27.07.2018

80 лет классику энергетики

Статей на сайте: 16093

Владимир Брюханцев, заместитель мэра г. Томска, начальник департамента городского хозяйства:

– Большое счастье, если в твоей жизни встречается мудрый наставник и требовательный учитель, тем более если это происходит  в начале твоего профессионального пути.  Николай Александрович Вяткин для меня и стал  таким человеком.

 

 

Я приехал в Томск  как молодой специалист с Курской атомной станции на объект, который еще не был построен.  Поэтому был принят в «Томскэнерго», конкретно – в отдел тепловых сетей, руководил которым  Вячеслав Михайлович Логинов. Спустя год он предложил мне стать главным инженером, однако  согласовать мою кандидатуру на эту должность нужно было с генеральным директором  Николаем Александровичем Вяткиным, и я отправился  на встречу. Он  поинтересовался, сколько мне лет (а мне исполнилось тогда 27), и сказал, что сейчас  в Итатской дивизии проходят сборы, и неплохо бы мне их пройти. «Вот пойди,  послужи, – напутствовал он, – потом и поговорим». Вернувшись, я опять отправился к генеральному.  Разговор уже был серьезный, с объяснениями проблем,  которые надо решать. 

Дальше мы пересекались постоянно, поскольку я отвечал за  техническую часть, а он – за все развитие энергетики в области. Время тогда было непростое, а масштаб ответственности – огромный. Уже действовала ГРЭС-2, которая требовала постоянного внимания, строилась ТЭЦ-3, пиковая резервная котельная, в реконструкции нуждались тепловые сети. Планерки проходили постоянно, он вникал во все мелочи, требовательным был до щепетильности. Это сейчас начальник может прикрыться должностными инструкциями и условиями контракта, а тогда руководитель отвечал за все. Бывало, наказывал, но за дело. И самое главное – если был не прав, признавал это и исправлял. Это, кстати, характерная черта тех масштабных личностей, которые в то время стояли у руля производства, чего не скажешь о многих нынешних.

 

Охота удалась

Мне припомнилась история, которая произошла со мной спустя год работы. В мае я написал заявление на отпуск на три недели, и мой непосредственный руководитель дал мне добро, но я все равно должен был получить согласование с  генеральным  директором. Пришел к Вяткину, он, выслушав мою просьбу, даже не стал сдерживать  своего гнева: «Какой отпуск? Начинается ремонтная кампания, все  должны быть на местах, разве ты не понимаешь всей ответственности момента?!» И тут я робко возра­зил: «Николай Александрович, так охота закончится…» Его словно подменили… «Охота? Приедешь, расскажешь». И подписал мне заявление.

Такой благосклонностью я злоупотреблять не стал, вернулся на работу через неделю. Спустя какое-то время объезжали теплотрассы, встретились на объекте. «Ну как охота? – поинтересовался он. – Не зря отпустил?» «Не зря, – радостно ответил я. – Спасибо большое». Это потом я узнал, что он сам большой любитель охоты.

Но на первом плане для него всегда была работа. Спуску никому не давал. Балансовые комиссии, где все должны были отчитываться, длились по четыре часа без перерыва. Он все держал под контролем, знал каждую цифру, оправдываться было бесполезно. Только факты, сроки, конкретика. Главное – результат, и никаких отговорок не принималось. Таким же требовательным он был и к самому себе. Это объяснимо, он создавал коллективы, подбирал людей, способных относиться к делу так же, как он. Требовательность и личный пример – это была его главная идеология.

Посмотрите, сколько у него наград, а их просто так не дают. Вся большая энергетика Томской области – это дело рук  Николая Александровича Вяткина и людей, с которыми он работал. Что они создали – ТЭЦ-3,  ПРК, ряд других крупных объектов. По сути, тем и живем. 

 

Хобби – помогать людям

 …Между тем наступили непростые девяностые. Началась приватизация. «Томскэнерго» ждали перемены. А мне поступило предложение возглавить «Томск­водоканал». Я видел, что Николай Александрович не очень хотел меня отпускать. При встрече помялся, ну что ж, мол, надо расти, и заявление подписал. Спустя какое-то время на одной из встреч признался: «Если бы я знал, что начальник тепловых сетей уволится, я бы никогда тебя не отпустил».

А я уже в новой должности не раз вспоминал уроки Николая Александровича, которые мне так пригодились. И не только я один. Как-то произошла авария на водозаборе, отключилась подстанция. Часть города осталась без воды. Звонит губернатор: «Кто виноват?» – «Так большие энергетики». – «А кто командует?» Называю фамилию, которая мало что тогда значила. «Тьфу, – чертыхнулся Кресс, –  раньше был один Вяткин и за все  отвечал: за тепло, за энергетику. Я знал, с кого спрашивать, а теперь не разберешь, кто за что отвечает и с кого спросить».

На охоте мы вместе с Николаем Александровичем так и не побывали, хотя об этом его увлечении знают многие. Но у него было еще одно хобби, и оно также известно многим. Это хобби – помогать людям. Далеко не все руководители могли так заботиться о своих коллективах, как Вяткин. Построил дом для своих работников на Степановке на улице Короленко, еще один стоквартирник  на улице Ивана Черных. И это в те самые 80–90-е, когда уже наметился развал и шла «прихватизация». Не было кирпича, цемента, бетона… но  энергетики получали квартиры.

Я давно уже не работаю с Николаем Александровичем. Но все эти годы мы сохраняем хорошие отношения, понимаем друг друга. И я благодарю судьбу за то, что она мне подарила встречу с таким масштабным и таким дорогим для меня  человеком.

 

 

Догнать самолет!

Юрий Прокопьев, экс-командир Томского авиапредприятия:

– Николай Александрович Вяткин в моем понимании – государственный, ответственный человек. Он всегда искренне болеет за дело и старается добиваться результата.

Вспоминаю историю, которая произошла еще при губернаторе Викторе Крессе. К нам должен был прилететь Чубайс, который совершал вояж по Сибири. Причем условия поставил очень жесткие – остановится минут на 15–20. С ним очень хотел встретиться Николай Александрович, которому необходимо было решить какой-то важный вопрос. Вяткин прибыл заблаговременно в аэропорт, у него была с собой увесистая папка документов. Мы его провели в депутатскую комнату и стали ждать сообщений с борта. Я был на связи, диспетчеры докладывали о передвижении по маршруту.

Николай Александрович очень переживал, ходил по комнате, о чем-то сосредоточенно думал. Видно было, что эта встреча для него много значит. И вдруг минут за 15 до прибытия диспетчер сообщает, что пассажиры на борту приняли решение в Томске не садиться, а прямиком лететь в Красноярск. Видели бы вы в это время Вяткина, он не просто расстроился, а растерялся. А потом вдруг подходит ко мне и говорит: «Дай самолет, чтоб я мог догнать или раньше прилететь!» «У меня только Ан-2», – ответил я ему с недоумением. «Ну тогда, может, я на машине успею», – засобирался он на полном серьезе.

Не знаю, чем кончилась эта история. Но, недавно встретившись, вновь вспомнили ее. Посмеялись. Она говорит о многом. О том, как человек может болеть о деле. И я знал, что, если к нему обратишься, он всегда поможет. Как авиа­ция без энергетики? Это же прежде всего безопасность. Вдруг какая-то авария на сетях, будут отключены локаторы, парализована работа диспетчеров. У нас были свои фидеры, но требовалась подстраховка. Вяткин запитал аэропорт к надежным источникам, которые и гарантировали бесперебойное электроснабжение наших объектов.

Он и сейчас не сидит без дела. В нем до сих пор жилка руководителя. У него бешеная энергетика созидателя, которая и помогает ему быть всегда в форме. 

 

 

Человек – глыба. По мелочам не разменивается

Ольга Овсянникова,  заведующая МАДОУ  «Детский сад  № 53 города Томска»:

– Николай Александрович в первую очередь человек слова и дела. Вяткин сказал – Вяткин сделал. И по-другому никак. И в то же время он – человек, который о людях думает всегда. Говорят, он был жестким руководителем. Наверное. Но людям он всегда сострадает, сочувствует.  И выражается это не в том, что он кого-то материально поддержал или бабушке крышу отремонтировать помог. Не в этом суть. Это все мелко. Не такого масштаба эта личность. Он – глыба, и проблемы решал глобальные. Хотя мог помочь чисто по-человечески. Очень поддержал меня, когда умер муж.

Николай Александрович – человек настоящий, и депутат он был настоящий, на постоянной основе, а не как некоторые нынешние – от выборов до выборов.

Мне есть с чем сравнивать. Сейчас, по сути, и обратиться не к кому. А к Николаю Александровичу мы шли с любыми вопросами. И не то чтобы он вытаскивал из кармана деньги  – бери и отстань. Нет. Думаю,  он был едва ли не единственным, кому в 90-е годы было дело до Бактина. Это сейчас все более-менее развивается, а тогда… разруха, кругом свалки, воды толком нет, с отоплением каждую осень проблемы. Магазин один на весь поселок, и цены там такие, что не подойти… Все это улаживал Вяткин, до всего ему было дело. И не только до труб или электричества, но и до тех же цен. Встречался с хозяином магазина, разговаривал, увещевал, чтобы хотя бы за хлебом в город людям не приходилось ездить.

Благодаря в том числе Николаю Александровичу на Бактине появились детский сад и медпункт. Это было огромное, большое дело. И автобусный подвоз детей с улицы Ивановского в школу  тоже он организовал. Но для меня самое главное его дело – это, конечно, пристройка к нашему детскому саду. Она была самой первой в городе. Это потом уже другие пошли по проторенной дорожке. А мы с Николаем Александровичем были первопроходцами. Думаете, это просто – найти в бюджете деньги, провести поправки? Все на округе отлично помнят дела Николая Александровича и еще долго будут ему благодарны.  

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

71 + = 79