«Не в моих корыстных интересах…»

Интригующие и забавные подробности «дела тимирязевских чиновников»

 Дважды отложенная кассация по делу Геннадия Неверова, начальника территориального управления с. Тимирязевского администрации Кировского района Томска, состоялась 12 мая в областном суде.  

Напомним, приговор трем тимирязевским и одному томскому чиновникам был вынесен судом Кировского района в январе. В перечне преступлений – покушение на мошенничество, служебный подлог. Но по решению суда Кировского района Томска все фигуранты получили условные сроки. Гособвинение не согласилось и потребовало более сурового наказания. В свою очередь, Ольга Акимова, адвокат Геннадия Неверова, настаивала на невиновности своего подзащитного. А сам Геннадий Иванович был лаконичен:

– Состава преступления в моих действиях нет!

Подлог из лучших побуждений

Во время рассмотрения кассации никто не оспаривал 26 криминальных эпизодов, совершенных подчиненной Неверова – главным специалистом управления с. Тимирязевского Еленой Замятиной. Согласно документам, она приступила к служебным обязанностям 7 июня 2007 года. И в первые же две недели изготовила фиктивную выписку из похозяйственной книги, которая удостоверяла право гражданина Ч. на пользование земельным участком (935 кв. м) в Тимирязево. По утверждению Елены Ивановны, сделала она это по просьбе Геннадия Неверова.

Впоследствии еще несколько человек с легкой руки Елены Замятиной стали счастливыми обладателями земли в Тимирязево – в старых похозяйственных книгах появились свежие записи, адреса, лицевые счета и даже новые страницы. А у главного специалиста управления – норковая шуба, импортный автомобиль и дорогостоящие мелочи.

В судебном заседании Елена Ивановна пояснила, что совершала служебный подлог из желания помочь людям в получении земельных участков. Корыстной цели не имела, денег за услуги не брала. Лишь изредка соглашалась на предложения благодарных «землевладельцев» оплатить ей кредиты.

Показания свидетелей существенно подкорректировали эту версию. Так, гражданка Б-ва пояснила, что Замятина за изготовление фиктивной выписки предложила ей внести на свой карт-счет в Банк Москвы 20 тыс. рублей. Другой свидетельнице две липовые выписки обошлись в 31,5 тыс.

рублей. Супругам К-м услуги по «оформлению документов» на землю стоили уже 700 тыс. (Фамилии свидетелей не указываем, так как это обычные граждане.)

Зачем держал?

Со слов Елены Замятиной, иногда с подобными просьбами обращались Геннадий Неверов или его заместитель Владимир Бочаров. Она понимала, что указывает в выписках вымышленные сведения, но серьезно к нарушению не относилась. К тому же не могла отказать непосредственному начальнику, надеясь на его дальнейшее расположение.

По мнению Ольги Акимовой, адвоката Неверова, показания подсудимой – лишь попытка выгородить себя, переложив на руководителя хотя бы часть вины.

И все-таки Неверов как минимум знал о художествах своей подчиненной. Когда одна из сотрудниц управления подняла проблему поддельных документов, он порекомендовал ей «не совать нос не в свои дела».

А если знал, зачем держал на должности главного специалиста человека, способного на противоправные действия?

История умалчивает

В 2008 году по распоряжению Неверова и Бочарова Елена Замятина изготовила выписки о праве собственности на 11 земельных участков. Общая стоимость –

13 099 тыс. рублей. Участки в Тимирязевском урочище Темерчинского участкового лесничества – собственность РФ. То есть ни при каких обстоятельствах не могли быть отданы в частное владение.

Затем к махинации оказались причастны вполне законопо-слушные граждане. Директор ООО «Архитектурно-проектное бюро» Людмила Кошкина предоставила Неверову персональные данные своих работников. По словам Людмилы Николаевны, Неверов обратился к ней с предложением составить список лиц, на которых можно оформить выделение земельных участков. Кошкина догадывалась, что выписки по представленному ею списку будут фальшивыми…

Для чего? В приговоре суда мелькнуло короткое признание Геннадия Неверова, не получившее дальнейшего развития: он действительно обращался к Кошкиной с просьбой найти подставных лиц. И быть собственниками земли им предстояло недолго: участки должны были быть переоформлены на чиновников высокого ранга…

На кого именно? За какое вознаграждение? Даром? История умалчивает. Она оборвалась, закончившись уголовным делом и судом – милиция выявила правонарушение и пресекла его до исполнения. А Неверов в судебном заседании, отрицая свою вину в покушении на мошеннические действия и личный корыстный мотив, делал многозначительные намеки.

Без изменений

Кассационное заседание прошло динамично. Гособвинитель настаивал на более жестком наказании: «Суд не учел, что одним из приоритетов в сфере борьбы с преступностью является пресечение коррупционной деятельности должностных лиц…» Адвокат билась отчаянно: у ее подзащитного и так самое суровое наказание, хотя у Замятиной эпизодов больше, и деньги с людей она брала! И почему при оценке стоимости государственной земли фигурирует рыночная, а не кадастровая цена, которая значительно ниже? Ведь эту землю нельзя продавать! И потому настаивать на лишении свободы неправильно и необъективно…

В итоге суд кассационной инстанции оставил практически без изменений приговор суда Кировского района, смягчив наказание только Владимиру Бочарову – до 5,6 года условного лишения свободы.

Бескорыстный

Выслушав окончательный приговор, Геннадий Неверов упрямо повторил:

– Я всегда работал честно. То, что произошло – не в моих корыстных интересах…

Ирина АСТАФЬЕВА

Написать письмо автору можно по e-mail: i_astaf@sibmail.com

 

СПРАВКА «ТН»

По решению суда Кировского района Томска Геннадий Неверов осужден на 7 лет лишения свободы с условным отбытием наказания и обязан заплатить штраф 800 тыс. рублей. Владимир Бочаров приговорен к 6 условным годам и штрафу 400 тыс. рублей. Елена Замятина – 5 лет условно и

200 тыс. рублей штрафа. Людмила Кошкина – 6 лет условно и 400 тыс. штрафа. В течение трех лет все чиновники не смогут занимать государственные должности.

 

УГОЛ ЗРЕНИЯ

Истина правосудия

«Многозначительные намеки», «Не в моих корыстных интересах»… Невольно вспоминается ощущение чувства недосказанности по ряду других громких уголовных дел. И это несмотря на то, что «ТН» их внимательно отслеживали. Точнее – именно благодаря тому, что внимательно отслеживали.

– Истина в этом зале не была достигнута, – сказал в своем последнем слове бывший сотрудник ОБЭП Геннадий Никифоров, признанный виновным в убийстве предпринимателя Игоря Вахненко и приговоренный судом к 24 годам заключения в колонии строгого режима.

Да, показания свидетелей и Никифорова сильно расходились с заключением судмедэкспертов о характере повреждений на теле убитого и, как следствие, о способе, которым его извлекли из здания. А это, в свою очередь, влекло еще более интригующие вопросы…

Жестокость приговора экс-мэру Томска Александру Макарову, осужденному на 12 лет лишения свободы при всей неочевидности, на мой взгляд и по мнению еще многих наблюдателей, доказательств по многим эпизодам обвинения…

Интригующие вопросы остались и по делу бывшего сотрудника медвытрезвителя Алексея Митаева, признанного судом

виновным в смерти журналиста Константина Попова и приговоренного в 12 годам лишения свободы. Цитата из материала «ТН»: «Потерпевшие по-прежнему убеждены, что наказание должен понести не только Алексей Митаев, но и его коллеги, дежурившие в ту ночь в вытрезвителе». И там действительно есть такие детали, что…  

Александр КРАСНОПЕРОВ

Написать автору можно по e-mail: alex@tnews.tomsknet.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *