Жители Томской области ведут себя на дорогах так, как будто торопятся на тот свет

 

Томск – не самый опасный город России в плане дорожного движения. Но это не повод расслабляться, расстегнуть ремень безопасности и с гиканьем мчаться по городским улицам. Аварий у нас становится больше, жители области все чаще садятся за руль в состоянии алкогольного опьянения, и число жертв этой дорожной разнузданности растет. Некоторые называют эту ситуацию войной на дорогах. Если судить по количеству павших, то так оно и есть. Против кого воюем? И, главное, за что?

    

В круглом столе участвовали:

Андрей Павлов, и.о. заместителя начальника управления ГИБДД УВД по Томской области

Владимир Лабенский, заместитель директора Дворца творчества детей и молодежи

Дмитрий Кравцов, председатель Федерации велоспорта Томской области

Георгий Юнак, член Федерации велоспорта Томской области, организатор велопробега и митинга в память Игоря Федяева

Пьют и погибают больше

– Насколько опасны дороги Томской области по сравнению с тем, что было раньше, и по сравнению с другими регионами?

Андрей Павлов: – Если говорить о 2011 годе, то количество дорожно-транспортных происшествий в Томской области увеличилось. При этом увеличилось и число погибших, и число раненых.

– Вы анализировали причины роста числа аварий?

– Они, по большому счету, традиционны. В первую очередь – несоблюдение скоростных режимов, неправильный выбор скорости. По этой причине в области за четыре месяца этого года случилось 57 ДТП. Несоблюдение очередности проезда, нарушение правил проезда пешеходных переходов стали причиной 30 происшествий. А дальше идут выезд на полосу встречного движения, нарушение правил обгона и требований сигнала светофора. Ну и, конечно, управление транспортом в состоянии опьянения. Неправильное поведение пешеходов тоже часто становится причиной аварий. Из-за нарушения ими правил в этом году уже произошло 49 ДТП, восемь человек погибли, а 45 были ранены.

Дмитрий Кравцов: – Будучи профессиональным спортсменом, я много раз бывал за границей, где ездил на велосипеде. Когда при этом, случалось, нарушал правила движения, то сзади я, конечно, слышал визг тормозов, но оборачивался и видел, что водитель мне уступает. Причем не было ни матов, ни какой-то агрессии… Предельно уважительное отношение. После этого начинаешь понимать, что да, ты тоже должен уважать правила. Свою роль, конечно, играют и те громадные штрафы, которые там существуют… Недавно знакомый приехал из Финляндии. Ехал там в автобусе и спросил у водителя: «А что ты все время притормаживаешь?» Тот сказал, что везде понатыканы камеры, и озвучил сумму штрафа, который ему месяц назад пришлось заплатить – 450 евро. Водитель, заплатив такой штраф, будет думать, нарушать ли ему ПДД. Я уверен, что их культура вождения родилась только благодаря таким законам и таким штрафам. Там нет сотрудников полиции на дорогах, они никого не вылавливают и из кустов не выбегают. Там просто приходит квитанция на оплату штрафа с фотографией вашей машины на том участке, где вы нарушили правила.

– Число аварий, совершенных водителями в пьяном виде, растет или уменьшается?

Андрей Павлов: – В этом году таких происшествий стало больше по сравнению с прошлым годом. С января по апрель 2,2 тыс. водителей в области задержаны за управление транспортным средством в состоянии опьянения и за отказ от прохождения медицинского освидетельствования. Садиться за руль в пьяном виде не перестали, несмотря на то что ответственность ужесточилась, теперь за это лишают водительских прав на срок от полутора до двух лет.

Ходить над землей безопаснее

– Меняется ли к лучшему ситуация с нерегулируемыми пешеходными переходами, на которых постоянно кого-то давят? Понятно, что без них не обойтись, но, может, лучше свести к минимуму их количество?

Андрей Павлов: – В Томске это действительно серьезная проблема – наезд на пешеходов, в том числе на переходах. Эта проблема есть и в Северске, и в Стрежевом. В Северске еще с советских времен большое количество нерегулируемых переходов. Сейчас администрация города совместно с ГИБДД решает вопрос об уменьшении их числа. Но если убирать переход там, где люди ходили годами, нужно строить ограждение вдоль дороги, чтобы отучить их там ходить.

– А подземные переходы? Появятся они в Томске когда-нибудь?

– Два подземных перехода в городе есть. Сейчас строится один надземный в районе ТДСК, и планируется, что в рамках федеральной целевой программы повышения безопасности движения появится еще два. В районе 10-й поликлиники и Октябрьского рынка.

– А в какие сроки?

– 2011-й или 2012 год. Выделение финансирования только запланировано, но мы надеемся, что деньги будут.

Колес меньше, опасности больше

– В Томске быстро увеличилось число велосипедистов. Но город оказался неспособным заметить это социальное явление. Как всегда, денег на постройку велосипедных дорожек не хватает. И получилось, что большое количество людей ездит на свой страх и риск. Хотя велосипедисты стали объединяться, формулировать свои требования, создана томская федерация велоспорта…

Дмитрий Кравцов: – Все так, но в городе есть несколько типов велосипедистов, и не все они входят в федерацию. Есть спортсмены, которые соблюдают правила дорожного движения, тренируются исключительно в шлемах, показывают при движении повороты и другие знаки, что помогает машинам избежать столкновения с велосипедом. Есть дети, которых родители выпускают на улицу с велосипедом и не следят за ними. А дети выезжают на проезжую часть. Кроме того, ездят без шлема, без отражающих сигналов. И есть молодые велосипедисты, которые ездят, где хотят и как хотят. Для них правила не писаны. И таких большинство.

Георгий Юнак: – Мама с папой покупают ребенку велосипед, но это еще не делает его велосипедистом. Родители почему-то забывают купить ему средства защиты, объяснить правила дорожного движения.

Дмитрий Кравцов: – Я недавно услышал очередное обещание мэра построить велосипедные дорожки… Наши чиновники настолько далеки от любого спорта, что считают – строительство одного километра дорожки – норма. Для ребенка, у которого много энергии, этот километр – ничто. А профессионалы не тренируются на велосипедных дорожках даже в Европе, где они повсюду. У нас есть «Буревестник», где катается большинство. Но это место стало опасным не только для велосипедистов. Оно опасно для мам, которые гуляют с колясками, для детей на великах и для людей, которые там собак выгуливают. На «Буревестнике» стало много велосипедистов, которые носятся по асфальтовым дорожкам и создают опасность для всех. С другой стороны, а где еще им гонять? Количество мест, где можно покататься, должно быть больше. Но я думаю, что все обещания, которые были даны чиновниками, сказаны только в камеру. Ничего дальше этого не пойдет.

Кто сильнее – семья или школа?

Андрей Павлов: – В Томске появилась еще одна проблема – подростки на скутерах. Родители приобретают транспортное средство и садят на него ребенка, которому еще не положено находиться на проезжей части. Причем о том, что может случиться с подростком на дороге, они не думают.

– Насколько хорошо организовано в школах обучение правилам дорожного движения?

– Мы проводим занятия с детьми, сотрудники ГИБДД в обязательном порядке посещают образовательные учреждения. В то же время приходят родители забирать ребенка, выходят из школы и ведут его через дорогу в неположенном месте. Чей авторитет для ребенка выше? Конечно, родителей.

Владимир Лабенский: – В школе были такие уроки, 10 часов по программе. Сейчас они в сокращенном объеме введены в курс ОБЖ. Вспомните, какая реакция общества была, когда обсуждалось, что основными предметами в школе будут физкультура и ОБЖ. Все возмущались. Несмотря на то, что никакой другой предмет, кроме этого, не имеет отношения к сохранению жизни и здоровья. По другим предметам можно исправить оценки, пересдать, остаться на второй год, но быть живым и здоровым. В случае нарушения правил безопасности ситуация может закончиться трагически. Жаль, что этот предмет – правила дорожного движения – не находится на том же уровне, что и все остальные предметы. Школьные педагоги часто исповедуют мысль, что ПДД – это чрезвычайно сложно, не нашего ума дело, это должны делать специалисты, и переводят стрелки на сотрудников ГИБДД. При этом правила дорожного движения – это очень тоненькая книжечка. Все мы в вузах смогли освоить гораздо больший объем литературы.

Андрей Павлов: – Продолжая детскую тему, я ее в другом ключе поверну. У нас один из проблемных вопросов – дети-пассажиры. Зачастую они страдают в том случае, когда родители стали виновниками ДТП. Это отношение к детской безопасности со стороны отца или матери. Они везут детей и при этом нарушают правила обгона, не предоставляют преимущество движения, дети зачастую не пристегнуты ремнем безопасности. Хотя сами родители при этом пристегнуты…

Становимся богаче, но не умнее

– И все-таки, почему, несмотря на все усилия ГИБДД, количество ДТП не снижается?

Андрей Павлов: – Количество автомобильного транспорта в Томской области за последние пять лет увеличилось на 85 тыс. единиц. Автомобилей у нас сейчас 321 тысяча. Соответственно, возросла интенсивность движения.

– А насколько хорошо обучают тех, кто хочет получить права?

– Не настолько хорошо, насколько хотелось бы. В авто-школах плохая техническая база. Процент сдачи экзамена с первого раза в Томске – чуть больше 50. Это нельзя назвать хорошим результатом. Начинающие водители первое время очень осторожны. Потом они думают, что уже научились нормально ездить, и ряд водителей начинает не очень адекватно вести себя на дороге. Более 10% ДТП происходит с участием водителей, у которых опыт вождения меньше трех лет.

Георгий Юнак: – Качество обучения в автошколах нужно в корне менять. Многие моменты, которые надо бы узнать еще во время обучения – какие ситуации могут происходить на дороге, как себя вести в этих ситуациях, – приходится самостоятельно открывать, уже когда сидишь за рулем и находишься на дороге.

Ирина КОРНЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 5 = 3