Открытые звери

В Томске открылся первый стационарный зоопарк. Правда, пока он существует лишь на энтузиазме своих хозяев

 

Хорек юлой вертится по полу. Хозяйка зоопарка Мария забыла закрыть дверцу клетки, когда меняла подстилку из опилок, и зверек выскочил наружу. Тут же на него молнией кинулся черно-бурый лис Тузик. Беды было не избежать, но хорька спасла металлическая сетка вольеры – лисица со всего маху впечаталась в нее, отлетела, и снова бросилась…

– Тузик у нас такой – ни одного хвоста не пропустит, – смеется сотрудница зоопарка Лиза, ловя хорька. – Но он не самый активный тут. Вот опоссумы – сумасшедшие ребята! Каждую ночь колбасятся.

Пока «юлу» водворяют на место, Тузик не унимается – яростно царапает лапами проволочное ограждение: «Ну, откройте, дайте хоть на полсекундочки, я его – р-раз!» Но хорька в обиду здесь никто не даст. Тузик успокаивается и отходит в уголок, где лежит его подружка – рыжая лиса Рада…

Такие картинки из жизни дикой природы может теперь увидеть каждый томич. В городе открылся первый стационарный зоопарк. Его адрес – ул. Р. Люксембург, 48.

 

От девицы по синице

Хозяева зоопарка – супруги Евгений Шворнев и Мария Вторушина, она ветеринарный врач. Разнокалиберных животных собирают уже шесть лет. Часть из них покупали сами, других приносили горожане – в основном охотники.

– Подберут в лесу раненого, искалеченного зверя или птенца – и к нам, – рассказывает Евгений, человек с усталыми глазами. – Норок приносили, попавших в капкан, ежей. Одна из носух аж с Украины приехала – девочки домой купили, но она за два дня так всех загрызла, что ее нам отдали. А этим летом притащили игуану и хвост отломанный в комплекте: нате, мол, может, приделаете…

У Евгения нет специального образования, поэтому, когда ему приносили очередного питомца, он тут же начинал листать книги о животных – а это что за вид? Если книги оказывались бессильны, Евгений созванивался с ветеринарными врачами, хотя случалось, что и те ничего вразумительного сказать не могли.

– Общался раз с профессором-орнитологом из одного крупного зоопарка – такой ерунды мне наговорил про птиц! – сокрушается Евгений. – «Как это у вас сова не пьет?! Она должна пить! Может, она воду не видит? Вот поставьте ей тазик, она будет идти, наступит и будет пить». Профессор, видно, забыл, что хищные птицы получают воду из пищи… Так что часто приходится полагаться на собственный опыт общения с животными, да и жена помогает – она у меня хороший специалист по диковинному зверью.

 

Великое переселение

Томский зоопарк – это три зала в капитальном доме в самом центре Томска. Площади арендуют. До того как переехать сюда, животные обитали на станции юннатов на ул. Карташова. Но вскоре им там стало тесно.

– Да и нам с женой хотелось поскорее открыть настоящий зоопарк. До этого мы устраивали выставки – например, в художественном музее. Но делали это редко, – объясняет Евгений.

Смену адреса пережили не все питомцы. Ушастая сова и парусная агама умерли через пару дней после новоселья.

– Любой переезд для животных – огромный стресс, – вздыхают Мария и Евгений.

 

Гордецы и философы

…Полпятого вечера, а значит – время менять подстилку в клетках (это делают два раза в день) и кормить питомцев. Животные – лучше любых будильников: уже на взводе. Носуха Марик нарезает по клетке круги, осоед в среднем зале кричит в ожидании мисочки с творогом, а южноафриканский полосатый мангуст Ричард вцепился длинными черными коготками в волосы хозяйки, подметающей опилки, – для него это своеобразный аперитив перед ужином. И только енот-полоскун Шрек свернулся клубком в углу клетки и совершенно безразличен к происходящему вокруг…

Как говорит Евгений, сколько зверей, столько характеров. В его с Марией коллеции более ста видов млекопитающих, водоплавающих, земноводных, крылатых, паукообразных, и среди них кого только не встретишь. Мохноногий сычик по кличке Сычок смотрит, свернув голову набок, и в его умных – в пол-лица – глазах блестит сократовская ирония: «Чего ты пришел, мальчик? Звериной неволи не видал?» Енотиха Фиона будто юная прелестница дуется и фыркает, стоит только присесть на корточки рядом с ее клеткой. А канюк глядит с высоты своего сухого дерева, как пленный бонапартов генерал смотрел на подходивших к нему солдат-англичан – гордо подняв голову.

– Гордец-то гордец, да только грязнули они с осоедом страшные! – качает головой Евгений.

Однако не только философы и красотки в томском зоопарке. Вот за стеклом одного из террариумов свернулось продолговатое существо с головой, похожей на сердечко, и рожками на носике. Вдоль всего хребта его коричневой в бежевых ромбах шкурки тянутся дорожной разметкой белые полоски. И мало кто из посетителей знает, что это – дорога на тот свет: укус габонской гадюки убивает почти мгновенно, и медицина чаще всего тут бессильна.

А вот посетителю – мальчику лет трех – приглянулся совсем юный сетчатый питон. Пока мама с ужасом разглядывает мохнатых пауков, два малыша с любопытством уставились друг на друга. Мальчик смотрит с сожалением – змейку нельзя забрать домой. Питон тоже грустит – ему пока не хватает целых девяти метров в длину, чтобы проглотить парнишку, как это когда-то сделал один из его индоевропейских сородичей…

 

Хочешь смотреть – помоги!

Любопытно, что средняя продолжительность жизни в неволе у многих зверей на порядок выше, чем в дикой природе. Например, носухи живут 4–6 лет, в зоопарке же – целых 20. Это потому, что зверь здесь защищен и хорошо накормлен. А если его принесли с какой-либо травмой, то для него это место – едва ли не единственный шанс остаться вживых. Однако томский зоопарк, не успев открыться, уже сам может оказаться под угрозой исчезновения: семейного бюджета Евгения и Марии едва хватает, чтобы заплатить за аренду. Супруги обивали пороги чиновников, но пока безрезультатно.

– Недавно приходили из департамента культуры, обещали помощь, правда, только в следующем году, – рассказывает Евгений. – Ходили и в мэрию – там обещали помочь, но не знают, как это сделать… А пока так и живем – мне-то и лапша быстрого приготовления сгодится, а зверям без мяса – никак.

…Мангуст Ричард удрал из хозяйских рук и полез к клетке лис. Тузик бросился, но опять мимо кассы – мангуста уже водворили на место, под клетку суслика длиннохвостого, у которого свое развлечение – выталкивать сквозь щели в клетке опилки. И только енотовидная собака Дина смотрит грустными агатовыми глазами и лижет просунутые сквозь решетку пальцы…

Хозяева зоопарка надеются на помощь бизнеса и общественных организаций. Некоторые из животных уже ее получили – так, у зайцев-беляков появился официальный спонсор в лице общественной организации «Майский союз». Остальным приходится ждать, хотя они и не ведают своих проблем.

  

На содержание животных в томском зоопарке каждый день уходит 1,5–2 тыс. рублей. На аренду помещения требуется около 48 тыс. рублей ежемесячно. Чтобы хоть как-то покрыть расходы, учредители продают рыб и некоторых неопасных рептилий в качестве домашних животных, но денег все равно не хватает.

 

Некоторые обитатели зоопарка могут запросто проглотить ребенка

 

Сотрудница зоопарка Лиза еще учится в школе. С обитателями зверинца познакомилась на одной из выставок. После этого пришла к Евгению и Марии и попросилась в помощницы

 

Евгений Шворнев собрал более ста видов животных. Многих из них в снежной Сибири больше нигде не встретишь

 

Мария Вторушина – ветеринарный врач, настоящий спец по диковинному зверью

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *