Прыжки на месте

2011-й проигрывает по экономическим показателям 2010-му по большинству позиций

 Томскстат опубликовал итоги социально-экономического развития Томской области за пять месяцев, которые губернатор охарактеризовал как «сверхскромные». По большинству позиций 2011 год проигрывает 2010-му. Например, индекс промышленного производства за январь – май прибавил всего 1,5% против прошлогоднего послекризисного роста 7,5%.

– Есть над чем работать, – резюмировал Виктор Кресс и поручил всем департаментам изучить итоги пяти месяцев и, проанализировав причины спада, предложить меры по его прекращению.

В минувшем году у нас был рост 30%, а нынче идем в ноль, – говорит Равиль Дусеев, генеральный директор Сибирской электротехнической компании. – Наверное, эта неопределенность еще не фатальна, мы же выживаем… Но отсутствие роста всегда предвестник дестабилизации экономической ситуации на предприятии.

– Главный вопрос – насколько это тенденция? Она характерна для всего года или это ситуационное колебание? – размышляет Ирина Черданцева, заместитель начальника областного департамента экономики.

Проведенный «ТН» опрос руководителей ряда крупных предприятий дает основания думать: стагнация, охватившая большинство отраслей региональной экономики, – именно тенденция, и ее вряд ли удастся переломить волевыми решениями власти или производственного менеджмента. К чему она приведет?

 

Именно тенденция

Итак, проведенный «ТН» опрос руководителей крупных предприятий дает основания думать: стагнация, охватившая большинство отраслей региональной экономики, – именно тенденция, и ее вряд ли удастся переломить волевыми решениями власти или производственного менеджмента. К чему она приведет?

– Если больше потрясений не произойдет, будет поступательное движение, но темпами, далекими от ожидаемых 7–8% по году, – поделился с «ТН» прогнозом Владимир Пономаренко, председатель бюджетно-финансового комитета областной Думы. – А должны бы 17–20%, чтобы наверстать падение 2009 года. Мы же тогда упали ниже всех соседних областей…

– Вынуждены признать, что снижаем прогноз развития промышленности по году в сравнении с тем, который давали прежде, как минимум на процент. Прогнозируем в июне рост 101,9%, в июле чуть больше, – осторожно говорят в департаменте экономики. И признают: тенденция тревожная.

– Думаю, будут «качели». А если тренд и окажется положительным, то очень небольшим, – считает Кирилл Новожилов, президент НП МПО работодателей ТО. – Но прирост должен быть как минимум выше инфляции, иначе это не прирост! Докризисных показателей мы не достигнем, хотя и планировали.

По мнению руководителя ассоциации промышленников, возможны и потери. Какой еще завод падет под натиском жестокой экономической реальности, вслух не говорят:

– Вероятно, погибнут предприятия с оборудованием 50–70-х годов, не сумевшие произвести модернизацию…

Заказы есть, а рассчитаться не можем

Разумеется, у каждой отрасли – свое положение и свой тренд в зависимости от того, когда она вошла в кризис и как выходит. (По мнению Новожилова, неплохо развивается кабельная промышленность; электротехника чуть похуже, но тоже в положительном тренде; много проблем в машиностроении; в приборостроении еще сложнее.) К тому же, анализируя статистику, нельзя не учитывать эффект базы: рост 2010-го – иллюстрация выползания из кризисной ямы 2009-го.

Но при всем том причины начавшейся стагнации очевидны и универсальны: повышение с 1 января тарифа на электроэнергию и социального налога.

– С 2010-го заработал отложенный спрос, начался рост объема заказов, банки стали снижать процентные ставки, – вспоминает Кирилл Новожилов. – Надо было накапливать «жирок» – увеличивать оборотные средства, наращивать объемы производства. Но повышение социального налога практически перечеркнуло все возможности роста. Показатели стали не лучше, а хуже. Ситуация странная: есть заказы, но их невозможно выполнить, потому что нет оборотных средств.

Практически все томские заводы – комплектовщики, их дальнейшая судьба полностью зависит от спроса, то есть покупательской способности других предприятий.

– Наши потребители находятся в регионах от Калининграда до Владивостока, и везде начались задержки по платежам, – поясняет Равиль Дусеев. – Финансовая ситуация в экономике сейчас на уровне кризисных августа – декабря 2008 года: заказы есть, а рассчитаться за поставку не можем.

Опасность потребительского кризиса

Индекс потребительских цен за пять месяцев составил 108,9%, индекс цен производителей – 123,4%. Частично диспаритет связан с заниженными в период кризиса промышленными ценами, частично – с попытками власти сдерживать инфляцию в приказном порядке.

– Искусственное сдерживание потребительских цен приведет к стагнации производства: пока мы этого, к счастью, не наблюдаем, но можем увидеть в будущем, – считает Владимир Пономаренко. – Покупать будут в основном привозной товар подешевле – это может привести к сокращению производства.

Потребительский кризис – одна из наиболее опасных и вероятных вещей, считает Владимир Лукьянович:

– В оживление этого сектора государство активно вкладывается, поднимая зарплаты бюджетникам и пенсии. То есть оживление достигается не ростом производительности труда, а финансированием со стороны государства. Отсюда – угроза разгона инфляции.

– Регулирование рынка вручную приведет либо к резкому скачку цен, либо к дефициту – вспомните бензиновый кризис, – подчеркивает Кирилл Новожилов. – Если мы работаем в условиях рынка, должно быть одно правило – спрос и предложение. А государство должно развивать конкуренцию – создавать условия для дополнительного выпуска товаров и услуг, чтобы люди работали много, с высокой производительностью, выпуская качественный товар, и, как следствие, получали высокую зарплату. А мы пока сами себя обманываем… Без структурного и качественного изменения экономики и инструментария, который эту экономику делает, достойный рост невозможен.

– Нужна четкая и ясная промышленная политика, – согласен Пономаренко. – Любое предприятие должно твердо знать, что в ближайшие 4–5, а лучше 10 лет правила игры для него не изменятся: не повысят социальный налог, норму прибыли и так далее… Пока я не вижу четко выраженной государственной промышленной политики. А создать инвестиционный климат в отдельно взятом регионе силами региональной власти невозможно… Мы вот рассчитывали, что послекризисная кривая роста инвестиций пойдет круто вверх. Но этого не случилось.

Узкие инвестиции

– Несмотря на всю сложность ситуации, инвестиционная активность не хуже, чем в прошлом году: ожидаются инвестиции в объеме 83 млрд рублей против прошлогодних 76 млрд, – подчеркивает Ирина Черданцева, заместитель начальника областного департамента экономики.

Но эти инвестиции идут в основном в нефтяной сектор и в сферу потребления. Обрабатывающая промышленность – на обочине. А ведь она должна быть ведущей…

 

СКАЗАНО

Григорий Семенов, гендиректор группы компаний «Томский инструмент»:

– Изменившиеся условия должны, по идее, дать стимул к дальнейшему повышению эффективности и сокращению численности. Но они сначала заставляют нести потери. Сейчас наши расходы увеличились примерно на миллион. В итоге планы по модернизации заморозились.

 

Равиль Дусеев, генеральный директор ООО «Сибирская электротехническая компания»:

– Повышение социального налога и энерготарифов зеркально легло на всю производственную цепочку. Сырье и материалы подорожали для нас на 14–18%. В целом затратная часть увеличилась на 12–13%. Потеря такой части прибыли (а она и без того была невелика – 10–15%) очень существенна. Мы, конечно, можем поднять цену на свою конечную продукцию, но будут ли ее покупать? Впервые за последние годы выплачиваем зарплату с задержкой…

 

Александр Гетц, генеральный директор ОАО «Манотомь»:

– На темпы роста производства увеличение налогового и тарифного бремени пока не повлияло: в прошлом году он составил 25%, на 2011-й ожидаем 27%, планы по первому полугодию уже реализованы. Чтобы не упасть, пришлось максимально мобилизовать внутренние резервы и перекроить социальные программы, в частности отказаться от повышения тарифов для рабочих.

 

Евгений Рубцов, генеральный директор ОАО «АК «Томские мельницы»:

– В прошлом году у нас были очень хорошие показатели – оборот составил порядка 1,1 млрд рублей. Повышение энерготарифа более чем на 20% увеличило наши расходы примерно на 1 млн рублей в месяц. Понятно, что дефицит оборотных средств существенно усилился. На стратегических планах предприятия это не сказалось, но вот на планах по модернизации… На развитие производства мы ежегодно тратили по 10–12 млн рублей. Удастся ли удержать этот уровень? Не знаю. Пока мы вложили в развитие менее половины этой суммы.

 

Эдуард Яук, первый заместитель генерального директора ОАО «НИИПП»:

– Надеемся удержать прошлогодний рост (20%), но условия тяжелейшие. Предприятия-партнеры не могут вовремя заплатить, а мы – вовремя выпустить продукцию. Предварительный объем заказов, сделанных на 1 января, уменьшился на 10–12%. Предприятия откладывают реализацию долгосрочных инвестпроектов по техническому перевооружению на два-три года, а ведь это наши заказчики. Мы цены поднять не можем, потому что находимся в конкурентной среде, а энергетики могут – монополисты. Даже если социальный налог с 2012 года снизят до 30%, кардинально ситуацию это не изменит. О какой конкурентоспособности можно говорить, когда мы на развитие вынуждены брать кредиты в банках под 14% на 4–5 лет, а на Западе – под 2% на 15 лет? В этих условиях мы заведомо неконкурентоспособны.

 

Кирилл Новожилов, президент НП МПО работодателей Томской области:

– Мы на НПО предупреждали, что повышение социального налога приведет к оттоку части денежных потоков в тень в первую очередь в малом бизнесе, предлагали сделать анализ по итогам первого полугодия. Но сейчас и без анализа всем ясно: это произошло. При этом наша рабочая сила стала неконкурентоспособной по сравнению с теми, кто ушел в тень. Существенную негативную роль в ближайшее время сыграет и повышение зарплаты бюджетникам. Произойдет отток кадров с предприятий в бюджетные отрасли, которые, напомню, не создают добавленной стоимости. Это отрасль проедания, живущая за счет налогов, которых будут собирать все меньше из-за усыхания производственной сферы.

 

Показатели ежемесячного мониторинга социально-экономического развития ТО

 

 

 

УГОЛ ЗРЕНИЯ

Ботокс-коррекция

Государство живет за счет нефтегазовых доходов, не создавая условий для инвестиций. Государство тратит столько денег, сколько не зарабатывает, и не создает новых обрабатывающих мощностей глубокого передела. Как итог – заводы массово перепрофилируются в развлекательные и торговые центры, от промышленности все меньше налоговой отдачи.

Эксперты подчеркивают: советская неэффективная промышленность хотя бы поставляла оборудование, работавшее на ту же нефтянку, – нефтегазовые деньги делали в экономике страны несколько оборотов. Сейчас деньги напрямую уходят за границу – на покупку импортного оборудования, продуктов питания, товаров, услуг.

Деньги населения тоже не оборачиваются – лежат в банках, не инвестируясь в производство и в кредиты: на депозитах физлиц в области в 2010-м было 43 млрд рублей – в 1,6 раза больше, чем было в кризисном 2008 году.

Невзирая на существенные вбросы средств в социалку, реальные доходы реального томского населения за неполное полугодие уменьшились до 94,1% от аналогичного показателя 2010-го. В мае среднедушевой доход – 14 795,6 рубля, 91% от предшествующего ему апрельского.

Из 35 позиций, которыми измеряется покупательская способность населения, только по трем эта способность сохранилась или чуть подросла, по остальным – довольно существенное снижение.

Лично мне происходящее напоминает ботокс-коррекцию: впрыскивают его для улучшения внешности, а получается паралич.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *