Ручка без чемодана

«Правое дело» пытается провести ребрендинг и обрести немного избирателей

Конференция регионального отделения «Правого дела» во всей красе показала, до какого мизерного состояния скатились либералы в частности и политическая жизнь вообще. И перспективы оживления призрачны.

Итак, суббота, 11 часов утра 11 июня. Маленький зал гостиницы «БонАпарт» выглядит полупустым – десятка два делегатов, представитель Минюста, мэрии. Из прессы – только ваш автор. Так что первая информация о революционном – наполовину (!) – обновлении регионального политсовета и избрании его нового председателя появилась в СМИ лишь через четыре дня.

«813 членов партии». «Последнее место на выборах в гордуму Томска в 2010 году». «Больной вопрос финансирования – федеральный центр ни копейки дотаций за 2,5 года не дал», «Три сопредседателя федерального политсовета не способствовали более оперативному и адекватному управлению партии в целом». «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Таковы в изложении председателя исполкома и без пяти минут нового председателя политсовета Николая Салангина печальные итоги двух с половиной лет партстроительства.

Словом, пациент почти мертв, если бы не внезапно появившаяся надежда, что, после того, как миллиардер Михаил Прохоров возглавит партию, удастся провести ее ребрендинг.

– Россия на переломе – это очевидно. Потому что негатив инвестиционного климата впервые перевесил все плюсы, которые традиционно давали высокие цены на нефть. На повестке дня переход к несырьевой модели экономики. И здесь, без сомнения, главной движущей силой будет бизнес. Поэтому не приходится удивляться, что один из представителей крупного бизнеса решил возглавить «Правое дело». Кстати, «Правое дело» позиционирует себя как партия прогресса… С моей точки зрения, «Российская партия развития» звучит неплохо, – заявил председательствующий на конференции Владимир Постол, доцент кафедры политологии философского факультета ТГУ.

Итак, электоральные и политические надежды новые правые связывают с малым и средним бизнесом. И это, кстати, подчеркнуто и кадровым изменением политсовета: вместо шести подавших в отставку университетских мужей избраны пять директоров малых предприятий. (А еще один избранный, доцент ТГУ Сергей Шпагин, известен общественности больше, чем все отставники, вместе взятые.)

В общем, все вроде бы правильно. Но проблема в том, что намерения слишком очевидны, а успех – наоборот.

Предприниматели, во-первых, в своей массе вполне аполитичны. А не совсем аполитичные – извиняюсь, но вынужден сказать – политически трусливы. (И это вообще-то понятно и даже простительно.) В итоге если в столице какое-то протестное движение есть, то в регионах почти весь бизнес давно заключен в крепкие объятия «Единой России».

Во-вторых, на экономически активный электорат с реальным протестным настроением активно претендует Партия народной свободы (Парнас). Да, перспективы официальной регистрации этих жестких оппонентов нынешней власти весьма призрачны. Но дело в нашем случае не в форме, а в сути. И в этом у Парнаса четкое и понятное выражение лица: «Один из главных пунктов программы партии – обеспечить бизнесу нормальные условия для работы и свободу», «Нет 34 процентам!», «Долой коррупционеров – могильщиков малого бизнеса!», «Эта власть должна уйти!».

На этом фоне хоть «Правое дело», хоть Российская партия развития, хоть Партия прогресса отчего-то напоминают мне выдуманную чешским сатириком Ярославом Гашеком Партию умеренного прогресса в рамках закона, всем избирателям которой был обещан в подарок карманный аквариум.

Вот коллеги из ТВ-2 задались вопросом: «Пойдет ли бизнес в партию, которая хочет конкурировать с «Единой Россией»?»

Сообщаю: об отношении к другим политическим игрокам, в том числе к «Единой России», за тот час, что я присутствовал на конференции, была сказана только шуточная фраза.

– Флора и фауна у нас уже разобраны, поэтому нам нужно что-то ближе к человеческому, – обыграл названия и эмблемы ряда партий Владимир Постол.

При этом от Парнаса «праводельцы» ясно дистанцировались:

– Те политики, которые раньше ассоциировались с правыми – Борис Немцов и так далее – большинство из них, к сожалению, скатились в радикализм, – подчеркнул Николай Салангин и заявил: – На правом поле должны появиться новые политики, должно прийти новое поколение.

Насколько под такие знамена удастся собрать полностью растерянную за последние годы общественную поддержку?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *