Персона
13.01.2017

Алексей Севостьянов: Журналисты будут жить вечно

Статей на сайте: 32

sevostyanov

Интервью с человеком, который знает о томской аномалии всё

В томской медиасреде Алексей Севостьянов – личность легендарная. Блестящий журналист, начавший профессионально работать в «ТМ-экспрессе» в самом нежном возрасте, в «Томском вестнике» быстро вырос до редактора спецвыпуска «Буфф-сад». Человек, знающий о нашем ремесле все и даже больше, и в чиновничьем кресле остался своим. Уже работая в департаменте информационной политики областной администрации, а затем в должности заместителя мэра Томска, он вновь и вновь переизбирался на пост председателя Томского отделения Союза журналистов России. Что само по себе удивительно, учитывая специфику Томска, отродясь не признававшего авторитетов «по должности». Вернувшись в «белый дом» уже в качестве начальника департамента, Севостьянов оставил председательство, но не Союз. Кстати, его детище – журнал для журналистов «Медиатор» – и по сей день выходит в свет, радуя коллег неувядающим юмором и самоиронией, столь свойственными самому Севостьянову. Конечно, положение обязывает. Сегодня Алексей Владимирович – серьезный руководитель, крупная фигура в томском истеблишменте. Но он по-прежнему остается интересен, в том числе и коллегам. Накануне профессионального праздника Алексей Севостьянов был награжден почетной грамотой Министерства связи и массовых коммуникаций РФ. Что и стало неплохим поводом для встречи.

Прежде и теперь

– Когда-то очень давно бывший генеральный секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко назвал Томск медийной аномалией. Теперь уже мало кто помнит, что он имел в виду. Да и ситуация с тех пор сильно изменилась. Иных уж нет, а те далече… По вашему мнению, насколько аномалия с тех пор разаномалилась?

– Ну я-то точно помню, что имел в виду Яковенко, потому что тогда был с ним рядом. Речь не шла о каком-то огромном количестве СМИ в Томской области или их высочайшем качестве. Ну не было этого в новейшей истории у нас, исключения только подчеркивали правило. Томская медийная аномальность в том, что власть (и региональная, и местная), под каким бы прессингом СМИ она ни оказывалась, ни разу не позволяла себе судиться со СМИ или вызывать журналистов на ковер и устраивать истерики. Яковенко так сравнивал Томск с тогдашней лужковской Москвой, шаймиевским Татарстаном, соседним Кузбассом. Поэтому как была аномалия в Томске, так и осталась. Как Кресс терпел критику в СМИ, так и Жвачкин терпит, и Кляйн никого исками не забрасывает. Как не было аккредитации в администрации области, так и сейчас нет. Мы работаем со всеми журналистами. Вне зависимости от симпатий и антипатий.

– А вас не смущает, что понятие журналистики сегодня размывается? Многие газеты, порталы у нас возглавляют люди, вообще не имеющие отношения к профессии.

– Отсутствие журналистских корочек тут не самое страшное. Не очень приятно, когда медийные ресурсы становятся патронами у людей, решающих с помощью самого эффективного оружия – слова – вполне тривиальные политические или бизнес-задачи. Рынок все понимают по-разному, некоторые – как возможность «убивать». Как правило, большинство этих ресурсов к СМИ не имеют никакого отношения, и это тот самый случай, когда лучшим лекарством от «киллера» становится решение суда. По-настоящему меня смущает только присутствие на вполне себе приличных томских порталах в комментариях оскорблений по национальным, физическим и прочим личным признакам. Иногда кажется, что живешь не в университетском городе, а в маргинальной глубинке. Модераторам, которые чистят эти помойки, не позавидуешь. Слава богу и редакторам, что этого все меньше.

Слово и дело государево

– Может ли СМИ, учрежденное властью, быть свободным? Опять же – какие задачи власть решает при помощи прессы?

– Главных задач в этой сфере у власти две – информировать общество о своих действиях и решениях, а потом через СМИ получать своим решениям оценку. Для власти медиа – это самый быстрый и комфортный способ обратной связи с людьми. У меня вызывают изумление коллеги-чиновники, которые этого не понимают. СМИ, учрежденные властью, в Томской области почти антиквариат. Федеральная ГТРК «Томск», региональная государственная газета «Томские новости» и губернский телеканал. При этом у наших областных СМИ вполне осязаемая перспектива акционирования. Взаимоотношения областной власти с государственными медиа строятся на тех же условиях, что и с частными – один для всех федеральный закон о закупках. Все разговоры о том, что кто-то в золоте купается, – миф. А что касается свободы, то цензура в стране 25 лет как запрещена. Это уголовно наказуемое занятие, если кто не знал.

– О создании губернского телевидения говорили долго и разное. В том числе по поводу огромных финансовых вливаний. Насколько вы удовлетворены полученным результатом? Можно ли сегодня сказать с уверенностью, что овчинка выделки стоила?

– Огромные финансовые вливания в «Томское время» – это мифы и легенды Сибирских Афин. Томская область была одним из немногих регионов России, в котором не было регионального госканала. И не было бы, если бы не губернатор Жвачкин. С созданием канала мы чудом вскочили на ступеньку последнего вагона уходящего поезда. До 2012 года почти всё ведь вливали в частные телекомпании. Отлично помню, как десять лет назад, в 2006-м, мы сидели в Северске с Николаем Ивановичем Кузьменко (царствие небесное) и обсуждали, что было бы неплохо создать областной канал на базе Северской телекомпании, перенести передатчик с 17-этажки на пр. Коммунистическом в Томск, усилить сигнал… Тогда в «белом доме» это никого не заинтересовало. «Томское время» строили в самый пик экономической непогоды – в 2014 году. Построили новую компанию за рекордные полтора года, решив нерешаемые технические и юридические проблемы. Канал начал вещать всего два года назад, с 19 января 2015-го. Сегодня это единственный в Томской области телеканал с собственным 24-часовым вещанием. Не представляю, что было бы в Томске без него с учетом исчезновения ТВ-2.

– А появление «Томского времени» и исчезновение ТВ-2 между собой не связаны?

– Только в воспаленном воображении собственников ТВ-2, которые отлично знают, что в истории исчезновения их компании нет участников с томской пропиской. Наш канал вещает на своей частоте, со своего передатчика, и создавать мы его начали задолго до начала проблем у коллег. Два события связаны между собой только тем, что более 15 сотрудников ТВ-2 – операторы, журналисты, рекламщики – получили работу на губернском канале.

– «Томское время» – это уже полностью сформировавшийся продукт? Чего вам в нем не хватает?

– Конечно, за два года невозможно создать продукт, аналогичный по качеству 20-летним. Во-первых, несопоставимы инвестиции. Вряд ли найдется второй такой региональный государственный телеканал в стране с круглосуточным вещанием и 70 сотрудниками в штате, в который в год бы вкладывалось 40–45 миллионов рублей! Есть каналы с финансированием в миллиард, меньше 150 миллионов примеров нет. Во-вторых, не в самом лучшем состоянии рекламный рынок, хотя «Томское время» активно на нем работает и зарабатывает. В то же время есть большие технологические сложности – мы ведь готовимся к переходу на цифровое вещание. Но главное, Марку Минину удалось собрать на канале отличную команду новостей. Тима Щитов, Настя Киченко, Кеша Коломеец, Людмила Рислинг, Аня Янкова, Ксения Гребнева, Саша Стучебров, Глеб Шестаков, многие другие… У них глаза горят, а руки делают. Шесть выпусков новостей в сутки, вечерние длятся уже 40 минут, и это программы с гостями, опросами, спецрепортажами. Идут еженедельные ток-шоу, сериал Владислава Халина «Хозяева тайги». Скоро стартует еженедельная аналитическая программа, университетская программа с Андреем Мурашовым, что-то невообразимое, судя по рассказам, готовит Ирита Минина.

Конечно, новостям не хватает географического и тематического разнообразия. И речь не про нехватку сюжетов о деятельности власти. Губернатор неоднократно говорил: ребята, нам не нужны программы о чиновников для чиновников.

– А критики в адрес власти на канале хватает?

– Кое-кто из власти считает, что канал только этим и занят. Не было ни одного громкого события, яркого конфликта, которые бы канал замолчал. Но почти никто никогда не будет есть одни лишь диетические паровые биточки без соли. Иногда хочется чего-нибудь поострее. И без десерта не обойтись. Поэтому стоит задача готовить телевизионные блюда разнообразными. Бывает, чувство меры подводит, пища подгорает. А случается, что и непропеченное в эфир выдают. Но это не повод для истерик со стороны чиновников. Каналу два года, это ребенок, он растет вполне симпатичным. И рост аудитории это доказывает.

Самые главные СМИ

– В этом году губернатор высоко оценил участие районок в кампании по ремонту дорог. Вы их поддерживаете?

– Конечно, и не только добрым словом. Мы регулярно общаемся с редакторами районных газет и главами местных телекомпаний – они работают у нас в Стрежевом, Колпашеве, Асине и Первомайском. Именно у районных СМИ сегодня самые большие тиражи и самая большая постоянная аудитория. С приходом нового губернатора объем финансовой поддержки районным СМИ со стороны администрации вырос почти втрое, а по районным газетам – в четыре раза. Местные СМИ людям ближе всего. И секрет их успеха в том, что своих читателей и зрителей они знают, что называется, в глаза. Они живут практически вне рекламного рынка, им труднее всех, и наша задача – поддержать их.

– Но при этом стоит вопрос о зависимости районных СМИ от местного начальства. Знаю пример, когда глава района лично вычитывал каждый номер районки, прежде чем газета шла в печать (правда, сейчас он уже не работает). О какой свободе и какой критике может идти речь?

– Большинство районных СМИ у нас частные, и у них проблем с начальством нет. Да и районное начальство у нас в Томской области подавляющим большинством просвещенное. И места для критики полно. Вы почитайте кожевниковскую районку «Знамя труда». Редкий номер обходится без проблемных публикаций. Но мудрый Александр Емельянов понимает ведь, что услышать людей – власти во благо. Вновь избранные главы районов иногда этого не понимают – тогда вмешиваемся, защищаем коллег.

– Вы (власть, как исполнительная, так и законодательная) являетесь постоянным поставщиком информации для СМИ. А в обратном направлении движение есть? Вы что-то узнаете из местных газет?

– Иногда гораздо больше, чем из областных. Сегодня мы ведем мониторинги не только федеральных, областных, но и местных СМИ. И губернатор, и другие руководители области имеют возможность каждый день читать и анализировать все информационное пространство, вплоть до районных интернет-форумов. И, конечно, это не просто чтение для души, но и основание для принятия решений.

– Многие считают, что журналист – профессия, обреченная на вымирание. А печатное СМИ – это вообще анахронизм. Вы с этим согласны? Что нас ждет в ближайшие, скажем, пять лет? А десять?

– Журналисты абсолютно точно будут жить вечно, меняется только поле деятельности. Почти как класс исчезли бумажные журналы, тают тиражи печатной прессы, телевидение на наших глазах уходит из эфира в цифру. Журналист становится универсальным солдатом, конвергентным товарищем, от которого ждут, чтобы он одинаково качественно и писал, и снимал, и верстал – как для офлайна, так и для онлайна. И журналисты очень часто не выдерживают конкуренции с блогерами, которые гораздо ближе к аудитории и не находятся в плену собственных или редакторских стереотипов о том, что читателям-зрителям нужно. Но я уверен, что и через сто лет будут уважаемы и востребованы журналисты, которые владеют словом и обладают сердцем. Таких у нас много.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,,,,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

47 − = 43