Друг или брак

Из-за некачественной помощи адвоката супружеская пара может потерять 1,5 млн рублей

В своей повседневной жизни люди все чаще вынуждены прибегать к помощи адвокатов. Все правильно: возникающие правовые коллизии бывают настолько сложными, что без поддержки профессионального юриста в них невозможно разобраться.

Адвокат становится духовником, которому человек поверяет свои тайны, и лучом надежды на благоприятное развитие событий. За услуги, разумеется, доверитель платит. И он готов идти на любые расходы, лишь бы выиграть дело. Увы, заплаченные деньги не всегда являются гарантией качественной помощи. Пример томских супругов Швабауэр – тому подтверждение.

 

Головная боль вместо квартиры

В 2008 году .Владимир и Людмила Швабауэр, несколько лет вместе с родней копившие деньги на квартиру, сумели собрать 1,5 млн рублей и стали подыскивать подходящий вариант. Таковой нашелся через объявление в газете: строительная компания «Глыба» (все названия и имена, кроме пострадавших персонажей, в материале условные. – Т.В.) предлагала принять участие в долевом строительстве и приобрести через переуступку однокомнатную квартиру. Супругов устроило все: стоимость – 1 млн 550 тыс. рублей, место – рядом с их домом, срок сдачи – декабрь 2008-го. Будучи людьми серьезными, чтобы избежать юридических каверз и ошибок, они решили действовать не самостоятельно, а через риэлторскую контору «Уютный дом». Представители конторы все проверили, вплоть до документов на квартиру, и заверили покупателей: все в порядке.

Муж и жена Швабауэр с участием менеджера «Уютного дома» оформили договор об уступке права на строящееся жилье, полностью рассчитались с переуступщицей, оплатили немалые риэлторские услуги (46 тыс. рублей) и стали ждать сдачи квартиры. Проходят месяц, другой, а на строительной площадке – тишина. Встревоженные супруги обратились к директору строительной компании и узнали шокирующую новость: к основному договору между компанией и переуступщицей имеется дополнительное соглашение, согласно которому срок сдачи передвинут на два года. Женщина-продавец скрыла от покупателей этот существенный факт. Иначе говоря, ввела в заблуждение, или проще – обманула.

 

Нас унижающий обман

Владимир и Людмила схватились за головы: знай они о соглашении с новым сроком сдачи, ни за что бы не ввязались в авантюру с этой квартирой, нашли бы другой, более надежный вариант. Получилось, что их подставили со всех сторон. Переуступщица обвела вокруг пальца, обманом вытянув больше 1,5 млн: так, на вопрос супругов, почему спешно продает долю, она объясняла, что мужа переводят в другой город (оказалось – вранье). Строительная компания тоже не сочла нужным сообщить о наличии дополнительного соглашения (дом, между прочим, до сих пор не строится), а риэлторская контора, которая должна была тщательно проверить все обстоятельства и риски, не выполнила свои обязательства.

Что делать? Успокоиться. И через суд доказывать недействительность сделки. Супруги обратились за помощью к опытному адвокату Х. Та, посмотрев бумаги, заверила – дело абсолютно беспроигрышное, правда на вашей стороне. Поначалу так и оказалось: мировой суд признал справедливость претензий Швабауэр к риэлторской конторе, поставившей их в дурацкое положение, и полностью удовлетворил их иск. А дальше стали происходить странные вещи, связанные, по мнению супругов, с недобросовестностью их адвоката.

 

Ляп за ляпом

Компания «Глыба» опротестовала решение мирового суда, обратившись с апелляцией в районный суд. На первое заседание адвокат Х. не пришла, объяснив это тем, что присутствовала на рассмотрении другого дела. Не явилась она и на следующее заседание. Вердикт районного суда ошеломил Швабауэр, поскольку был прямо противоположным решению суда мирового. Сегодня, анализируя события в ретроспективе, Владимир и Людмила видят в действиях адвоката много ошибок, странных шараханий и подозрительных нюансов.

Например, вовремя подписанную клиентом надзорную жалобу на решение суда Х. передала в инстанцию с нарушением срока. А это грубейший промах для опытного адвоката. Досадная канитель возникла и с предпринятой попыткой истца снизить размер госпошлины, такой совет тоже дала адвокат, утверждая, что якобы статус реабилитированного дает на это право. В результате истец напрасно потерял время да еще и наунижался.

Наводящей на нехорошие мысли показалась супругам сцена, свидетелями которой они стали в холле суда, когда подали иск к продавцу-обманщице. Увидев адвоката противной стороны, Х. бросилась к нему как к доброму знакомому, говоря, что очень рада снова работать с ним. А по окончании предварительного заседания, проигнорировав попытки Швабауэр посоветоваться с ней, села к нему в машину и уехала. И уж вовсе дико, с точки зрения доверителей, она повела себя в день судьбоносного заседания суда: Х. чуть не довела супругов до инфаркта, периодически названивая с указаниями «идите в суд – не идите, идите – не идите». Взрослые люди по ее требованию были вынуждены мотивировать свою неявку несуществующими болезнями. Им было чрезвычайно стыдно лгать помощнику судьи, но ослушаться своего защитника они не посмели, потому что полагали, что любое ее действие происходит в их интересах. В итоге – крах по полной программе: дело замерло, сроки обжалования пропущены, деньги зависли, квартиры нет, обманщики не наказаны.

 

Маленький человек, защищайся сам?

Мы все неграмотные в правовом отношении. Не знаем, чем кассация отличается от апелляции. Или в чем разница между договором купли-продажи и договором переуступки. Не ведаем, какие объекты нужно регистрировать в ТОРЦе, а какие нет. Все эти тонкости и должен знать адвокат. Поэтому, попав в сложную юридическую передрягу, мы доверяем ему как богу. А он? Нахватав десятки дел, мечется между судами, не успевая внимательно разобраться в каждой коллизии. Ненадлежащим образом оформляет серьезные документы. Пропускает сроки исковой давности. И более того – напрямик дает повод доверителям усомниться в своей добросовестности и честности. По крайней мере, в нашем конкретном случае это именно так.

– Мы доверились профессиональному юристу, – говорят отчаявшиеся найти справедливость супруги Швабауэр, – а он поступил с нами как с мусором, практически забыв о нас после получения оплаты услуг, не являлся на судебные заседания, готовил путаные и безрезультатные документы. Из-за «помощи» такого адвоката мы не только не вернули огромные для нас денежные средства, но влезли в долги и потеряли веру в возможность профессиональной защиты.

Мазать черной краской всех адвокатов, конечно же, неэтично и несправедливо. Большинство из них добросовестно и честно защищают права своих подзащитных. Но когда происходят истории, подобные той, в какую попали супруги Швабауэр, тень падает на все профессиональное сообщество.

 

Комментарий

Наталья Сапунова, юрист «ТВ»:

– Комментировать этот случай одновременно и просто, и сложно. Просто – если взять и сказать напрямик, что, дескать, злоупотребил адвокат доверием клиентов, напортачил, более того – мог ведь и договориться с противной стороной за деньги, чтобы погубить судебную перспективу дела, и поэтому водил их безрезультатно более года по инстанциям, только зря бумагу изводил… Но, зная не понаслышке о том, как нелегко верно оценить юридические обстоятельства попавшего к тебе сюжета, как сложно без ошибок выстроить схему защиты и правильно провести дело в суде, я могу только сожалеть, что для такой кропотливой работы нет дополнительных часов в адвокатских сутках. Ведь адвокат – это такая же профессия, как и иные, и работают в этой профессии такие же люди, как все иные, и снедают их те же заботы и хлопоты, как и всех нас. Но все-таки в этой профессии есть некая особенность, которая в корне отличает ее от многих прочих – помимо норм закона о своей деятельности, профессиональные отношения адвокатов друг с другом и клиентом определяют правила «Кодекса профессиональной этики адвоката». И всуе подзабытые понятия, такие как «честь и достоинство», «добросовестность и разумность», «злоупотребление доверием и уважение прав», этот кодекс неукоснительно к адвокатской профессии применяет. А обманувшиеся в своем защитнике люди имеют право обратиться в Адвокатскую палату Томской области с просьбой надлежаще их рассудить. Насколько мне известно, супруги Швабауэр обратились в палату с заявлением о своих мытарствах. Пока неизвестно, что решит дисциплинарная коллегия. Верю в объективность, справедливость и законность разбирательства – а как же иначе, моя профессия к этому обязывает.

 

«Адвокат вправе беседовать с процессуальным противником своего доверителя, которого представляет другой адвокат, только с согласия или в присутствии последнего».

«Кодекс профессиональной этики адвоката», ст. 14, п. 2.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *