Девочка, удочеренная американцами, вернулась в Томск, чтобы найти родителей

Американская семейная пара Тед и Кэндис Хоффман приехали в Томск за день до нового российского праздника – Дня семьи, любви и верности, который отмечается 8 июля. Этот праздник появился всего три года назад, а Тед и Кэндис уже восемь лет проявляют такую любовь и верность, какая многим и не снилась. Объектом их терпеливой преданности стали двое российских детей – Вика и Рома, которых Хоффманы усыновили в 2003 году, избавив от тяжелой участи детдомовцев.

За восемь лет новые родители не смогли только одного – избавить свою приемную дочь от обиды на биологических отца и мать. Снова увидеть отца и бабушку Виктории Хоффман удалось несколько дней назад, когда она вместе с Ромой, Кэндис и Тедом приехала в Первомайский район. Ненадолго, всего на одну неделю. Просто посмотреть своим родственникам в глаза…

 

Восемь лет назад Вика и Рома Скворцовы были воспитанниками детского дома села Первомайское Томской области. Вика – умненькая, ранимая и потому несчастная 10-летняя девочка. Рома – пятилетний никому не нужный мальчишка с целым букетом различных заболеваний. У них были разные отцы и одна довольно непутевая мама, которая после Вики и Ромы родила еще троих, и если бы не перестала прикладываться к бутылке, то и они рано или поздно оказались бы в детском доме.

А у Теда и Кэндис, наоборот, родить своего никак не получалось, и после 14 лет брака они решили усыновить двоих ребят. Детей из России им предложило агентство «Чилдренс Хоуп Интернейшнл». Тед в тот момент был одним из топ-менеджеров «Майкрософта», они с Кэндис жили в прекрасном большом доме в пригороде Сиэтла, в районе для богатых семей. В их доме было все, что нужно для комфортной и интересной жизни, включая сауну и небольшой спортивный зал в подвале, обширную коллекцию дорогих вин в столовой, две машины в гараже и две уютные детские комнаты: одна – для мальчика, другая – для девочки. Две совершенно пустые детские…

Отец пообещал вернуться

Вику Скворцову Хоффманы впервые увидели летом 2003 года, когда она вместе с маленькой группкой детей из двух сиротских учреждений Томской области приехала в Америку на каникулы. Сиротой Виктория не являлась, у нее, кроме матери, которую она, правда, недолюбливала, были отец и бабушка, к ним девочка была сильно привязана. А они испытывали глубокую привязанность к алкоголю, что довольно быстро привело их на социальное дно, откуда органы опеки Первомайского района и вытащили маленькую Вику.

Когда ее увозили в Первомайский детский дом из родной деревни, отец пообещал дочке, что перестанет пить, найдет работу и ровно через год заберет ее из детдома. Хотя родительских прав его лишили, как и мать Вики, которая к тому времени жила в другой деревне с другими мужчинами… У нее отобрали Рому, совсем еще малыша, и привезли в тот же детдом, что и Вику.

Эта маленькая мужественная девочка поверила отцу и ждала его приезда год. Потом второй и третий… Вика вела себя так, как будто в детском доме она временная гостья. Она хорошо училась, демонстрировала развитый интеллект и вообще сильно отличалась от типичных детдомовских девчонок. Но отец так и не приехал… Даже когда Вику удочерили и ей предстояло навсегда уехать в другую страну, она не смогла попрощаться с отцом и бабушкой, из-за чего переживала следующие восемь лет. Снова увидеть родных Виктории Хоффман удалось несколько дней назад…

Залечить душевные раны

Бывшая жительница Томской области Вика Хоффман и ее младший брат Рома сейчас вполне благополучны. Им хорошо в Америке вместе с Тедом и Кэндис, которых они искренне называют папой и мамой и которые потратили восемь лет на то, чтобы вылечить Вику от последствий туберкулеза, гепатита, ветрянки, аллергии и заражения паразитами. Список Роминых проблем со здоровьем был не меньше, но сейчас все позади. Он выглядит как здоровый, благополучный, любимый родителями американский мальчишка. Да-да, именно американский. Пока Хоффманы были в Томске, все, кто их видел, не могли поверить, что Рома – не родной, а приемный сын Теда и Кэндис – так сильно он на них похож.

За восемь лет новые родители не смогли вылечить Вику только от одного – от обиды на биологических отца и мать. Для того чтобы залечить душевные раны, 18-летняя Виктория и вернулась в Томск. За год до этого Тед нанял в России частного детектива, который разыскал в Первомайском районе бабушку, отца и мать Виктории, а в Москве – ее родную тетю. Услуги детектива понадобились потому, что все письма Вики, которые она отправляла из Сиэтла на родину, остались без ответа. Девочка пыталась связаться с родными, пробовала дозвониться до Первомайки, но все было бесполезно. Родственники как в воду канули. Вика боялась, что их уже нет в живых, и сильно страдала из-за этого.

Но детектив нашел ее родных и разузнал все подробности их жизни. «К сожалению, он рассказал нам гораздо больше, чем мы хотели», – призналась Кэндис Хоффман. Они узнали, что отец и бабушка Вики по-прежнему неразлучны с алкоголем, живут в нищете и болеют открытой формой туберкулеза. Их соседи боятся с ними общаться из-за опасности заражения. А вот у матери, которая поселилась в другой деревне, жизнь изменилась к лучшему. Полтора года назад она перестала пить, нашла постоянного спутника жизни и родила ему двоих детей. У нее была еще одна девочка, Наташа, которая появилась на свет через четыре года после Ромы и сразу же попала в дом ребенка. Оттуда ее забрала другая американская семья. Девочке дали новое имя – Бэкка, ей сейчас девять лет, она живет в Калифорнии с приемными родителями, которые ее обожают. Хоффманы нашли эту семью и теперь поддерживают с ней связь, так что Наташа-Бэкка знает, что у нее есть брат и сестра.

 

«В России не обнимаются»

Вика встретилась с отцом и матерью и задала им вопросы, которые мучили ее восемь лет. Главный – почему они ее бросили. Что отвечали девушке биологические родители, я не знаю. Участвовать в разговоре она разрешила только переводчице, так как русский язык дается ей с трудом, особенно когда Вика волнуется. Даже Тед и Кэндис остались в стороне от этой встречи. Им приходится только надеяться, что боль, которая терзала их дочь все эти годы, теперь уйдет, что Вика сможет жить дальше с легким сердцем и что она не будет закрываться от проявлений любви и нежности в ее адрес, как раньше.

Когда Вика только приехала в Америку, она с трудом терпела прикосновения к ней других людей.

– Мы пытались ее обнять, но Вика бурно протестовала и говорила, что в России никто не обнимается, в ее семье никто не обнимается, и она тоже не будет этого делать, – рассказывает Тед Хоффман.

Теду и Кэндис понадобилось много терпения, мудрости и любви, чтобы помочь девочке привыкнуть к другой жизни и другим отношениям между людьми. Сейчас Вика говорит о том, что хотела бы в будущем заниматься помощью детям, оставшимся без родителей… Или поступить в военную академию… Или стать журналистом и способствовать развитию свободы слова в тех странах, где ее нет. Перед Викторией Хоффман открыт весь мир, хотя она пока еще не решила, чему же посвятит свою жизнь. Одно она теперь знает точно – что бы она ни выбрала, родители ее поддержат, помогут справиться с трудностями и реализовать мечты. Они ведь у нее есть, настоящие папа и мама.

Первые международные усыновления состоялись в 1991 году при участии Детского фонда им. Ленина и Раисы Горбачевой.

Мысли по поводу

Ирина Корнева, журналист

В Америку или на тот свет?

– Хорошо это или плохо, что американцы усыновляют российских детей? Что тысячами увозят их из страны, пытаются растить, воспитывать и любить тех, кто оказался не нужен биологическим отцам и матерям? Дискуссии на эту тему ведутся с тех самых пор, как первые самолеты с вопящими российскими младенцами и их счастливыми американскими родителями полетели из России в Америку. Я летела в одном таком самолете и видела эти восторженные улыбки и сияющие глаза наивных и бесстрашных людей, которые бережно прижимали к себе малышей, с большим трудом и за большие деньги вызволенных из наших домов ребенка, приютов и детских домов. У немалого числа детей были видимые глазу физические недостатки и не видимые, но оттого не менее тяжкие болезни, отклонения в развитии, психические патологии… Если бы их не усыновили граждане США, подавляющее большинство этих детей стали бы жертвами российской системы сиротских учреждений, которые кормят, одевают, как-то учат, по возможности лечат, но не могут дать ребенку то, что дает только семья. Ощущение себя как полноценной личности, защищенность, нормальное будущее. И любовь, в конце концов, обычную человеческую любовь.

Но противников «американского» усыновления всегда было много. Особенно после того, как в СМИ стали просачиваться сообщения о детях, избитых или даже убитых приемными родителями. С 1994-го по 2005 год иностранцы усыновили около 33 тыс. российских детей. 13 из этих детей пострадали от жестокого обращения приемных родителей-американцев. Ужасно? Безусловно. Но еще ужаснее другие цифры: 30% детей, привезенных в США из российских детдомов, болели туберкулезом. 98% перенесли гепатит А, В или С. 10% – сифилис. У 19% были глисты, вши и другие паразиты. У большинства – авитаминоз, анемия, отставание в развитии… В одной из статей на тему усыновления говорилось о том, что согласно статистике около 30% выпускников российских детских домов попадают в преступные группировки, а 14% заканчивают жизнь самоубийством. Так, может, лучше в Америку, чем на тот свет?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

90 − = 80