Андрей Трубицын об управляемости климата и особом пути томской промышленности

Наступления 2011 года томские промышленники ждали с тревогой, пугали грядущая либерализация цен на электроэнергию и рост социальных отчислений. Каким прошедший год стал для действующих производств? Чего было больше – потерь или приобретений? Какие сюрпризы ожидают реальный сектор нынче? Эти вопросы журналисты «ТН» адресовали гостю редакции – заместителю губернатора, начальнику департамента развития предпринимательства и реального сектора экономики Томской области Андрею Трубицыну

Устояли под ударами

– Действительно, опасения в начале прошлого года были серьезные. Предприятия только-только преодолели спад 2010 года и все суровые новации 2011-го встречали, не накопив жирка после кризиса.

– Вероятно, энерготарифы в 2012-м еще вырастут. Бизнес выдержит?

– Бизнесу не нравится не только сам рост тарифов, но и политизированность этого вопроса. Почему население платит за киловатт 1,5 рубля, а производства – по 5? Эта разница в 3,5 рубля потом все равно бумерангом возвращается к населению через цены на продукцию. Перекрестное субсидирование не решает социальных вопросов и развитие бизнеса точно не стимулирует.

Но высокие тарифы на энергию подталкивают промышленность к экономии. И хотя наша продукция по энергоэффективности еще далека от мировых стандартов, в последнее время предприятия заметно продвинулись на этом пути.

Андрей Трубицын: «О привлекательности региона лучше судить по динамике инвестиций. В Томской области этот показатель год от года растет, в 2011-м мы вплотную подобрались к планке 100 млрд рублей»

Однако 2011-й сыграл и положительную роль: всем пришлось поработать над издержками. Например, на «Сибэлектромоторе» численность сотрудников упала, а работает завод в больших объемах, чем до кризиса. Значит, произошел рост производительности труда, конкурентоспособность повысилась.

– В числе наиболее ощутимых ударов судьбы по промышленности – реформирование РЖД, вызвавшее настоящую вакханалию с ценами на грузоперевозки, нехваткой вагонов, со срывами сроков доставки…

– Да, реформа РАО ЕЭС по сравнению с реформой РЖД – просто семечки… Была стройная система управления, логистика, обез-личенный вагонный парк, система заявок, контроля… Вдруг всем велели взять по вагончику и разбежаться, чтобы потребитель потом ходил и с каждым перевозчиком договаривался. А поскольку в отличие от энергетики регулирования тарифов в этой области нет, ситуация сложилась для бизнеса тяжелейшая. Например, везет предприниматель пиломатериал из Томска в Узбекистан и Афганистан. Маржа созданной недавно дочерней компании «РЖД-Логистика» порядка 10%. А вот у других компаний маржа за доставку в Узбекистан 100–150%, в Афганистан – 200–250! Хотели разбить монополию и создать конкуренцию, а реально наплодили монополистов помельче и потеряли управляемость системы… Сейчас делаются серьезные шаги для ее восстановления, но до решения проблемы еще далеко.

– На томском поле есть потери?

– Напротив – проекты, затормозившиеся в 2009–2010 годах из-за кризиса, выправились в 2011 году. Стекольный завод в Самуськах решил все вопросы, связанные с банкротством, долгами по зарплате и даже превысил плановый годовой объем. В стадии завершения процедуры по банкротству и консолидация активов Самусьского судостроительного завода. В 2011 году новой компанией спущено на воду первое судно, существующий портфель заказов обеспечит судостроителей интенсивной работой на 5–7 лет. Из тяжелого положения вышел «Сибэлектромотор». Пусть в ужатом виде, но стабильно работает на новой площадке «Томский инструмент». У «Микрана» появился крупный контракт по системам связи, строится мощная промышленная площадка. На ТЭТЗ проводится модернизация, объем производства в 2011-м превысил уровень 2008-го более чем на четверть…

– А открытия?

– 2011-й – это первый год плановой работы «Партнер-Томска». Хотя по году он произвел порядка 130 тыс. куб. м плиты МДФ, это работающий завод, потянувший за собой достаточно приличный сектор экономики отрасли. Выстраивается сырьевая логистика, формируется коллектив, понятны технологические переделы, проблемы и риски. Думаю, в первом квартале собственники определятся и со строительством второго завода. Это будет достаточно крупное предприятие, инвестпроект стоит примерно 200 млн евро.

Переходим к дорогому

– Тем не менее тенденция очевидна: все больше крупных торговых центров возникает на месте бывших предприятий, а не наоборот…

– Томская промышленность все больше специализируется на продукции с достаточно большой долей интеллектуальной составляющей. Даже давно действующие заводы переходят к более дорогой инновационной продукции. Томская электронная компания занимается инновационной технологией термообработки рельсов.

«Томсккабель» отладил производство силовых кабелей из меди и алюминия с изоляцией из пластиката повышенной пожаробезопасности. «Сибкабель» устанавливает новое оборудование, втрое эффективнее традиционных эмальстанков, будет выпускать провода с высокопрочной нагревостойкой изоляцией. Один из коньков

НИИПП – светодиодные источники света и солнечные батареи. «Сибэлектромотор» совместно с «ЭлеСи» начал производство экономичных двигателей для лифтов, а вместе с корпорацией «Русский сверхпроводник» создает электродвигатели мощностью 240 кВт – раз в пять меньше и легче аналогов…

Мне кажется, что в Томске никогда не будут развиваться крупные сборочные производства или заводы, не привязанные к местному сырью. Но будут строиться предприятия, нацеленные на выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью, оказанием высокоинтеллектуальных услуг. Почему? Да потому, что тут есть школа, кадры, опыт, ТВЗ с ее льготами. И еще потому, что и транспортные издержки по доставке компактной продукции до потребителя будут минимальными.

Переезд переезду рознь

– Почему же пробуксовывают некоторые, на первый взгляд, продуктивные начинания власти, например создание промзон, вывод производств из центра за город? Идея не хороша или энтузиазм пропал? Первый опыт – переезд «Томского инструмента» в Лоскутово, кажется, удался…

– Идея переноса производственных мощностей хороша, но, к сожалению, реализуется пока не так, как надо. На Западе сначала выстраивается финансовая схема, в которой участвует и муниципалитет. Пока в чистом поле с подведенной инфраструктурой строится новый завод, старый работает, сохраняя бренд и рынки. А на новой площадке должны быть новые технологии, оборудование. То есть происходит качественный скачок при сохранении бренда. А «Томский инструмент» переезжал без денег, перетащив на новую площадку имеющееся оборудование. Да, он ужался по издержкам, но, к сожалению, качественного, технологического скачка и повышения конкурентоспособности не произошло. Причем это не вина завода, как говорится: сколько денег – столько песен.

Пока для перевода томских производств за город нет финансовой схемы. Да и муниципалитет не заинтересован… Теоретически он должен софинансировать переезд, забрав у завода дорогую землю в центре города. Но кто у нас готов купить эту землю?

Томск продекларировал развитие четырех промзон – абсолютно правильное стратегическое решение. Но без финансовой схемы возможные попытки административного выдавливания бизнеса из города – тупиковый вариант. Нужны экономические стимулы.

О привлекательности и власти

– Если говорить об инвестклимате, что здесь зависит от региональной власти?

– Бурное развитие производств происходит в основном вокруг мегаполисов – в Московской, Ленинградской областях. Наверное, в Татарстане инвестклимат тоже лучше – в силу географии и возможностей республиканского бюджета… Что ни говори, мы не очень крупный регион и очень далеко от центра. В битве за ресурсы нам тяжело толкаться локтями с Новосибирском, Красноярском, Омском…

Но бренд – великая вещь. Региональная власть делает все для брендирования области. Первым шагом на этом пути была стратегия развития Томской области, вторым – ТВЗ, сейчас «ИНО Томск»…

То, что небольшую Томскую область в стране знают, – успех нашей власти и прежде всего губернатора. Почему ТВЗ дала толчок для движения вперед? Потому что это бренд, к которому прилагаются налоговые, экономические льготы и инфраструктура. Как только появляется известность, любые шаги делаются легче, быстрее, осознаннее. Безусловно, когда бизнес приходит со своими запросами, область и город, в хорошем смысле этого слова, вынуждены заниматься подготовкой площадок и инфраструктуры…

Кстати, в 2010-м мы выиграли конкурс Минэкономразвития по созданию центра кластерного развития. Сейчас этот центр занимается описанием пяти кластеров: лесного, нефтехимического, ИТ, медико-фармацевтического, ядерного. Для власти это очень эффективный механизм точечного влияния на получение максимального синергетического эффекта.

– И все же – каков нынешний инвестклимат в стране, в регионе?

– Мне кажется, в России уже по-явилось осознание того, что инвестклимат оставляет желать лучшего. Правительством создан целый ряд институтов развития. Оценивается инвестпривлекательность регионов и делается попытка создать свое-

образный стандарт этой привлекательности. 15 февраля на очередных инвестсезонах в Томске этот стандарт уже будет обсуждаться, область намерена стать регионом-пилотом в этом отношении.

А о привлекательности региона лучше судить по динамике инвестиций. В Томской области этот показатель год от года растет, в 2011-м мы вплотную подобрались к планке 100 млрд рублей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *