявив, что не будут участвовать в кремлевском проекте). Тут уж, извините, процитирую себя: «161 делегат выбрал политсовет регионального отделения, а также его председателя. На эту должность была предложена только одна кандидатура – Анатолий Суржиков, директор электротехнического института ТПУ. В политсовет избраны девять человек, больше чем наполовину – весьма титулованные профессора томских вузов; с уверенностью можно сказать, что по количеству ученых степеней и регалий (считая с Суржиковым, четыре доктора и два кандидата наук) это самый научный региональный политсовет в России для любой партии. (Только четыре члена политсовета не имеют ученой степени.) Столь же представительны и должности – уже почти у всех членов политсовета. При этом ранее в политической публичной деятельности большинство не замечены».

Сейчас следует добавить, что все эти люди за все 2,5 прошедших года в публичной политической деятельности даже в микроскоп не замечены. За исключением директора «Томлесстроя» и депутата гордумы Шабана Байрамова, который на официальном сайте значится беспартийным, а выдвинут и избран под флагом «Единой России». Кстати, в 2008-м был делегатом учредительного съезда «Правого дела».

Впрочем, еще в общественной и законодательной деятельности (и весьма приличной) замечены депутаты областной Думы от СПС – теперь уже бывший ректор ТУСУРа Анатолий Кобзев и проректор этого же вуза Александр Уваров. Одна только беда – в 2008-м авторы слияния трех партий слили этих двух людей не только из политсовета, но и вообще из «Правого дела».

В общем, что «народный фронт», что Прохоров – инструменты возбуждения электорального тела (разных частей). Как президент Дмитрий Медведев про «фронт»-то молвил?

«Я понимаю мотивы партии, которая хочет восстановить свое влияние в стране, создание такого альянса укладывается в рамки и объяснимо с точки зрения избирательных технологий».

P.S. Шевеление по всей стране, и в том числе в Томске, обязательно будет – с финансами и административным ресурсом теперь у «Правого дела» станет все в порядке. И люди найдутся – не всему же среднему, например бизнесу, место припасено в «Единой России». Да к тому же есть такие люди, которые в «ЕдРо» идти воздерживаются. И за подобных людей либералам-рыночникам можно проголосовать. На региональных и местных выборах – пусть у представительной власти компетенции побольше будет. А на федеральных выборах… Ну, не буду повторяться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *