Персона
14.04.2017

Александр Феденев о томских финансах вчера, сегодня и завтра

Статей на сайте: 43

Фото: Артем Изофатов

_j0a9108

Последние годы были как для РФ в целом, так и для отдельно взятой Томской области не самыми простыми в истории. По крайней мере в новейшей. Мировые кризисы, упавшая ниже плинтуса цена за баррель нефти, обрушившийся рубль, санкции – антисанкции… Как наш маленький, но отважный регион пережил эти катаклизмы? –  хотели мы спросить у гостя редакции, областного «министра финансов» Александра Феденева. Но не спросили. Потому что сами видим – в целом ничего страшного не произошло. И даже случилось много приятных изменений: ушли в прошлое очереди в детсады, в Томске появилась первая за четверть века новая школа, отремонтированы рекордные километры дорог. Не говоря уже о выполненной, несмотря на все происки враждебных сил, дорожной карте по указам президента.

Не дождетесь!

– Мы все видели, как прошли последние пять лет. Но как это выражается в цифрах? Что говорит статистика об итогах пятилетки?

– Статистика много что говорит. Нужно только уметь слушать. Одни и те же цифры можно интерпретировать по-разному. Возьмем хотя бы такой факт: с 2012 года доходы консолидированного бюджета выросли почти на 15 миллиардов рублей. Было 52,5 миллиарда – стало 67,1. Речь идет именно о консолидированном бюджете, ведь большинство местных бюджетов у нас дотационные, и при желании можно так построить межбюджетные отношения, что муниципалитеты будут в долгах, а мы – в шоколаде. Прирост за пять лет составил 28%. Это больше, чем у наших соседей по СФО, по этому показателю в округе мы лидируем. Темпы роста собственных доходов еще выше – 135%, но по округу это лишь третье место. Лидер, как обычно, Красноярск, но в последние годы нам постоянно наступает на пятки, а местами и обгоняет Иркутская область. При этом объем дотаций на выравнивание из федерального бюджета в бюджет Томской области увеличился – с 2 миллиардов рублей в 2012 году до 3,2 в 2016-м. А в 2017 году взлетел до 4,3 мллиарда. Темп роста к уровню 2012 года составил 209%.

– Всё это как будто предполагает некое «но»…

– Хотя бы такое: получается, что с Федерацией в последние годы мы работали успешнее, чем с собственными налогоплательщиками.

– Опять же встает вопрос: хорошо это или плохо? Сами по себе деньги с неба – это отлично, но, действительно, свое, кровное как-то ближе к телу.

– С неба?! За 15 лет работы начальником департамента финансов я как-то такого не припомню. Федеральные деньги – они ведь тоже трудовые. И за них нужно ох как попотеть. Обеспечить софинансирование, подготовить конкурсную документацию, заранее написать стратегию… И так далее, много чего еще. Нет, это не дармовые деньги. То, что дотации выросли, – результат титанического труда, и далеко не в последнюю очередь главы региона. Другое дело, что собственная налогооблагаемая база у нас росла медленнее. В том числе и потому, что нам не удается вывести бизнес, а значит, налоги из тени.

Еще одно «но» – это инфляция, которая в разных секторах была разной. Оснований посыпать голову пеплом у нас нет. Но надо признать, что реально ресурсов у власти стало меньше. А вот обязанностей – объективно больше. Это и указы президента, и требования правительства, и обязательства по софинансированию. При всем при том мы умудрились 18 миллиардов за счет собственных средств пустить на развитие.

К инвестиционной политике мы еще вернемся, пока же подчеркну – все предписанные дорожные карты по президентским указам мы исполнили. По многим показателям значительно опережаем средние цифры по Сибирскому федеральному округу.

От абриса к дорожным картам

– Если послушать бюджетников, так они с вами не согласятся.

– Президентские указы каждый по-своему понимает. Например, все уловили, что зарплата бюджетников должна расти. Но где это написано? Президент сказал, что она должна определенным образом соотноситься с зарплатой в экономике. И если в экономике все хорошо, зарплата в реальном секторе растет, она автоматически должна расти в бюджетной сфере. У учителей, врачей, воспитателей, культурных работников. А если в экономике роста нет, то, извините, чудес же не бывает! Несмотря на это, мы выполнили дорожные карты в 2014, 2015 годах. Но в 2016-м тормознулись, добавили только 300 миллионов, по сравнению с предыдущими годами это немного. По сути, сохранили уровень 2015 года. Но ведь в экономике заработки не росли! Поэтому и у бюджетников зарплата как бы пролежала на полке. Но уже в этом году мы снова достаточно много добавили – 2 миллиарда рублей. Конечно, хотелось бы, чтобы повышение было более равномерным, но все же и бюджетники должны понимать, что они зависят от экономики.

– Да, но, к сожалению, не могут на нее повлиять.

– Как это не могут? Если у врача больной три дня лежит в стационаре, а ему еще анализы не сделали, это что, не влияние на экономику?! У учителя лаг, конечно, подлиннее, но и он в конечном итоге влияет на экономику побольше, чем экскаваторщик. Я уже не говорю о том, что рост зарплаты в бюджетной сфере предполагает и увеличение производительности труда в полтора раза. Этого мы не наблюдаем.

– То есть люди должны работать на полторы ставки?

– Зачем так примитивно. На показатели влияет целый комплекс причин. Например, у нас совершенно излишние основные фонды. Областные земли используются только на 55%. Это тоже эффективность работы. И таких примеров множество – от простаивающей дорогой аппаратуры до разрастающегося административного аппарата.

_j0a9049

– Не могли бы вы поконкретнее рассказать про дорожные карты на 2017 год?

– Поконкретнее – это не ко мне, а к Акатаеву, Холопову, Грабцевич, Волку… (замгубернатора по социальной политике и руководители профильных департаментов – здравоохранения, образования, культуры. – Прим. ред.) Средства заложены, и даже не 2, а все 2,5 миллиарда с учетом сноса аварийного жилья. По этой программе регион тоже выполнил свои обязательства. Например, по аварийному жилью – в целом на программу будет потрачено 4 миллиарда рублей. В том числе в 2017 году – 443 миллиона. В итоге за все годы реализации программы, которая сегодня исполнена почти на 83%, мы расселим в общей сложности 7 тысяч человек. Но и здесь нужно понимать – это не все аварийное жилье, что есть в области, а только то, которое было признано аварийным на 1 января 2012 года. На самом деле его, конечно, больше.

– Александр Михайлович, у нас часто и охотно произносят фразу о том, что бюджет имеет социальную направленность. Как будто это так здорово. На самом деле ведь не так, чтоб сильно хорошо?

– По темпам роста расходов на социальную сферу за пятилетие Томская область находится на втором месте среди субъектов СФО – 131%. Пальма первенства у Республики Хакасии – 152%. Средний показатель по субъектам РФ и СФО – 118%. Сами по себе эти цифры мало о чем говорят. Можно иметь большой рост, но при этом плясать от каких-то минимальных величин. Или наоборот.

Вложение в будущее

– Наконец-то пришло время раскрыть, на что конкретно пошли те 18 миллиардов на развитие, о которых речь шла выше.

– Некоторые направления капитальных вложений мы пунктирно обозначили. Те же самые детские сады. Уже вложено почти 3 миллиарда рублей, а считая вместе со средствами, которые мы обязаны внести по ГЧП, – 5,1 миллиарда. Всего за какие-то три года создано 10 670 мест в детских дошкольных учреждениях. Это беспрецедентная программа, ничего подобного у нас еще не было. Правда, сразу же возникла проблема школ, но это уже следующая программа. Первую за 25 лет школу в Томске мы уже построили в этом году в Зеленых Горках.

Бывает, нас критикуют: вы забрали деньги у больниц и отдали их на субсидию «Томскнефтехиму». Но она окупилась за эти пять лет! Мы получили значительно больше денег в бюджет и новое производство. Я всегда в таком случае говорю: чтобы сделать экономике хорошо, надо сначала сделать экономике больно.

– Неожиданной даже для российского президента стала политика Томской области в сфере АПК. Все-таки мы – совсем не сельскохозяйственный регион.

– В самом деле, мы не Алтай и не Новосибирская область. Тем не менее по удельному весу расходов на сельское хозяйство в общих расходах бюджета мы лишь незначительно пропустили их вперед. По этому показателю за 2016 год Томская область находится на пятом месте среди субъектов СФО – 3,3%. В Новосибирской области – всего на 0,2 больше – 3,5%, в Омской – 3,9 %, Республике Алтай – 4,2% и по Алтайскому краю – 4,4%. В среднем по СФО этот показатель составляет 2,7%. Причем это не разовые вливания. Начиная с 2012 года на поддержку сельского хозяйства ежегодно выделяется более 2 миллиардов рублей за счет средств областного и федерального бюджетов. Благодаря этому в регионе построено три новых крупных животноводческих комплекса молочного направления – в Кривошеинском и Томском районах, уже в 2017 году открыта новая животноводческая ферма молочного направления в крестьянско-фермерском хозяйстве Зырянского района на 75 голов. С 2012 года на обновление парка сельскохозяйственной техники за счет средств областного бюджета выделено 1,2 миллиарда рублей.

– Вряд ли кому-то придется укорять областную власть за поддержку села. А вот субсидии «Томскнефтехиму» были восприняты не столь однозначно. «Отобрали у социалки и отдали олигархам» – такие комментарии в Интернете совсем не редкость.

– В 2012–2016 годах за счет бюджета осуществлялась поддержка двух крупных инвестиционных проектов – строительства производства БОПП-пленки и реконструкции завода полипропилена. Критики действительно звучало немало, но время показало, что вложения себя окупили. Благодаря реализации этих проектов в областной бюджет поступило дополнительно 1,8 миллиарда рублей, а долговременный эффект – до конца 2020 года – оценивается в 3,5 миллиарда рублей. Время все расставило по местам.

tnews882_10

Бюджет на вырост

– Если говорить о бюджете будущих лет – каким он будет? Одним словом.

– Если одним – сбалансированным. Легкой жизни обещать даже и не буду. На текущие расходы нам, в принципе, хватает. Но ведь хотелось бы развиваться. А за счет чего? Будем реалистами: какого-то безумного роста собственных доходов ждать нам не приходится. Надеяться, что Федерация неожиданно изменит правила игры и существенно увеличит дотации, тоже не стоит. Наращивать бюджетный долг мы больше не можем – мы неплохо умеем с ним работать, но все хорошо в разумных пределах. Что остается?

– Наверное, затягивать пояса.

– Не все так печально. Резервы у нас, безусловно, есть, и мы должны ими грамотно пользоваться. Это, разумеется, наращивание налогооблагаемой базы, создание новых предприятий – мы довольно много делаем для поддержки малого и среднего бизнеса в Томской области. Но ведь есть еще и проект строительства новейшего реактора БРЕСТ-300, есть «Мик-ран», ТЭМЗ, предприятия – резиденты ТВЗ. Но, говоря о резервах, в первую очередь мы имеем в виду уже существующий бизнес. Одна из самых важных задач – вывод бизнеса из тени. У нас есть целые отрасли, работающие вчерную. Например, торговля. Даже супермаркеты платят налоги не в полном объеме. То же касается лесной отрасли. Казалось бы, чего проще: у нас есть фискальные органы, полиция, но… непременно вмешивается политика: нельзя кошмарить малый бизнес, ужесточая требования к магазинам шаговой доступности, мы играем на руку крупному ретейлу и так далее. Тем не менее заняться этим все равно придется. Это касается доходной части. Но есть еще и расходная.

– Пресловутая оптимизация бюджетной сферы? Вот уж где точно вас народ не поддержит.

– Я бы сказал – смотря в чем.

tnews882_11– В обрезании социальных льгот, например.

– Мы давно говорим о необходимости перехода на адресную помощь, но даже я, при своей очень неплохой зарплате, имею право на ряд льгот по северному стажу. Хотя реально ими не пользуюсь. Но мог бы. У нас до сих пор меры соцподдержки – это что-то вроде медали на грудь. Признание заслуг человека перед государством. Наверное, это все-таки разные вещи, их нельзя валить в одну кучу. А кроме этого, есть еще множество мелких льгот…

– Которые на самом деле никому особо не нужны, но их отмена всегда вызывает много шума. Как грошовые подарки новорожденным. Размазываем масло тонким-тонким слоем, а в итоге набегают очень серьезные суммы в масштабах региона.

– От оптимизации подобных льгот нам никуда не уйти. Это не значит, что мы немедленно от них откажемся. Для начала обсудим предложения по укрупнению и упорядочиванию мер социальной поддержки для семей с детьми – может быть, это будет единое пособие или несколько крупных.

– В программе есть и более очевидные для любого человека мероприятия.

– Очень мягко выражаясь, не все наши расходы одинаково эффективны. Это касается в том числе и расходов на управление. Совсем недавно была принята региональная программа оптимизации бюджетных расходов на 2017–2019 годы. Программа утверждена распоряжением администрации Томской области от 31 марта 2017 года. Наверняка у многих найдет отклик такой ее подпункт, как запрет на увеличение численности государственных гражданских служащих Томской области. Или утверждение единых нормативов на материальное обеспечение одного государственного служащего. Предлагается также подумать о создании централизованной бухгалтерии для органов исполнительной власти,  в частности для оптимизации численности и расходов на содержание госслужащих. А то ведь, что греха таить, у нас бывали случаи, когда в некоторых учреждениях начальники устанавливали себе необоснованно высокую зарплату в отрыве от экономической реальности.

– И машины представительского класса с обивкой из натуральной кожи покупали…

– Один любимый томскими журналистами госруководитель, помнится, говорил (с возмущением): а что, мои работники на уазах ездить должны? Я вот 20 лет ездил. Это к слову. Руководителям учреждений тоже придется умерить аппетиты. Но это не главное. Для оптимизации расходов гораздо важнее мотивация руководителей и сотрудников к эффективному планированию и использованию бюджетных средств. Как это делается – известно, методики имеются. Дело за «малым» – их внедрять.

– Наверняка поддержка населения вам будет гарантирована и во всем, что касается строительства и вообще капитальных вложений. Подтверждение тому – хотя бы активная позиция рядовых граждан во время прошлогодней дорожной кампании. Вы упоминали еще о такой «непроизводительной» статье, как расходы на исполнение функций выше- или нижестоящих уровней власти.

– Да, это как борьба с шелкопрядом, хотя 99% лесов Томской области относятся к Гослесфонду. Или установка светофоров в муниципальном образовании. От этого тоже придется уходить. Но все же считаю (и наверняка в этом меня поддержат все жители области), что наша общая задача – наращивать доходы. Чем больше прирастем налогами, тем оптимистичнее станет прогноз на будущее.

 

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 7 = 2