Во главе угла – пациент

Врачи и страховщики обсуждают новый закон об ОМС

С новым законом об ОМС пока еще много неясностей. Нормативные документы и законы-спутники, подробно описывающие, как в той или иной ситуации должны поступать страховщики, врачи и пациенты, понемногу дорабатываются. Но закон-то уже вступил в действие с 1 января.

Несмотря на сложности нынешнего, столь краткого адаптационного периода, специалисты новый закон приветствуют, поскольку отправная точка в нем – интересы пациента. Все для него: право выбора врача и страховой компании, равноправие унифицированного полиса во всех больницах и всех регионах страны, многоуровневая система защиты от некачественного лечения и незаконных поборов. Впрочем, что ж тут удивительного – больной по определению существует в страдательном наклонении, его и положено защищать. О том, каких сложностей и каких преимуществ от введения нового закона ждут «действующие лица» рассказали в ходе «круглого стола» «ТВ» томские страховщики и главврачи.

   

   

В круглом столе участвовали:

– Виктор Козлов, исполнительный директор ТТФ ОМС

– Филипп Кектышев, директор Томского филиала ОАО «Страховая компания «СОГАЗ-Мед»

– Виталий Грахов, главврач межвузовской больницы

– Олег Правдин, главврач роддома № 2

– Виктор Карташов, главврач городской детской больницы № 1

– Лев Кудяков, главврач поликлиники № 6

– Владимир Мартынов, заместитель начальника управления здравоохранения администрации Томска

 

Перестраиваемся на ходу

Виктор Козлов:

– Напомню: первый закон об ОМС был принят в 1991 году, но действовать начал только с 1993-го – тогда у нас было время подготовиться и во всем разобраться. А теперь приходится перестраиваться на ходу. Но тема не новая: этот закон не отменяет принципов сложившегося в стране обязательного медицинского страхования, а наоборот – развивает их. Углубляет роль страховых компаний. Движение средств в здравоохранении делает более прозрачным и контролируемым. И выбор страховой компании, клиники, врача оставляет за потребителем медицинской услуги – пациентом. Таким образом, создаются реальные предпосылки для развития конкуренции на этом поле. Закономерным следствием всего этого должно стать улучшение качества и доступности медицинской помощи населению.

– Самая волнующая для людей тема – это предстоящий выбор поликлиники, врача, страховой компании…

– В прежнем законе было заложено противоречие: одна статья декларировала право каждого гражданина на выбор компании, а другая обязывала это делать страхователя (работодатель должен страховать своих работников, администрация субъекта РФ – неработающих граждан). На практике компанию действительно выбирал за работника работодатель. Это приводило к серьезным неудобствам для филиалов, вертикально-интегрированных компаний – десятки тысяч томичей оказывались застрахованными в Новосибирске, Тюмени, Москве, потому что в этих городах находились головные офисы организаций, где они работали. А вот право прикрепляться к поликлинике по своему выбору номинально в регионе существовало, но на деле этим пользуются немногие томичи.

 

Советуем не торопиться

– Как менять старый полис на новый? Куда идти? Когда?

Виктор Козлов:

– Если вы выбрали новую страховую компанию, вы можете прийти туда и написать заявление хоть завтра – вас застрахуют и выдадут полис. Но он будет старого образца. Заявления на получение нового унифицированного полиса (бумажного или электронного) будут приниматься в страховых компаниях с 1 мая. В течение месяца, пока этот полис с уникальным номером (номер не будет меняться при переходе человека из одной страховой компании в другую) будет изготавливаться, человек сможет пользоваться временным свидетельством.

Если вы решаете остаться в своей компании, то ходить пока никуда не надо: все полисы, выданные до 31 декабря 2010-го, действуют и сейчас – до замены на полис единого образца. Замена будет идти постепенно – до 1 января 2014 года. Единый полис позволит вам получать медпомощь не только в Томске, но и в любом медучреждении любого населенного пункта РФ. Например, тем же стрежевчанам проще поехать лечиться в Нижневартовск, чем в Томск…

– Как выбрать страховую компанию?

– Выбирать надо из тех, которые заявили о готовности работать в системе ОМС на территории области. Их в 2011-м, как и в прошлом году, три – «СОГАЗ-Мед», «Медика-Томск» и «Макс-М». Сменить компанию по закону можно раз в год – до 1 ноября. И опять-таки лучше не спешить, в течение года присмотреться к ним. Подробную информацию о деятельности каждой СК мы вывешиваем на сайте www.ttfoms.tomsk.ru, регулярно печатаем пресс-релизы…

– Как же от всего этого может улучшиться качество помощи?

– Между СК возникает реальная конкуренция, ведь люди будут смотреть, какая компания лучше защищает права пациента. Хотя реально движение еще не началось, ряд компаний уже открыли, к примеру, круглосуточные горячие телефонные линии, более активно начали работать по жалобам граждан, обращаться в суд… Кроме того, страховая компания должна проверять лечебные учреждения и штрафовать, если помощь оказана некачественно или не в полном объеме.

– Не случится так, что человек захочет застраховаться, а в СК ему скажут – вы нам не нужны?

Филипп Кектышев:

– Нет, это исключено. Закон 326-ФЗ четко прописал право застрахованного на выбор или замену страховой компании. В случае нарушения этих прав предусмотрены штрафные санкции со стороны ТФОМС. Закон принимался, чтобы создать реальную конкуренцию на медицинском рынке. Чтобы человек выбирал лучшее: больницы и страховые компании, где он чувствует реальную заботу о себе, где ему проще, спокойнее, надежнее, комфортнее. Это значит, страховая компания уже не формально, а реально должна помогать застрахованным. Мне кажется, начало реальной конкуренции среди страховых компаний уже положено.

– Но ваша компания и раньше работала в системе ОМС – многие предприятия страховали у вас своих работников…

– Самая большая часть застрахованных – неработающее население. Все они до сих пор были застрахованы в «Медика-Томск» и «Макс-М». Сейчас получается, что на это поле могут выходить и другие компании, работающие в ОМС.

– То есть в целом компанию «СОГАЗ-Мед» закон порадовал?

– Да, у нас появилось больше шансов для развития. У страховой компании по новому закону больше полномочий: больше внимания уделяется экспертной работе, за некачественные или оказанные не в полном объеме услуги, за потраченные нецелевым образом средства СК может снимать с финансирования ЛПУ существенные штрафные суммы. Но и ответственности стало больше…

– А компании готовы принять большое количество граждан, которые придут страховаться в индивидуальном порядке?

– Проблема здесь есть, но она в первую очередь психологическая: граждане в основном еще плохо понимают, зачем им выбирать. Зачем вообще что-то менять, если принципиальной разницы они не видят? Но это пока…

Есть и сложность организационная: нормативная база меняется существенно, документы приходят с задержкой, нам очень трудно на ходу встраивать их в свою работу. Но я считаю, страховщики с этой ситуацией справятся. И «СОГАЗ-Мед», безусловно, заинтересован в том, чтобы как можно больше граждан приходило страховаться в нашей компании.

 

Выбирай кого захочешь

– Право пациента выбирать клинику и врача в законе прописано недвусмысленно, причем переприкрепляться человек может хоть ежемесячно, отказать ему не имеют права. Я могу прийти, к примеру, в межвузовскую больницу?

Виталий Грахов:

– Конечно. Студенты уже более трех лет обслуживаются не по территориальному принципу: мы не только прикрепляем к нашей больнице, но и выезжаем на вызовы в любую точку города, а также в пос. Светлый, Тимирязевский – во все присоединенные территориии. За исключением, разве что, закрытого Северска.

Если томич, не имеющий отношения к вузу, захочет прикрепиться к межвузовской, отказа не будет. В последние годы появилась тенденция: выпускники университетов продолжают обсуживаться у нас…

Это объяснимо. Например, на базе больницы работает кафедра аллергологии и иммунологии СибГМУ и качество медицинских услуг в этой области одно из самых высоких в регионе. Применяем новые технологии – симбиоз с наукой позволяет это делать достаточно быстро и эффективно, у нас работает городской аллергологический кабинет, дневной стационар. В нашей поликлинике действует городской центр планирования семьи и репродукции, благодаря ему мы включились в реализацию большой программы «Молодежь Томска», рассчитанной на 2011–2013 годы.

– А если я живу, к примеру, в Лоскутове, а лечиться захочу в городе?

Олег Правдин:

– Надо понимать: лечебное учреждение, прикрепив пациента, несет за него ответственность. Если женщина живет в Лоскутове или в удаленном районе, я вынужден ее не прикреплять. Ведь к женщине в положении или к тяжелому пациенту порой нужно каждый день ездить (или к ребенку, к лежачей бабушке, если речь об участковом враче). А не доеду я до пациента – страховая компания тут же мне выставит штрафные санкции – и права будет!

Виктор Карташов:

– Чтобы я мог взять удаленно проживающего ребенка и нести за него полную ответственность, мне нужно изменить всю систему оказания помощи. Придется каждого врача посадить на машину, пересмотреть нормативы… И все равно он физически вряд ли сможет за 4 часа работы на участке объехать 15–20 адресов в разных концах города и тем более – за городом. Поскольку мы не можем обеспечить медицинской помощью ребенка, удаленного от поликлиники территориально, то мы и не берем его, как бы того родители ни хотели.

Кстати, территориальность – не такой уж плохой принцип. Мы в детской поликлинике знаем своих пациентов поколениями, семьями…

Лев Кудяков:

– Не вижу особой проблемы. Мы принимаем всех, предупреждая: если потребуется вызов врача на дом, вас обслужит ближайшая поликлиника. Я пока не видел документа, который бы отменял принцип территориальности. А это значит, по экстренному вызову никакая больница не имеет права отказать жителю своего микрорайона, даже если он прикреплен к другой поликлинике. В этом случае больница просто выставит счет нам, и мы его оплатим.

– Можно прикрепиться к частному ЛПУ?

Владимир Мартынов:

– Если оно участвует в программе госгарантий – конечно.

– А если частник возьмется, да передумает?

– В законе есть важное новшество: если частник включается в выполнение программы госгарантий, он обязан доработать год. У нас были прецеденты, когда частники начинали работать по ОМС, но, увидев, что денег не так много, а проблем огромное количество, просто писали письмо: с завтрашнего дня в ОМС не работаем. Нам приходилось спешно искать замену брошенному населению. Мне кажется, с помощью нового закона на федеральном уровне постарались очень многие вещи прописать как можно более четко…

Как не погрязнуть в тяжбах

– Как вам кажется, конкуренция ЛПУ за пациента поднимет качество оказания медпомощи?

Лев Кудяков:

– Дело скорее не в этом… Министерство здравоохранения уже утвердило 19 порядков оказания медицинской помощи, на подходе – внедрение еще 40. То есть предполагается кардинальное улучшение качества оказания медпомощи населению и некое приближение к мировым стандартам. Но, несмотря на то, что поток собираемых с работающих граждан страховых взносов возрос, если сравнить деньги, которые идут на российскую медицину с тем, как она финансируется в развитых странах, наш поток станет похож на маленький ручеек… В 2010 году на лечение гражданина Германии тратилось около 3 тыс. евро в год (120 тыс. рублей), на российского гражданина – около 4 тыс. рублей. Там отчисления на здравоохранение составляют 10,7 % ВВП, в России – около 3,7 %.

Многие томские лечебные учреждения требуют капитального ремонта, практически везде – 30-процентный некомплект оборудования, а то, что есть, крайне изношено; кадровый голод; недофинансирование… Как выходить на высокий уровень стандартов при столь сложном материальном положении? Это практически невозможно.

И кстати – в законе об ОМС записано: учреждениям запрещается покупать оборудование стоимостью более 100 тыс. рублей за единицу…

Виктор Карташов:

– Вот-вот! А оборудование до 100 тысяч – это чайник! Сломается у нас или у них автоклав, которому 30 лет, так купить его мы уже не сможем. Значит, мы должны закрыть отделение? Дорогое оборудование теперь должен покупать учредитель – муниципалитет, субъект Федерации… Но в бюджетах эти средства не заложены.

Виктор Козлов:

– Это существенная проблема, и главврачи не зря бьют тревогу…

– При столь плачевном материальном положении и недостаточном тарифе высокие стандарты, подкрепленные полномочиями страховщиков, не превратятся ли для медиков в полновесную юридическую дубинку? Кто будет платить пациентам по судебным делам?

Олег Правдин:

– Чтобы этих дел не было, нужно прежде всего поднять зарплату медработникам. Любой касающийся медицины закон, даже самый лучший, не будет работать, пока там не будет хороших кадров. Пока в ЛПУ не пойдут молодые специалисты, и конкурс на должность врача не станет таким же высоким, как на Западе. Качественно лечит все-таки не аппарат, а врач…

Сейчас здравоохранение держится на старых кадрах, средний возраст – старше 50 лет. А что делать завтра? И вообще – какого качества мы можем требовать от врача с зарплатой 6–7 тыс. рублей?

Виктор Козлов:

– В здравоохранение уже нынче пойдут дополнительные деньги. Увеличив страховые взносы работающих, направляемые на медицину, на 2 % (раньше было 3,1 %, теперь 5,1 %), законодатель увеличил областной медицинский бюджет этого года на 1,5 млрд рублей. Эти средства пойдут на модернизацию регионального здравоохранения: капремонт и новое оборудование для ЛПУ, информатизацию, повышение стандартов… А 70 % средств, которые планируется потратить на повышение доступности медпомощи в амбулаторно-поликлиническом звене, как раз и пойдут на увеличение оплаты труда узких специалистов. Если же изменятся платежи за неработающее население, то денег станет еще больше…

Виктор Карташов:

– Одна беда: на дворе март, а дополнительных федеральных денег, обещанных на этот год, все еще нет. Они, возможно, поступят летом… Ну, пусть даже в апреле или мае… Но мы со своими тендерами по 94-му ФЗ сможем начать тратить их только глубокой осенью, и до конца года эту сумму явно не освоим.

 

Инициатива проведения «Круглого стола» исходила от журналистов редакции и от Томского регионального отделения Российской медицинской ассоциации (председатель правления Виталий Грахов).

 Как этол было:

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *