Хотя без роботов сегодня уже не обойтись

В канун Дня работника сельского хозяйства, который по традиции отмечается в середине октября, принято подводить итоги работы аграриев и чествовать тех, кто обеспечивает нам скатерть-самобранку. Журналисты редакции «Томские новости» и радио «Томский Благовест» пригласили на встречу заместителя губернатора Андрея Кнорра. Который, по его собственному выражению, отвечает, как в той поговорке, за всё на свете – «от культуры до физкультуры».

Это действительно человек-оркестр. Он умудряется эффективно курировать и развивать несколько принципиально важных для региона направлений, в том числе агропромышленный комплекс и природопользование. Об этих сферах мы и расспросили нашего гостя.

Истоки победы

– Андрей Филиппович, на протяжении нынешней уборочной кампании томские аграрии лидируют и по темпам уборки, и по урожайности, хотя природа нынче не жаловала – ранняя весна, переменчивое лето… И все же в регионе удалось собрать 400 тысяч тонн зерна. В чем секрет успеха? Что помогает томским аграриям добиваться таких весомых результатов?

– Действительно, это успех. Но это успех не одного дня и не одного человека. Он обеспечен долговременной и настойчивой работой при поддержке федерального правительства, которую получают администрация Томской области, департамент агропромышленной политики, хозяйствующие субъекты, научные коллективы и, конечно, сами аграрии. Большое внимание к этой отрасли проявляет губернатор Сергей Анатольевич Жвачкин.

Мы практически завершили уборку зерновых и справились со своими обязательствами. В поле остается лишь кукуруза, но мы специально ждали заморозков, чтобы получить полноценное зерно. Это вообще для нас новое дело. Год назад совхоз «Дубровский» впервые начал выращивать эту культуру на зерно, так сказать, испробовал южный вариант на севере, и опыт удался. Если в прошлом году было получено всего 80 тонн этой культуры, то в нынешнем году, по прогнозам, есть вероятность получить 600 тонн. Это будет свой посевной материал (сейчас мы его закупаем), кроме того, прекрасная белковая добавка к кормам. Соя и кукуруза – высокоэффективный энергетический материал, который нашел особое применение в птицеводстве, но наши специалисты используют его и в животноводстве и получают хорошие результаты.

Намолочено 423,8 тысячи тонн зерна в бункерном весе. За последние 20 лет томские аграрии в третий раз превысили планку в 400 тысяч тонн. В 2008 году при большей посевной площади было собрано 408,8 тысячи тонн, в 2001-м – 407,9 тысячи. Это, безусловно, успех. И регион последовательно шел к нему.

Проделана большая работа по улучшению севооборота. Удалось изменить отношение к подбору и использованию семян. В основном мы стали применять хорошие сорта, в том числе и ранн­еспелые, с высокими кондиционными качествами. Объем их составил почти 95 процентов, но мы добиваемся всех 100. Третье – это удобрения. Вносим по 28 килограммов действующего вещества на гектар, в четыре раза больше, чем семь-восемь лет назад – самый высокий показатель в Сибирском регионе. Мы также научились бороться с болезнями и вредителями, обрабатываем зерновые и зернобобовые препаратами от сорняков. Все это и поз­волило увеличить урожайность в разы.

Именно такую задачу перед нами ставил губернатор. Уместно напомнить, что сначала целью было получение 20 центнеров с гектара, в этом году соберем по 22–23 центнера, а ближайшая перспектива – 25. У нас есть свои лидеры и уникальные примеры эффективной работы. Каждое девятое предприятие собрало по 30 центнеров с гектара, а возглавляемое Александром Варфаламеевым из Шегарского района – по 40 центнеров зерна! В хозяйстве «Дубровское» этот показатель – 33,7 центнера, а в СПК «Белосток» (самом северном, замечу) тоже 33,3 центнера. В области смогли не только вырастить полновесное зерно, но и вовремя его убрать.

Рапсу – плюс, картошке – минус

– В последнее время стало популярным выращивать рапс. Он востребован как внутри страны, так и за рубежом. Томская область набирает обороты в производстве и этой культуры. Производители почувствовали к ней вкус? Как мы справились с уборкой?

– Хорошо справились. Урожайность этой масличной культуры составляет 18,5 центнера с гектара, что на 5,4 центнера с гектара на аналогичную дату выше уровня прошлого года. Мы стараемся изучать и применять все самое лучшее и передовое. Законодатели моды в выращивании этой культуры – красноярцы. Наши специалисты бывали у них не раз, набирались опыта, знаний и применяли все это на своих полях. Сейчас красноярцы хоть и остаются лидерами, но мы, что называется, дышим им в затылок – прочно держим второе место, несмотря на то что у соседей и почвы лучше, и пашня расположена южнее. Главное – они этой культурой занимаются давно и системно, и это для нас пример.

Но культуру не только важно вырастить. Мы благодарны нашему инвестору – Межениновской птицефабрике, построившей завод «Сибирская олива», который перерабатывает рапс. Рапс – культура, которую после уборки необходимо оперативно сушить. Такой возможности у наших производителей не было, поэтому наш рапс прямо на корню перекупался по дешевке посредниками. Особенно много среди них было представителей китайской экономики. Они его сушили и продавали по завышенной цене. Теперь же всего за месяц-полтора Межениновская птицефабрика просушила 11 тысяч тонн рапса и закупила его на взаимовыгодных условиях – 30–32 тысячи рублей за тонну. Крестьяне на этом хорошо заработали. У предприятия есть планы расширения производства, а у крестьян – будущее.

– Еще одна «национальная» сибирская культура – картошка. Какие виды на урожай?

– Лидируем в Сибирском федеральном округе. Накопали по 192,2 центнера с гектара – на 18 центнеров больше, чем в прошлом году. Но я этим результатом недоволен… Считаю, что нам вполне по силам получать и по 300, и по 350 центнеров с гектара. В этом убеждает опыт Тюмени, где аграрии выращивают и по 600, и по 700 центнеров с гектара. Для повышения урожайности надо применять высокие индустриальные технологии, а у наших овощеводов зачастую не хватает либо земли для севооборота, либо техники – они отстают с точки зрения технического перевооружения. Тормозит развитие отрасли и нехватка складских помещений. Мы в этом году поставили задачу заняться решением проблем в овощеводстве по всей технологической цепочке, в том числе и в хранении продукции.

– Есть куда стремиться и над чем работать…

– Не хочу, чтобы меня обвинили в том, будто я на все смотрю сквозь розовые очки. Бывая в командировках, отмечаю, что у нас еще 120–150 тысяч гектаров хорошей земли не используется. Огорчает и то, что некоторые районы утратили свои лидерские качества, постепенно стали скатываться в аутсайдеры. В 1940-е годы в северном Бакчарском районе показатели были выше, чем в южном Шегарском, а сейчас они не в пользу северян. Упал в рейтинге, если можно так сказать, и Молчановский район, который, к счастью, сейчас набирает обороты.

Вызывает тревогу также то, что сегодня работать на селе желающих мало. Рабочих рук не хватает – сельхозпроизводители в один голос заявляют, что некому работать. И слышат в ответ, что, мол, они мало платят, техника допотопная, инфраструктура хуже некуда. Но это давно уже не так! Есть хозяйства, где средняя зарплата составляет 35 тысяч рублей, а механизатор зарабатывает за уборочный сезон до ста тысяч рублей. Старой техники практически нигде не осталось. Даже самые отдаленные села преображаются.

Жить в комфорте

– Журналисты это могут подтвердить. Яркий пример преображения – село Ягодное Асиновского района. Мы там недавно побывали и ахнули от восхищения. После реконструкции открылась прекрасная школа, начинается ремонт Дома культуры, ведется благоустройство села. Где еще может скоро стать так же, как в Ягодном? Как в области реализуется программа комплексного развития села, поддержанная правительством?

– Тема устойчивого развития сельских территорий находится в центре внимания президента страны, который еще раз отметил, что на селе должны быть обеспечены не только производственные, но и бытовые условия для людей. Наш губернатор придерживается этой стратегии. Программа успешно реализуется там, где проявляют инициативу главы районных администраций и руководители сельских поселений. Этим отличаются Асиновский, Кожевниковский, Первомайский, Шегарский районы. Подтягиваются Колпашевский и Томский. К сожалению, в этот список нельзя включить Кривошеинский и Зырянский районы. Очень надеюсь, что пока…

В этом году по программе комплексного развития территорий регион получил из Федерации 500 миллионов рублей из 700, предусмотренных на эти цели в 2020 году. Цифры говорят сами за себя. При участии 13 муниципальных образований возводится 31 объект. Будет газифицировано село Первомайское, в Уртаме Кожевниковского района появится водопровод, в селе Чажемто Колпашевского района строители возведут сразу 66 домов! Образцовый спортивный комплекс строится в Шегарке. В северном селе Александровском заканчивается строительство станции водоочистки.

Где взять кадры?

– Андрей Филиппович, на томские поля пришли автопилоты. А не пострадают ли при этом крестьяне, которые могут остаться без работы?

– Мне часто задают этот вопрос, но надо иметь в виду, что это был эксперимент, и есть такие этапы уборки, которые человек все равно должен контролировать. Но даже если будут использоваться роботы на полях, работы на всех хватит. В оборот вводятся новые земли, развивается производство. Например, Межениновская птицефабрика сейчас закрепила за собой 5 000 гектаров земли, 1 200 гектаров освоены в Шегарском районе. Люди в аграрном секторе нужны, необходимы новые способы их привлечения. Сегодня и в сельское хозяйство пришел вахтовый метод, характерный некогда только для нефтегазовой сферы. Доярок из Томска доставляют в Ягодное, где они живут в прекрасном общежитии, а отработав положенное время, возвращаются домой. И это уже не эксперимент…

– Вы говорите, людей на селе не хватает, а может, наряду с робототехникой начать укреплять сотрудничество с вузами, чтобы в последующем хотя бы в крупных хозяйствах снизить потребность в рабочих руках?

– На роботы мы делаем ставку там, где применяется неквалифицированный труд. Например, четкая до минут раздача кормов. На этот счет есть специальная программа развития IT-технологий. Занимаемся и подготовкой кад­ров, тесно сотрудничаем с Новосибирским сельхозинститутом, другими вузами, тем более что спрос на такие профессии, как агроном, ветеринар, зоотехник, растет. Растут и конкурсы абитуриентов на эти направления. Однако это специалисты высшего и среднего звена, а не хватает рабочих профессий – механизаторов, водителей…

С профильным департаментом профессионального образования мы работаем активно, но столкнулись вот с какой проблемой. На учебных полях некоторых колледжей техника выпуска 1970–1980-х годов, которой уже давным-давно нет в хозяйствах! Чему могут научиться ребята в таких условиях? Приходят на работу и теряются. В Белоруссии, например, Александр Лукашенко постановил, что вся новейшая техника сначала обкатывается в учебных центрах, а потом идет на поля. У нас же все наоборот, хотя на техническое оснащение профессиональных учебных заведений выделяются федеральные деньги. Мы решили всерьез заняться этой проблемой – создать условия для повышения квалификации преподавателей, привлечь лучших практиков из наших якорных предприятий, которые будут помогать этим учебным заведениям идти в ногу со временем.

А рыбки хочется…

– На днях в регионе произошло знаковые событие – Сергей Жвачкин открыл в Томском научно-производственном рыбоводном комплексе новую линию по разведению осетровых видов рыб. А как вы оцениваете состояние рыбного хозяйства в регионе?

– Только в этом году произведено 80 тонн рыбы – в 3,6 раза больше, чем в 2014-м. Объем инвестиций за семь лет составил 95 миллионов рублей – очень неплохие деньги для этой отрасли. Губернатор не снижает требований к рыбоводам и промысловикам, но и наращивает меры поддержки. У нас появились свои садковые линии, рыбоводные хозяйства, 27 водоемов сданы в долгосрочную аренду. В этом году на оказание помощи рыбоводам в виде компенсации за электроэнергию, на приобретение посадочного материала и оборудования из областного бюджета выделено 8 миллионов рублей.

Изменения очевидные. Простое ремесло по вылову рыбы у нас превращается в индустриально-промышленную отрасль. Реализовано несколько современных проектов, которые определяют перспективу развития отрасли на многие годы. В Томске заработал инкубационно-мальковый цех и рыбоводная линия по выращиванию осетровых мощностью 35 тонн товарной рыбы. В Шегарском районе на озере Родниковом действует линия по выращиванию форели объемом 30 тонн. 5 тонн товарной стерляди будет производиться в областном центре на рыбоводной линии, действующей по системе закрытого водоснабжения. И самое главное – у нас теперь есть собственное ремонтное стадо осетра сибирского, стерляди обской и камской, карпа сарбоянского, а в ближайшее время – муксуна и стерляди, видов хоть и не исчезающих, но требующих восстановления.

Мы можем гордиться тем, что Томская область стала донором сиговодства в России. Ежегодно в северных районах области отбирается 500 миллионов экземпляров пеляди и отправляется на пастбищное выращивание в 16 регионов России и Казахстана. Нам удалось восстановить сиговое стадо пеляди, дело за осетром и нельмой…

– Значит, на нашем праздничном столе скоро появится черная икра?

– Честно сказать, я к ней равнодушен. Самая вкусная, по-моему, щучья…

– Еще к столу бы дикоросов побольше…

– Этот год урожайный на грибы, их не заготовил только ленивый! Этих таежных даров собрано в семь раз больше, чем в прошлом году. Правда, урожай клюквы и брусники меньше, не задался год на кедровые орехи. Но дикоросы надо не только собрать, но и переработать. Пять миллионов рублей выделено из областной казны на расширение технологических возможностей перерабатывающих предприятий.

Еще у нас уродилась жимолость, и на нее большие виды. Пока эту уникальную ягоду в промышленных масштабах выращивали специалисты только Бакчарского опорного пункта северного садоводства, который, кстати, славен тем, что здесь выведены сорта, использующиеся в Польше, Канаде и других странах. Но в прошлом году заложен Северный сад компанией «САВА» – современное производство, основанное на новейших технологиях, начиная от посадки и заканчивая уборкой урожая. Здесь будут применены такие сорта, которые позволят нам продлить удовольствие – пролонгировать сроки хранения. В этом году мы хорошо поработали с торговыми сетями и убедились, что спрос на эту ягоду есть.

Выращивать жимолость теперь хотят и в Кожевниковском, и в Зырянском районах. Ценность этих инициатив в том, что нам удалось скоординировать усилия науки, частного бизнеса и власти.

Соболя жалко

– Осенняя охота в самом разгаре. Чем порадует тайга и часто ли в регионе фиксируются нарушения правил охоты?

– Уже можно охотиться на лося, медведя, барсука, ондатру, зай­ца, лисицу, волка, боровую дичь. С 1 ноября разрешена добыча северного оленя, соболя, норки, колонка, рыси, горностая. Наша тайга богата на зверя, и в последние годы наблюдается рост популяции животных, вместе с этим растет и коэффициент успешности. По учетным данным, наблюдается увеличение по всем показателям.

Но есть одна проблема, обусловленная тем, что экономика напрямую связана с биологической цепочкой. Численность соболя в регионе составляет 75 тысяч особей, это больше, чем в прошлом году. Казалось бы, что плохого? Радоваться только надо. Но добыча пушного зверя становится невыгодной. Стоимость шкурки барсука упала до тысячи рублей, до 200 рублей выросла пошлина на шкурку соболя, и затраты на добычу не окупаются. Иркутская меховая биржа практически закрылась, Питерская дышит на ладан. Значит, в этом году особого спроса на пушнину не будет. А что же соболь? Он хищник, ему кормиться надо. Многочисленность зверька скажется на количестве боровой дичи. А не станет дичи – исчезнет и сам соболь. Тридцать лет назад такой прецедент уже был зафиксирован. Тогда пришлось практически с нуля восстанавливать популяцию баргузинского соболя.

У нас и поголовье медведей остается высоким – 9 200–9 500 особей. А это нагрузка на копытных, и прежде всего на лося. По оценкам биологов, наша норма – 5–6 тысяч мишек.

Что касается выявленных нарушений во время охоты, то их становится меньше. В этом году выявлено 124 случая (192 – в 2019-м). Ужесточились меры ответственности, есть примеры хорошей судебной практики, когда у браконьеров изымалось дорогостоящее оружие, снегоходы. Теперь малым штрафом не отделаешься: за незаконный отлов медведя придется заплатить 300 тысяч рублей, а если он убит в заказнике, то и все 400 тысяч. За отстрел лося, соответственно, 400 и 500 тысяч рублей. Эти цифры многих отрезвляют.

Богат наш край… Надо только уметь этими богатствами мудро и по-хозяйски пользоваться.

Автор: Анна Петрова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 58 = 64