Благородная Матрона

Матрешки Тамары Хохряковой как гимн русской женщине

Свою первую матрешку Тамара Хохрякова купила на Арбате: «Ходила между торговых рядов и любовалась», – вспоминает женщина. – И вдруг увидела матрешку – красивую, с позолотой, авторской работы. Сколько?! 220 рублей!»

Ее зарплата учительницы истории была на тот момент немногим больше – 240. «Неужели кто-то может себе такую позволить?» – крутилось в голове. Покупатель нашелся прямо на ее глазах: изъяснялся на английском, рассчитывался долларами. А продавщица любезно паковала сувениры.

– Такая обида меня взяла, – вспоминает Тамара Михайловна, – что нашу матрешку могут позволить себе только иностранцы, а русские люди ничего про нее не знают и не интересуются ее историей.

С Арбата Тамара Михайловна ушла все-таки не с пустыми руками. Купила простенькую промысловую матрену. Но именно с этой куколки началось ее нешуточное увлечение. Сейчас в коллекции Хохряковой уже тысяча экземпляров. И большая часть из них создана собственноручно. Тамара Михайловна – преподаватель студии «Русский сувенир», в которой обучает росписи ребят из пос. Светлого, автор методичек, брошюр по истории матрешки.

– После той поездки я задалась целью: сама научусь расписывать матрешку и научу других. Пусть о ней все узнают!

 

Внучка японского деда

Тамара Михайловна с упоением рассказывает:

– Первая матрешка появилась в России в 90-х годах XIX века. А дело было так: к меценату Мамонтову, который занимался коллекционированием игрушек народов мира, привезли из Японии фигурку добродушного мудреца Фукурума. Старичок открывался, а в нем оказывался еще один – поменьше. И еще поменьше. Забава так всем понравилась, что токаря Василия Звездочкина попросили выточить из дерева похожие фигурки. Роспись поручили Сергею Малютину, который тогда занимался преимущественно иллюстрацией детских книжек: он и расписал деревянные фигурки под девочек и мальчиков. Так на свет появилась первая матрешка.

С выбором имени долго не мудрствовали – пышная деревянная девочка получила самое распространенное деревенское имя – Матрена.

– Вряд ли тогда кто-то задумывался, что в переводе с латинского «матрона» – благородная мать семейства, – отмечает Тамара Михайловна.

Копия первой матрешки от Сергея Малютина есть и в ее коллекции. Глазки у нее не красками нарисованы, а сделаны с помощью выжигателя. В руках первая матрешка держит черную курочку.

На международной выставке игрушек во Франции в 1900 году русская Матрешка получила мировое признание. На свой лад расписывали деревянных истуканчиков в Германии, Франции, Англии, но нигде так не прижилась Матрена, как в России:

– Матрешка воплощает собой представление о красоте русской женщины: пышная, румяная, способная к рождению детей, с большими глазами и губками бантиком. Как же такую не увековечить! – улыбается Тамара Михайловна.

 

Все матрешечное разнообразие

Тамара Михайловна регулярно выставляет свою коллекцию на широкое обозрение. Сама проводит экскурсии. Рассказать есть о чем: вот копия первой русской матрешки, оригинал которой хранится в Сергиево-Посадском музее игрушек. Рядом промысловые: семеновская, сергиево-посадская, полхов-майдановская (называются по месту производства). Расписывалась такая матрешка поточным методом, поэтому и куколки в ней отличаются только размером.

Авторская матрешка – другое. На каждой – свой особенный рисунок. Такая куколка может воплощать самые смелые задумки художника, рассказывать целые истории. Но и стоит дорого. Часть экземпляров в коллекции Хохряковой – копии чужих работ, увиденных в альбомах, на выставках. Есть и ее собственные авторские циклы. Матрешки, разрисованные по мотивам сказок Пушкина. Матрены разных национальностей и цветов радуги. Есть свадебная матрешка – ее Тамара Михайловна рисовала в честь женитьбы сына. А еще – сувенирная серия с символами Томска.

 

Нарисовать душу

Сувенирная матрешка во времена невыплаты зарплаты была для Тамары Хохряковой ощутимым подспорьем.

– Но такая у меня изжога начиналась, когда приходилось рисовать «под копирку»! – вспоминает Тамара Михайловна.

Поэтому как только материальное положение выправилось, занятие это бросила. Сейчас рисует для души и лишь изредка принимает заказы на роспись матрешек с логотипами предприятий или портретами.

Ей не раз предлагали работать на импорт. «Лица у ваших матрешек особенные, живые. Глаза – не бездушные», – искренне восхищались московские бизнесмены.

– Я ведь в них душу вкладываю. Рисую с умилением, – объясняет художница. – По старой технологии росписи сначала рисуют сарафан, а потом лицо. А я так не могу: сначала рисую глаза, а потом одеваю.

О том, чтобы продать коллекцию, Тамара Михайловна даже не думает – пусть люди смотрят и радуются. Радость для нее – читать благодарные записи в альбомах:

– Многие даже не подозревали о существовании авторской матрешки, – делится наблюдениями Тамара Михайловна. – А в альбомах пишут: увидели – полюбили. И мне эти признания – дороже денег.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *