Томск – Чернобыль: в поисках впечатлений

Записки сибирского путешественника

Выехал из Томска. Автомобиль – это как другой мир. Вокруг тебя может лить дождь, валить снег, выть ветер, но тебя это все не касается, ты движешься вперед и почти не зависишь от внешнего мира.

 

Между Азией и Европой

Итак, еду третьи сутки. Интересно, где заканчивается Сибирь и начинается Европа? Для одних – в Омске, для других – на Урале. Я же думаю, что пока на дороге встречаются одни япономарки, я еду по Сибири, дальше начнется Европа.

Никак не могу привыкнуть, что за Уралом водители соблюдают правила дорожного движения – если на дороге сплошная линия, тебя никто не обгонит. У нас так не принято, возможно, поэтому в Сибири и сидел каждый четвертый мужчина. Может, начать соблюдать правила дорожного движения и перестать сидеть?

 

Белоруссия. Дороги

Раньше, когда у нас была свобода, а в Белоруссии диктатура, я сюда приезжал с нежеланием, сейчас, когда у нас свободы все меньше, а в Белоруссии все больше, я стал задумываться, а не переехать ли сюда жить – подальше от вечной грязи, хмурых лиц и убитых дорог.

Таких дорог, как в Белоруссии, в России не было никогда. Есть мнение, что это заслуга Лукашенко. Нет – отличные дороги здесь были и до него. Именно в Белоруссии я узнал, что такое звуковая дорожная полоса: если на нее наезжаешь, она начинает противно пищать. А сколько аварий они предотвращают, сколько жизней спасают. Если засыпает водитель за рулем, в России он разбивается, а здесь его разбудит писк из-под колес.

 

Украина. Зона отчуждения

На Украину я въезжал через Чернобыль. По карте определил его примерное местонахождение и поехал искать. Ведь коллекционировать нужно не марки или автомобили, а впечатления – это самое ценное.

Как только появились надписи, запрещающие сбор ягод и грибов, стало ясно, что еду в нужном направлении. Въехал в одну брошенную деревню – жуткое зрелище: дома в ней новые, в них жить и жить, а они брошены. Дороги все заасфальтированы, но с двух сторон их так затянуло кустами и деревьями, что ехать можно теперь только по середине дороги. Кругом ничего живого, собака не гавкнет, петух не прокричит, и самому выть хочется. До поездки я без задней мысли посмотрел «Сталкера» Андрея Тарковского – один в один.

На первом чернобыльском КПП меня беспрепятственно пропустили, на втором остановили и потребовали оплачивать штраф «за незаконное проникновение на закрытую территорию». Это здесь называется бизнесом по-чернобыльски. А что, им никто не указ, ни президент, ни министр, здесь свои законы, свои правила поведения, тут зона отчуждения.

Через 20 километров после последнего КПП в сторону Киева заколосились поля, стали встречаться жилые деревни, а в 60 километрах на дороге уже вовсю шла торговля ягодами и грибами, причем очень бойкая. Всем известно, что радиация способствует росту дикоросов, но никуда не денешься, и здесь людям нужно как-то жить.

Когда Украина отделилась от нас, первым делом они восстановили все храмы. Сегодня там нет разрушенных, недействующих храмов, ни католических, ни православных. Помнится, в прошлый приезд меня больше всего поразила сцена в одном из львовских автобусов: когда мы проезжали мимо собора, почти весь автобус перекрестился. Можно ли такую сцену представить в России?

 

На перекрестке трех дорог

Пора возвращаться на Родину. На границе государств выехал на перекресток трех дорог: поедешь направо – выедешь к русской таможне, налево – к белорусской, а вернешься – на Украину.

Теперь еду вдоль границы с Литвой. Заехал в Пушкинские горы – поклониться могиле поэта. При подъезде к Пушгорам, как их здесь называют, стали встречаться деревеньки со сказочно-поэтическими названиями: Матруньки, Пустыньки, Горушка, Коноплюшка – неудивительно, что именно здесь родился гениальный сказочник. Здесь все и сегодня живет именем Пушкина: есть кафе «Лукоморье», отель «Арина Родионовна», даже районный суд называется Пушкинским.

Следующая остановка – город Изборск, в котором сохранился древний полуразрушенный замок, построенный князем Трувором, братом легендарного Рюрика. Есть легенда, что, пока будет стоять этот замок, до тех пор не падет последний русский воин. Поклонился этому оплоту России и поехал дальше…

Томск – Минск – Чернобыль – Киев – Пушгоры – Псков – Изборск

Андрей Сотников

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *