Самосуд

Преступник вынес себе смертный приговор и сам привел его в исполнение

10 декабря 2010 года в дежурную часть Кожевниковского РОВД зашел окровавленныймужчина. «Я человека убил, – заявил он с порога – задержите меня». В подтверждение сказанному показал нож. Дежурный оперуполномоченный поначалу не поверил, набрал номер участкового: «Съезди на адрес, посмотри, что там»…

Цена одного слова

По словам Геннадия Звонарева, пришедшего сдаваться в милицию, он убил приятеля во время пьяной ссоры. Пока человек описывал свои злодеяния, выражая при этом полную готовность понести наказание, из Кожевникова вернулся участковый: «Все точно, – сказал он, – в бане лежит окровавленный труп».

На место преступления для проведения осмотра сразу же отправились сотрудники Шегарского межрайонного следственного отдела и оперуполномоченные местного РОВД.

– Я к нему просто в гости зашел, – рассказывал позднее Звонарев. – Пашка в последнее время в бане жил, потому что дом у него сгорел. Я покупал иногда бутылочку, посидим, поговорим. И в этот раз так же было. Выпили, а потом он меня обзывать начал, да так, что любому человеку обидно станет. На меня злость нахлынула, и начал я бить Пашку ножом. Он умер. А я сразу к вам…

– Оскорбление, которое стало смертельным для Павла Лемешева, было довольно специфичным, – говорит заместитель руководителя Шегарского МСО СУ СКР по Томской области Дмитрий Матвеев, – особенно обидно оно звучало для Звонарева, который неоднократно привлекался к уголовной ответственности, правда, на момент происшествия все его судимости были уже погашены. Видимо, сказанное приятелем действительно вызвало у него вспышку агрессии. Звонарев не ограничился одним ударом, он нанес жертве девять колото-резаных ран в область спины и шеи. Шансов на выживание у пострадавшего практически не было.

Ушел, не прощаясь

На этапе предварительного следствия Звонарев активно помогал сотрудникам МСО, написал явку с повинной, подробно рассказал об отношениях с Лемешевыми, о событиях того рокового дня, участвовал в следственных экспериментах на месте происшествия.

– Человек демонстрировал неподдельное раскаяние, – говорит Дмитрий Матвеев, – с таким поведением не часто приходится встречаться, гораздо чаще обвиняемые идут в отказ, пытаясь свалить всю вину на погибшего. И уж тем более редкость, когда преступник приходит сдаваться сам. Звонарев по первому же зову являлся на допросы, скрываться не собирался, поэтому находился под подпиской о невыезде.

За два месяца нами были собраны все материалы уголовного дела, включая результаты необходимых экспертиз. После того как обвинительное заключение подписал прокурор, копию документа вручили Звонареву. Само дело 10 февраля передали для рассмотрения в суд. На этом наша часть работы была закончена.

А 22 февраля в милицию позвонила жена подсудимого: «Геннадий покончил с собой. Повесился в сарае».

– Он как обвинительное заключение на руки получил, совсем сник, – рассказывала женщина, – все перечитывал его и плакал. Конечно, и во время следствия Гена ничему не радовался, грустил часто, но чтобы так… Прямо места себе не находил. А тут говорит мне: «Пойду дров наколю побольше, с запасом, если меня посадят, чтобы тебе потом надолго хватило». Ушел, час нет, два, три… Я захожу, а он прямо там над кучей свеженарубленных дров висит. Не выдержали, значит, нервы…

Теперь остается только догадываться, что толкнуло Звонарева на столь отчаянный поступок. То ли угрызения совести, то ли нежелание отбывать срок. Будучи человеком ранее судимым, он отлично осознавал, что отделаться условным наказанием даже при всех имеющихся смягчающих обстоятельствах наверняка не получится. Теперь Кожевниковский районный суд прекратит уголовное дело в связи со смертью подсудимого. Виновный уже вынес себе приговор и сам привел его в исполнение.

(Имена и фамилии фигурантов изменены)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *