Кинотеатр как место для дискуссий

В Томске показали острые документальные фильмы

Первый мини-фестиваль документальных фильмов проекта «Frontline в России» прошел в Томске в минувшие выходные. На суд публике было представлено семь картин российских и зарубежных авторов.

Стартовал фестиваль в театре «Версия» с показа биографической истории военного фотографа Роберта Кинга «Кровавый след». Фильм «Возвращение Александра Сергеевича в Россию» Дмитрия Завильгельского о молодом ученом, который после работы за рубежом решил вернуться на родину, и зарисовку «Наши» о молодежном лагере Селигер голландца Дайи Каэн должны были показать в ТГУ. С руководством вуза были достигнуты предварительные договоренности, но за день до начала фестиваля его организаторы вдруг получили отказ.

 

Подпольные «Наши»

Вечерний показ в субботу получился по-настоящему подпольным. Фестиваль приютил киноклуб «Латерна Магика» в Академии фотографии: подвальное помещение не вместило всех желающих.

– Подобные случаи в нашей практике были, но все-таки это редкость, – замечает координатор «Frontline в России» Юрий Бурцев. – Мы демонстрировали очень разное кино, в том числе и фильмы, которые российские власти пытались запретить. Но фильм «Наши» – совершенно безобидная зарисовка.

Работа Дайи Каэн – это набор сюжетов о палаточном лагере Селигер разлива 2007-го, когда тот был еще не всероссийским форумом, а местом сбора движения «Наши». Кадры походного быта перемежаются репликами о патриотизме, герои зарисовки рассказывают о своей главной цели – «сделать Россию глобальным лидером XXI века». Завершают фильм кадры «резервации» под кодовым названием «США». За оградой под пристальным взглядом американских полицаев беснуется Владимир Сорокин, расхаживают Борис Березовский, Людмила Алексеева. Мелькает в кадре Михаил Ходорковский в тюремной робе. Вот, пожалуй, и все.

На предложение обсудить фильм первым делом откликнулись сторонники Селигера, представленные небольшой коалицией. Ребята уверяли: фильм устарел. Сегодня форум – это возможность реализовать свои инновационные, творческие, бизнес-проекты, встретится с випами и получить новые знания.

– Почему тогда портреты «врагов народа» Шевчука, Алексеевой, Ходорковского появились на Селигере в прошлом году? – публика настроена на диалог.

– Мы этого не одобряем, – пытается внести ясность представитель Селигера в ТО Алена Перебаскина. – Почему этих людей туда поместили именно в этом ракурсе? Потому что они однажды себе позволили о русском народе высказать какие-то нелепые вещи…

 

Совесть и смерть Магнитского

Пожалуй, самым ярким показом в воскресенье стал фильм «Магнитский – Закон. Судьба. Справедливость» голландцев Ганса Германа и Мартина Маата. В модерации дискуссии Юрию Бурцеву помогала столичный журналист Ольга Романова.

В процессе расследования дела о рейдерском захвате компании Hermitage Capital в России юрист Сергей Магнитский, как утверждает целый ряд журналистов и правозащитников, раскрыл коррупционные схемы, с помощью которых из бюджета уводились миллиарды рублей. В октябре 2008-го дал соответствующие показания следствию. А уже 24 ноября того же года был арестован по обвинению в том, что помог главе фонда Hermitage Capital уклониться от уплаты налогов. После 11 месяцев предварительного заключения Магнитский скончался в больнице СИЗО. В основе фильма лежат дневники, которые Сергей вел за решеткой, рассказы родственников, адвокатов, правозащитников.

Ольга Романова не понаслышке знает о расследовании дел, связанных с экономическими преступлениями: ее муж Алексей Козлов, гендиректор компании «Корфинанс», осужден на 8 лет по той же статье, что вменялась Магнитскому. Последние три года Романова ведет борьбу за освобождение мужа – считает, что дело сфабриковано и носит заказной характер. И таких дел, по ее мнению, в судах сотни:

– Дело Ходорковского – просто самый громкий пример. Но уверяю вас, точно так же выносятся приговоры и по другим делам об экономических преступлениях.

 

Альтернативный взгляд

– В коллекцию нашего проекта мы намеренно берем фильмы, которые представляют альтернативный общему информационному фону взгляд на те или иные события, – объясняет Юрий Бурцев. – Это не протест. Это не экстремизм. Это альтернатива, которая позволяет людям убедиться, что есть другой взгляд на те или иные вещи.

Свою точку зрения представители «Frontline в России» не навязывают. Не было единства в оценках и среди томской аудитории.

– К сожалению, в России слабо развита культура показа документальных фильмов, культура дискуссий, – замечает Бурцев. – Мы пытаемся переломить эту ситуацию: устраиваем показы, привозим качественных модераторов. Для того чтобы организовать постоянную площадку в Томске, нам надо найти помещение для просмотров, и тогда мы готовы приезжать и показывать.

 

– На фестиваль мы берем те фильмы, в которых звучат какие-то важные проблемы, и они либо закрыты для свободного обсуждения, либо к ним нет доступа у широкого круга людей. При этом показ фильма не самоцель. Мы используем документальное кино как инструмент дискуссии, – говорит координатор «Frontline в России» Юрий Бурцев.

 

Справка «ТВ»

Международный дискуссионный клуб Frontline Club начал свое существование в 2003 году в Лондоне. Первоначально представлял собой сообщество журналистов-фрилансеров, работавших в зонах военных конфликтов. Сейчас среди членов клуба более 2 тыс. представителей информационной журналистики.

«Frontline в России» – совместный проект Frontline Club и Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *