Седина в бороду, дурь в голову

Новое явление в обществе: ряды наркозависимых активно пополняются людьми преклонных годов

С точки зрения здравого смысла, понятия «старики» и «наркотики» кажутся несовместимыми. Однако реальность опровергает стереотипы.

От эпизодов к тенденции

– Лет 8–10 назад я обратил внимание на то, что постепенно возрастной контингент людей, склонных к первичному употреблению наркотических веществ, стал меняться, – рассказывает заведующий кафедрой психиатрии, наркологии, психотерапии СибГМУ профессор Петр Балашов. – Среди них увеличилось количество лиц старше 50–60 лет. Сначала я думал, что мне это просто показалось. Однако дальнейшие наблюдения не только подтвердили предположения, но позволили говорить о тенденции роста наркозависимости у пожилых людей.

Профессор Балашов вспоминает первый случай, когда к нему обратились за помощью в связи с наркотической зависимостью человека, перешагнувшего 55-летний рубеж:

– Это был успешный частнопрактикующий врач, который стал употреблять кодеинсодержащие вещества с целью снять усталость, апатию, стимулировать работоспособность. Но такая мотивация была своеобразной уловкой, обманом – на самом деле на первый план выходило желание находиться в состоянии наркотического опьянения. Тревогу забила семья врача. Понадобилось не менее полугода общения, чтобы вывести его из состояния зависимости.

Постепенно волна людей старшей возрастной группы, подсевших на лекарственные препараты с кодеином, анальгетиками, спиртом, нарастала. Если сначала они принимали эти препараты по медицинским показаниям, то после привыкания стали прибегать к ним для повышения настроения, достижения эйфории. Пациентами доктора Балашова и его коллег все чаще становились пожилые сотрудники вузов и других солидных учреждений Томска.

 

Эффект сжатой пружины

Причиной роста аддикций (зависимостей) у людей околопенсионного возраста, по мнению Петра Балашова, стали социальные потрясения конца 1990-х – начала 2000-х годов. Кризис старшего возраста усугубился неблагоприятным социальным шлейфом: вынужденной безработицей, материальным неблагополучием, утратой привычного образа жизни, чувством одиночества, отсутствием перспектив. Все это копилось, прессовалось, создавая эффект сжатой пружины, и в определенный момент выстрелило зависимостью.

– Сегодня наблюдается своеобразный контраст, – замечает профессор. – Риск развития наркозависимости концентрируется на двух возрастных полюсах: в группе 25–30-летних и в группе тех, кому за 50.

 

Клондайк для мошенников

По словам профессора Балашова, люди преклонного возраста подвержены как химическим (алкоголизм, наркомания), так и нехимическим видам зависимости. Кто-то впервые пристрастился к алкоголю, благо запреты на спиртное сняли, цены стали доступными. Кто-то ударился в азартные игры: дедушки и бабушки активно включились во всевозможные лотереи, финансовые пирамиды, освоили игровые автоматы. Некоторые потянулись в секты.

– Старшая возрастная группа стала настоящим клондайком для мошенников, – говорит Петр Балашов.

 

Небезобидные клубы

Особую тревогу у специалистов вызывают химические виды зависимости у пожилых людей. Скажем, злоупотребление алкоголем при отсутствии подобного опыта в молодом и зрелом возрасте вызывает атипичные, социально опасные формы проявления: белая горячка с галлюцинациями, судорогами, бредом.

– На нашей кафедре, – продолжает профессор, – сейчас проводится исследовательская работа «Психические расстройства, впервые появившиеся после 60 лет». Объектом внимания являются не только старческие психозы, но и зависимости, в частности наркотическая. Сотрудники кафедры отмечают, что в таком возрасте возникают сложные комбинации. Во-первых, к пенсии люди имеют полную «потребительскую корзину» возрастных заболеваний (сердце, сосуды и так далее), на этом фоне они как бы из терапевтических соображений начинают искать сильнодействующие препараты, которые позволяют снять болевые симптомы. И постепенно приближаются к употреблению наркотических веществ. На этом пути некоторые объединяются в клубы по «интересам». Я встречался – не в Томске – с членами элитного биллиардного клуба, где культивируется ритуальный прием кокаина. В последнее время в том же городе распространилась система кальяновых клубов – сначала там курили травяные сборы, потом перешли на более серьезные препараты наркотического действия. Не удивлюсь, если и в нашем городе обнаружатся подобные клубы. Они пока редко попадают в поле нашего зрения, действуют подпольно, скрыто. Такие клубы совсем не безобидны, решения в них принимаются в неадекватном состоянии сознания и носят жесткий, порой даже садистский характер. И все это – люди старшего возраста, которые вот так компенсируются.

 

Негативные последствия

– Известна схема: наркоману, чтобы себя содержать, надо вовлечь в наркопотребление 5–7 человек, – перечисляет негативные последствия наркотической зависимости Петр Балашов. – В этом смысле старшая возрастная группа отрицательно влияет на молодежь, вовлекая ее в наркозависимость. Вторая опасность: пожилые люди легко становятся наркосбытчиками. Третья: потребление наркотиков резко повышает риск суицидальной готовности у стариков-наркоманов.

Попасть в наркотическую зависимость в пожилом возрасте легко, а избавиться от нее очень сложно, поскольку она усугублена накопленными соматическими заболеваниями.

 

Бить тревогу

Для того чтобы противостоять новому для нашего общества явлению, нужна, по мнению профессора Балашова, организация геронтологической наркологической службы по примеру подростковой, которая уже состоялась. Необходимо и повышение квалификации врачей общего профиля в распознавании, диагностике и лечении зависимостей у людей старшего возраста.

– Недавно я был на съезде психиатров, – резюмирует Петр Прокопьевич, – общался с коллегами, и оказалось, что рост числа наркозависимых среди пожилых людей наблюдается во всех регионах. Никакой статистики пока нет, потому что явление плохо изученное. Но общее убеждение специалистов: пора бить тревогу. Кстати, «ТВ» первым среди местных СМИ поднимает эту проблему.

 

Статистики по количеству людей в возрасте, страдающих разного рода аддикциями, в том числе наркоманией, пока нет. Однако о тенденции роста говорят продолжительные наблюдения

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *