Персона
08.06.2018

Владимир Байтингер: Врачи-волонтеры работают за еду. И никто не жалуется

Статей на сайте: 16443

1 июня, в Международный день защиты детей, в Томске стартовала ежегодная всероссийская акция «Улыбнись». Она призвана помочь ребятишкам с врожденными и приобретенными дефектами лица и конечностей. Операции для пациентов бесплатные, все за счет Фонда ОМС. Незадолго до старта акции редакцию «ТН» посетил ее организатор и бессменный руководитель – директор НИИ микрохирургии профессор Владимир Байтингер.

Не детский вопрос

– Владимир Федорович, в этом году акция «Улыбнись» проходит в шестнадцатый раз. Помните ли вы своих первых маленьких пациентов?

– Акция проводится с 2000 года ежегодно, за исключением двух лет. Каждый раз мы оперируем десятки маленьких пациентов. Некоторые из них приходят на следующий год: если дефекты сложные, операция проводится в несколько этапов. Запомнить всех детишек при всем желании невозможно. География очень обширная. С каких только уголков страны не съезжаются в Томск дети с патологиями лица и конечностей. Иногда сам удивляюсь: откуда они что узнают? В этом году, например, Томская и Кемеровская область, Алтайский край, Омская область, Республика Тыва, Краснодарский край.

Раньше специалисты нашего НИИ принимали участие в аналогичных благотворительных акциях с коллегами из США (Operation Smile) и Германии (Interplast). В один прекрасный момент поняли, что можем оперировать детей самостоятельно, что мы готовы к этому и морально, и профессионально, и технически.

– Чем особенна нынешняя акция и сколько ребятишек получат помощь?

– Ежегодно мы проводим 40–46 операций в дни акции. Это самые сложные случаи. В последующие месяцы еще операций 10. Нельзя же оставить без помощи тех, кто в ней действительно нуждается. В нынешнем году ажиотаж невероятный, сам не ожидал. За несколько дней получили более 100 заявок. Это говорит о двух вещах. Во-первых, в нас поверили люди, акция стала популярной. И второй момент, уже не такой радужный – медицинская помощь челюстно-лицевых хирургов, а также детских травматологов-ортопедов становится все менее доступной. Акция «Улыбнись» – один из немногих шансов эту помощь получить.

Миссия тоже эволюционирует в соответствии с происходящими вокруг процессами, меняет профиль. В год в регионе рождается примерно 16 детей с пороками развития челюстно-лицевой области. Это не много. Сегодня мы почти закрыли данную проблему. Теперь включили в программу акции еще и врожденные и приобретенные дефекты верхних и нижних конечностей. Кроме того, к миссии ежегодно присоединяются наши зарубежные коллеги. Особенно на этапе диагностики, подбора программ лечения, обсуждения технологий. Это важно, потому что у специалистов из разных стран разное видение и методики решения одних и тех же проблем. Мы имеем возможность свести вместе наш и зарубежный опыт, выбрать оптимальный вариант исправления патологии для каждого конкретного ребенка.

В «Улыбнись-2018» с нами работает детский травматолог-ортопед профессор Риоко Уесато из города Хиросаки. Мы познакомились в прошлом году, у нее очень хорошие результаты по коррекции пороков развития конечностей. Рад, что с нами сотрудничают челюстно-лицевой хирург кандидат медицинских наук Андрей Останин из Владимира и специалист из Санкт-Петербурга кандидат медицинских наук Владимир Заварухин – кистевой хирург, пластический хирург, травматолог-ортопед. Это важно: детская травматология-ортопедия – настоящая боль сибирских регионов, здесь элементарно не хватает таких специалистов.

Помни о качестве

– В интервью накануне 20-летия НИИ микрохирургии вы признались, что прошедшие годы – это бег с бесконечными препятствиями. А все успехи случились не благодаря, а вопреки. В 2019 году институт отметит 25-й день рождения. Изменилось ли что-то на этой дистанции?

– Все то же самое, ничего не меняется. В мире существуют всего семь НИИ микрохирургии: пять из них находятся в США, один в Мельбурне и один в России. Рассказываю недавно об этом одному очень известному человеку в городе. Ответ меня ошеломил: «А где конкретно в России?» Томичи, по-моему, не очень осознают, что они имеют. Сегодня в каждом российском регионе есть свои научно-исследовательские институты онкологии, кардиологии, травматологии. Это замечательно, так и должно быть. Томская область – единственный из 85 регионов, где кроме этого есть еще и НИИ микрохирургии. Мы – единственные в стране! Так у меня возникла идея провести в следующем году в рамках празднования нашего юбилея саммит руководителей всех институтов микрохирургии. Обратился с этой мыслью к заместителю губернатора по научно-образовательной деятельности Людмиле Огородовой. Думаю, она нас поддержит.

Более 900 детей получили помощь за 16 лет существования акции «Улыбнись».

Проблема в том, что многие до сих пор не понимают, что такое реконструктивная микрохирургия, как и для чего она появиласwь. Хочу объяснить это томичам. У каждой страны есть определенный набор обязательной хирургической помощи. Она касается разных направлений: нейрохирургии, сердечно-сосудистых заболеваний, онкологии, травматологии… Зачастую такая медицинская помощь сопряжена с вынужденной потерей какого-то органа или его части. Пациент оказанной помощью может быть доволен, он вылечился. Со временем неизбежно приходит понимание: качество жизни в ряде случаев снизилось. И человек задумывается о том, нельзя ли его восстановить. Для этого и появилась реконструктивная микрохирургия. Новая хирургия, хирургия качества жизни. Не каждая страна может похвастаться таким направлением медицинской помощи. Потому что это дорогое удовольствие. И потому что еще не все пришли к осознанию необходимости хирургии такого направления. Мало выжить, необходимо еще и соответствующее качество жизни иметь.

Сегодня безусловные лидеры в микрохирургии – страны Юго-Восточной Азии. Прежде всего Тайвань, Япония, Южная Корея. С коллегами из всех названных стран я дружу. Они к нам тоже неплохо относятся. Но всегда удивляются, как мы в такой нищете умудряемся делать то, что делаем.

Врачи, принимающие участие в нашей миссии для детей, – это состоявшиеся профессионалы, известные не только в России, но и во всем мире. Они находят время в своем безумном рабочем графике, чтобы в июне приехать в Томск и помочь вместе с врачами Института микрохирургии ребятишкам из многих регионов России.

– Как вам кажется, скоро ли у вас появятся конкуренты в России?

– Никогда. Мы защищены юридически: у нас есть своя эмблема, товарный знак, название, которое никто не может больше получить. Все запатентовано. Даже если кто-то захочет это сделать, вряд ли получится. А знаете почему? Может быть, это нескромно, но я отвечу: «Потому что у них нет такого сумасшедшего, как Владимир Федорович». И потому, что пока нет государственной поддержки этого направления. Если бы я сегодня задумал провести в России мировой конгресс по микрохирургии, не смог бы этого сделать. В каждой стране, где он проводится, его обычно патронируют первые лица государства. Я человек амбициозный, могу много чего придумать. Но реализовать это без поддержки со стороны властей не всегда возможно.

– Вы создали уникальное для страны учреждение. Это безусловный успех. Многие успешные люди, добившиеся подобных высот, говорят об одиночестве как об оборотной стороне успеха. Вам это чувство знакомо?

– Что вы, какое одиночество! Порой не знаю, куда сбежать от всех (смеется). Я отношусь к своему проекту как к ребенку, которого родил 25 лет назад. Меня окружают люди одной со мной группы крови, одной религии. Сейчас готовлю себе смену. Она очень неплохая. Я вас уверю: будете довольны. Кадры готовлю из студентов СибГМУ, которые с младших курсов варятся в одном с нами котле. Я не могу брать готовых выпускников медуниверситета. Они – люди другой идеологии, из другого мира. Так что мне совсем не скучно и не одиноко.

Наномикрохирургия в перспективе

– В 2015 году НИИ получил евроаккредитацию по хирургии кисти. Что сегодня с потоком зарубежных пациентов?

– В прошлом году у нас получили медицинскую помощь пациенты из девяти стран. Вплоть до Австралии. В этом пока только один, студент из Египта. Запросы у них разные, в том числе услуги эстетической хирургии. Большая проблема на сегодняшний день – промоушен. Я мог бы сделать отличный промоушен в Германии и многих пациентов привезти в Томск. Там много бывших россиян, которые ностальгируют по стране, до самозабвения любят президента РФ Владимира Путина и доверяют нашим врачам. Но это для нас дорого!

Ребенок, который в июне следующего года пойдет на операцию 32-м, станет тысячным пациентом за все время существования всероссийской акции «Улыбнись».

– В обозримом будущем Томску реально стать по-настоящему привлекательным для иностранных пациентов?

– Вряд ли. Этим нужно заниматься целенаправленно. Как, например, делает Казань, где существует отдельный департамент, занимающийся сопровождением иностранных пациентов. Томску, думаю, сложновато тягаться с Казанью – городом мощным, красивым, с шикарной логистикой и расположенным близко к столице.

Хотя в некотором смысле мы – Институт микрохирургии – для иностранцев привлекательны. У нас смешные по сравнению с Европой цены на аналогичные услуги. А высококлассные англоговорящие специалисты и современное оборудование тоже имеются. Это само собой: евроаккредитация означает, что все технологии в хирургии кисти соответствуют европейским стандартам. А дальше-то что? Как люди доберутся до Томска? А если и доберутся, что они здесь увидят, где будут жить? В нашей клинике все более-менее прилично. Но инфраструктура города тоже должна быть на уровне. Нужно очень сильно стимулировать иностранца, чтобы он поехал в Сибирь за медицинскими услугами. Зря некоторые думают, что пациент поедет только лишь на имя доктора. Наша страна – единственная в мире, где люди гордятся своими регалиями. При встрече зарубежные коллеги интересуются: какие операции ты делаешь, как ты их делаешь, какие результаты? А должность твоя никого не интересует, будь ты хоть главврач, хоть директор, профессор…

– Какими проектами за последние пять лет гордитесь?

– Наш институт вместе с компаниями «Элекард Девайсез», «Диагностика+» выиграл мегагрант Министерства науки и образования РФ на проведение любопытной научной работы. Были, кстати, в одном лоте с МГУ. Мы проанализировали ситуацию с отеками конечностей после удаления молочной железы по поводу рака. И решили создать технологию профилактики отека. Разумнее его предотвратить, чем лечить. Для этого нужно разработать флуоресцентную методику: под воздействием лазера узлы, в которые оттекает лимфа из груди, будут светиться одним цветом, а от верхней конечности – другим. Институт реализует этот проект совместно с резидентами Томской особой экономической зоны. Это очень серьезная компания со связями в США. К концу года мы должны представить первый образец оборудования.

Томский НИИ микрохирургии основан в 1994 году. За это время специалисты медицинского учреждения помогли более чем 15 тыс. пациентам со всей России и зарубежных стран.

Вторая технология – восстановление фертильности пациенток до 35 лет после химиотерапии. На эту работу ушло пять лет. Есть ряд гематологических онкологических заболеваний, которые успешно лечатся. Отрицательная сторона – нередок гонадотоксический эффект с потерей женщиной фертильности – она становится бесплодной. Когда яичники не функционируют, женщина очень быстро стареет. А ведь она победила страшную болезнь, достаточно молода, хочет быть полноценной и привлекательной. Мы разработали технологию, как через несколько лет после излечения от основного заболевания можно фертильность восстановить.

Есть еще один очень хороший проект по выращиванию кожи. Но об этом вы узнаете позже, он сейчас на стадии разработки.

Сегодня весь мир приходит к появлению корпоративных университетов. Работодатели, заинтересованные в качестве профессиональной подготовки своих будущих сотрудников, объединяются в холдинги, создают совместные проекты, финансируют их. В итоге получают специалистов, обладающих необходимым для них набором компетенций.

– Проблем с оборудованием, необходимым для воплощения в жизнь новых технологий, не бывает?

– Одно из назначений грантов, которые мы реализуем, – приобретение хорошего оборудования для клиники. Из последних приобретений – операционный микроскоп с увеличением 40 крат для супермикрохирургии, в которой используется шовный материал диаметром 50 микрон. Я недавно привез его из Сербии, одна японская фирма сделала нам такой подарок в 700 долларов. 60 долларов одна ниточка стоит. Мои врачи прыгали от восторга – в России такого материала нет. Но и это не предел. В перспективе выход на наномикрохирургию. Я у своего шефа, профессора Исао Кошима, в шутку спросил: а это-то зачем? Он невероятные возможности, открывающиеся перед медициной, объяснил с присущим ему чувством юмора: «Представь, мы с тобой друг напротив друга сидим за микроскопом. Я иглой 14/0 эритроциты собираю на нить, делаю ожерелье и тебе передаю в подарок. А ты улыбаешься».

– Операции по смене пола специалистам вашей клиники доводилось делать?

– Было дело.

– Спрос на такую услугу всегда был или это мода последних лет?

– Это не мода, а нарушение в организме. Эндокринное заболевание с психиатрическими аспектами. Просто раньше желание сменить пол скрывалось людьми, теперь нет. У него могут быть две подоплеки: изменения, заложенные в гипоталамусе и других структурах организма, и психиатрические расстройства. Их важно дифференцировать. В любом случае это патология. Если хотите, болезнь. Относиться к таким людям нужно как к пациентам.

Россия – это Томск

– Ваши врачи часто стажируются в зарубежных клиниках у специалистов с мировым именем. Это дорогое удовольствие для клиники?

– Они стараются сами искать средства (гранты) для оплаты своего обучения, я – лишь незначительную часть. С каким усердием люди учатся, когда платят грантовые и свои кровные деньги! Главное – становиться на крыло и учиться в практическом плане необходимо напрямую у авторов и разработчиков крутых методик, технологий. Без посредников.

– Сложно попасть к таким светилам в ученики?

– По протекции – легче. У меня такая возможность есть. В Институте микрохирургии работают хорошо подготовленные, высокообразованные врачи. Когда специалисты нашего НИИ приезжают на европейский или мировой конгресс микрохирургии, зарубежные коллеги говорят: «Россия приехала». Для них Россия – это в основном Томск!

– Несколько лет назад вы говорили о том, что самое лучшее медицинское образование – в России. По-прежнему так думаете?

– Отвечу так. В ближайшее время в России могут появиться медицинские корпоративные институты. Это уже последипломная подготовка. Проект обсуждается в Москве. Надеюсь, что в один из таких институтов меня пригласят преподавать. Сегодня серьезный работодатель не всегда хочет и может брать обычного выпускника медуниверситета: он диктует, какой специалист ему нужен. Речь идет о другом качественном уровне медицинского образования, владении конкретными знаниями и современными технологиями. В этих корпоративных институтах будет высокая стоимость обучения, преподавать будут выдающиеся врачи, в основном из крупных негосударственных медицинских центров, нуждающихся в этих кадрах.

– В послании президента Путина большое внимание было уделено вопросам медицины. Как вам кажется, насколько прозвучавшие наказы выполнимы?

– Сложно сказать. Это только время покажет. Уверен, что много будет сделано в онкологии, которой будет уделено особенно пристальное внимание. Главное, чтобы львиная доля средств направлялась на раннюю диагностику. Иначе ситуация в онкологии, по моему мнению, у нас серьезно не изменится.

Томский НИИ микрохирургии – единственный в мире полноформатный институт, где есть четыре основных блока: лечебный, научный, образовательный, издательский. В Америке один институт микрохирургии реализует чисто экспериментальное направление, остальные четыре – клиническое. Австралийский занимается исключительно наукой. И только в российском НИИ микрохирургии одновременно и успешно реализуются все четыре направления.

– Что вам дает силы браться за самые отчаянные проекты?

– Характер. Я уже давно рассчитываю только на себя и на своих друзей и коллег из России и многих стран мира. Возвращаясь к началу разговора: стартовала очередная миссия, для детей нужны памперсы, питание. Одна-единственная компания на протяжении этих лет кормила моих детей после операции – ООО «Компания «Семкин». Уже много лет нас весьма скромно, но поддерживает томский фармбизнес. В этом году, правда, появились четыре надежных партнера акции: «Гигиена-сервис», ООО «ТМК», ООО «НПФ-АДК», томский филиал «Протек». В последние годы нас хорошо поддерживает Томское отделение ОНФ и АНО «Партнеры по радости». Но у нас есть многолетний надежный партнер – «Томскпромстройбанк». Понадобилось 16 лет, чтобы люди убедились, что это не туфта, а акция, достойная поддержки.

Правда, не все. Каждый год передо мной встает вопрос, где проводить скрининг больных детей. Обращаюсь к разным медучреждениям Томска. Я шалею, как изменились наши люди: порой требуют от меня оплаты за услуги персонала, выкатывают какие-то условия. Я говорю: акция приурочена к Международному дню защиты детей, мы должны, мы хотим вместе в этот день помочь детям, бесплатно. К счастью, второй год подряд нам на безвозмездной основе предоставляет свои площади и персонал медцентр «Неббиоло». За что им большое человеческое спасибо.

Специалисты, присоединяющиеся к нашей акции «Улыбнись», – Врачи и Люди с большой буквы. Это педиатры, которые готовят детей к операции и наблюдают их после нее. Неврологи, анестезиологи, пластические и челюстно-лицевые хирурги, логопеды, стоматологи-ортодонты. Команда, которая у нас собирается, очень душевная, теплая, классная. И работаем (педиатры, больничные клоуны, врачи-волонтеры, логопеды, стоматологи-ортодонты) в дни миссии, как я шучу, за еду. Мы работаем для того, чтобы как можно больше ребятишек могли улыбаться этому миру.

Автор: Елена Смирнова
Фото: Юрий Цветков

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

8 + 1 =