Все записи автора Нина Губская

Главный проект Егора Пшеленского

Егор Пшеленский – самый молодой глава сельского поселения в Томском районе. Ему всего 31 год, из них пять лет он уже во власти. С 1 января 2019 года – глава сельского поселения.

Знакомство

С Егором Юрьевичем мы договорились, что он покажет нам поселение, познакомит с проектами, которые либо уже реализованы, либо значатся в ближайших планах, подспудно предполагая понять, что же он понимает под словами «решать вопросы правильно».

– Придя на эту работу, я реализую проект открытости власти, – заявляет он. – Меня не избирало население, но именно оно должно стать союзником в наших общих делах. Мой проект как раз и рассчитан на это, чтобы люди знали, чем занята власть, и сами подставляли плечо.

Как это ни банально звучит, за точку отсчета новый глава взял объявления.

– Они у нас сейчас повсюду, – рассказывает он. – На стендах, на сайтах, в соцсетях, многие жители объединены в группы, и достаточно сообщить в WhatsApp’е, как информация распространится тут же. Это нужно для того, чтобы люди не говорили, что ничего не знали. Информирование – наглядный показатель работы.

Три кита благополучия

Но глобальные планы главы поселения связаны все же с хозяйственными делами. Тут Егор Пшеленский не устает повторять свою коронную фразу: «Мое кредо – результат», а в шутку себя называет кризисным управляющим.

– Какие проблемы на селе могут быть? – рассуждает он, пока мы едем по ровному асфальту до Синего Утеса. – Дороги, освещение, вода – это главное. Еще детские и спортивные площадки и так далее. Везде с этим проблемы. Но, чтобы их решать, надо четко понимать, что делать.

Везде глава за основу берет системный подход. На этом он делает особый акцент. Системный или комплексный подход в его понимании – это изучение ситуации от а до я, понимание сути проблемы, составление плана последовательности ее решения и, наконец, само решение. Сейчас он этот подход старается применить к дорогам. У района есть договор соцпартнерства на поставку гравия. Это небольшие объемы, но перепадает и Спасскому поселению. И как распределить этот гравий? Куда положить в первую очередь?

– У людей разные мнения, мой принцип такой, – поясняет он, – сыпать там, где совсем плохо. Область идет тем же путем, губернатор выделяет деньги на дороги, и их приводят в порядок прежде всего возле школ, социальных объектов, там, где больше всего ходит людей. Почему я должен поступать по-другому? Но для этого я должен проехать по каждой дороге, зафиксировать каждую ямку и составить реестр. Такой реестр уже почти готов. Кстати, ремонт дорог по губернаторской программе на селе идет. Мы прокатились по новенькому асфальту на улице Гагарина в селе Батурино, теперь это вполне цивилизованный проезд.

Тот же подход и к ремонту водопроводов. По мнению Егора Пшеленского, они в плачевном состоянии. Глава поставил задачу провести ревизию всех водопроводов, колодцев, составить своеобразный паспорт порывов, незаконных подключений, навести порядок с документацией. Как первый результат комплексного подхода – уже в этом году отремонтируют 300 метров водопровода по улице Советской в селе Батурино и обеспечат несколько домов водой, в том числе и многодетную семью. А еще гордость главы – на четырех водопровод­ных башнях сделаны врезки и выводы для заправки пожарных машин. Теперь это можно сделать у ближайшей водокачки. И благодаря этому во время недавнего пожара удалось спасти дом в селе Коларово.

Казалось бы, какой системный подход в уличном освещении? Но у главы большие планы. Заменить обычные лампы на светодиодные. Удастся сэкономить до миллиона рублей, а сейчас на эти цели тратится до 15% бюджета. И, конечно, отопление. В Батурине вместо громоздкой котельной на угле, где было занято четыре человека, теперь компактная котельная, которая работает на опилках, и обслуживает ее один человек.

Центр семейного притяжения

…Подъезжаем к Синему Утесу. Ухоженное село. Оказывается, здесь очень инициативные жители. Активно участвуют в разных проектах, в том числе по благоустройству. Глава показывает нам место, где в ближайшее время будет построена спортивная площадка, которая должна стать гордостью всего поселения. Это дорогостоящий объект стоимостью более 5 млн рублей, который строится на условиях софинансирования по областной программе развития спорта. Кстати, в проектировании на добровольных началах также участвовали местные жители. Это долгожданный объект, к октябрю он будет сдан.

А мы движемся в сторону Коларова. У главы поселения амбициозная цель – сделать его неким культурным, семейным центром с использованием возможностей инициативного бюджетирования. А начал с малого. Общественность давно обращалась к местной власти с предложением посадить березовую аллею. Но оно годами оставалось нереализованным. С приходом нового главы Егора Пшеленского совместными усилиями с МБУ «СКЦ Спасского поселения», приходом храма Спаса Нерукотворного и инициативными жителями идею удалось воплотить в жизнь за три дня. Причем наполнить эту акцию новым смыслом. Деревья высадили многодетные семьи. Каждая березка именная, у нее свой паспорт, и каждый член семьи уход за нею будет передавать по наследству.

Теперь выиграли конкурс на реконструкцию площади села Коларово. В планах – перенести парковку в другое место, а на площади поставить лавочку любви, разбить газоны, цветники. Есть намерение открыть клуб, который сейчас на замке, надо только решить вопрос с котельной. А летом в селе уже провели масштабный праздник семьи в честь святых Петра и Февронии. Причем не просто собрали свои образцовые семьи, а пригласили из других поселений, придумали номинации, поздравили победителей. Праздник получился многочисленным, красивым. В планах Пшеленского – развивать проект как региональный, чтобы была своя визитная карточка.

Унынию не место!

Культуре глава уделяет особое внимание и применяет все тот же комплексный подход.

– Я всегда поддерживал культуру на селе, – говорит он. – У людей должен быть досуг. Когда люди не в унынии, а в радости, это очень важно.

Грандиозные планы связаны с восстановлением Дома культуры в селе Вершинино. Можно сказать, что это памятник советской эпохи. И без иронии. Дом культуры построили 12 лет назад и… законсервировали. На стыке эпох не хватило времени и средств на его открытие. Здание монументальное, можно сказать, величественное. И что самое главное, не разрушенное временем – умели строить. Но на восстановление нужны деньги, и немалые.

– Мы очень благодарны областной администрации, которая нам помогает с участием в федеральном проекте. Объявлен аукцион на сумму в 1 миллион 800 тысяч рублей на разработку проектно-сметной документации на ремонт. В этом году – ПСД и экспертиза, затем – восстановление. И виды на это здание у нас большие. Там огромные площади, и мы сможем разместить на них и библиотеку, и спортивный зал, и многофункциональный центр «Мои документы», и даже нашу администрацию.

Духовное единение

Так исторически сложилось, что в поселении много храмов, есть мечеть. Это определяет духовную жизнь многонационального населения сёл. Поэтому храмы строятся. Уже готово здание в селе Ярском. Оно построено на средства прихода. Сейчас отливают купола, и дело за отделкой и наполнением церкви. Приход возглавляет тоже молодой батюшка. И некоторые проекты рождаются совместно. Как тот, с посадкой березовой аллеи, или велопробег с мощами святителя Николая. 15 человек вместе с главой сельской администрации на велосипедах, проехали по селам, в каждом останавливались, встречались с жителями, батюшка читал молитвы.

Но перспективы Егор Пшеленский связывает с сельским туризмом. Его поддерживает областной департамент по туризму. На территории поселения прекрасные заповедные и исторические места, есть что показать гостям и заработать на этом. Есть и фермерское хозяйство, которое готово взяться за реализацию проекта.

Вертикаль на подмогу

Покидаем прекрасное село Ярское.

– Я не скрываю, – говорит Пшеленский. – Мне, чтобы двигаться дальше, нужен результат. А что такое результат в работе главы сельского поселения? Результат должен быть на земле, чтобы люди были довольны тем, что происходит. Мой подход такой: не словом, а делом. Доверие надо зарабатывать.

Пшеленский делает комплимент в адрес районной власти. С приходом нового главы начал меняться принцип взаимоотношения с сельскими поселениями. Стало больше конкретики, того самого системного подхода, понимания, что некоторые полномочия неплохо бы перенести на районный уровень. А самое главное, что сельские муниципальные образования стали ближе к областной власти.

– Мы по-настоящему стали на себе ощущать вертикаль власти, – говорит он. – Раньше нас обычно не приглашали на совещания с участием заместителей губернатора, начальников областных департаментов, руководителей госструктур, а теперь мы довольно часто получаем информацию из первых рук. И многие инициативы губернатора становятся намного понятней. У Сергея Жвачкина тот же подход – системный, мы учимся у него. Взять дороги, сейчас кажется, ну как это раньше никто не додумался, что надо начинать с самого простого, а теперь это так очевидно. Но и ответственность большая. Мы у Сергея Анатольевича на виду. Он у нас принимает гостей.

Егор Пшеленский гордится своим поселением. Везде отток жителей, а он каждый день подписывает по два-три уведомления на строительство. Приток населения растет. А значит, и ставка на результат повышается.

Автор: Нина Губская

Осень будет жаркой

Лето – традиционное время отдыха для россиян. Для члена Совета Федерации Владимира Кравченко это время отчета перед жителями Томской области, чьи интересы он представляет в верхней палате. На днях сенатор рассказал журналистам о том, что удалось сделать в период с августа 2018 года по август 2019 года.

Панорама участия в работе Совфеда обширная. Это и обсуждение законопроектов, и выступления на «Правительственном часе», и использование возможностей «Парламентской разминки». Представитель верхней палаты, который в период двух последних сессий выступал на 16 заседаниях Совета Федерации (всего же их было за этот период 22), отметил, что такая интенсивность деятельности связана с профессионализмом команды губернатора. Как подчеркнул Кравченко, системный подход к управлению регионом задает вектор проблемных вопросов, который затем транслируется в адрес федерального центра. В том числе связанных с выполнением национальных проектов.

Неравные пропорции

– На выполнение этих стратегических задач выделяются огромные суммы. И от того, насколько эффективно сработают регионы, зависит общий успех, – считает Владимир Кравченко. – Крайне важно, чтобы у каждого субъекта был прописан четкий план действий по социально-экономическому развитию. Перед органами власти субъектов стоит задача встраивания системы национальных проектов и программ в действующую систему управления экономикой и социальной сферой. Но как это согласуется с общей стратегией?

Именно с таким вопросом сенатор обратился к министру экономического развития Максиму Орешкину.

Вопрос, по признанию министра, очень своевременный. Так как достижение конечной цели во многом зависит от координации действий федеральной и региональной власти. Но признал, что, поскольку подготовка документов на федеральном уровне проходила в ускоренном режиме, регионы поставлены в не очень простое положение. Они вынуждены были формировать свои планы по нацпроектам в условиях, когда информация из Москвы поступала в «короткой фазе», а в это время нужно было готовить и свои бюджеты на очередной финансовый год. Поэтому вся настройка будет проходить на ходу, и национальные проекты будут состыковываться с теми программами, которые реализуются в регионах постепенно. А активная фаза реализации национальных проектов – это только середина следующего года.

У Владимира Кравченко свой взгляд на эту проблему. Он соглашается с тем, что национальные проекты не дадут результата, если не заработают региональные. Для регионов нацпроекты являются своеобразным драйвером, инъекцией, если стратегия региона умело вписывается в стратегию развития страны.

– Скажу крамольную мысль, – делится сенатор, – если бы не было нацпроектов, не было бы такого оживленного строительства школ, детских садов и так далее, что позволяет нам не допустить оттока молодежи. И на это мы получаем дополнительные средства из Федерации. Но, – опасается он, – министерства сейчас начинают нездоровую игру с регионами в плане нарушения пропорций финансирования, прописанных в соглашении, согласно которому 97% – средства Федерации и 3% – субъектов. История в плане межбюджетных отношений обостряется.

И привел в пример позицию Министерства просвещения РФ, которое применяет необоснованные методики расчета размера федеральной субсидии при строительстве детских садов и школ. Сегодня эта методика такова, что не учитывает климатических особенностей региона, индекс-дефляторов для расчета прогнозного уровня цен и т. д. В результате происходит резкое удорожание строительства, и на региональные бюджеты возлагается более 50% расходов от стоимости объекта.

– При обсуждении этого вопроса заместитель министра просвещения пояснил, что такова методика расчета, принятая Минстроем. Но если все дело в методике, – считает сенатор, – то ее надо менять. Иначе за счет такого финансирования мы можем подсадить регионы. Поскольку, добиваясь выполнения поставленных задач и получая федеральные средства, субъектам придется дозанимать деньги, а это неправильно, так как не удастся получить нужного эффекта.

Любопытно, что, когда сенаторы на этот вопрос обратили внимание заместителя председателя правительства Антона Силуанова, он отметил, что надо работать с министерствами.

– Но если такова установка министерств, – считает Владимир Кравченко, – то тогда министерства и должны находить средства на реализацию национальных проектов. Попросту сэкономить, что, на мой взгляд, абсолютно неверно, так как это может привести к тому, что нам не удастся достичь нужных результатов.

Проблемы остаются

Кроме того, есть ряд других проблемных вопросов, по которым пока не удалось договориться с правительством. Один из наиболее актуальных – про­дление льгот для резидентов особых экономических зон технико-внедренческого типа. В стране сейчас шесть таких зон, в том числе одна – в Томске. Ликвидация таких льгот может привести к тому, что средства, вложенные в инфраструктуру, не окупятся. Вот почему этому вопросу законодателями было уделено так много внимания. Проводились совещания, круглые столы, обсуждения. С учетом всех мнений и замечаний были подготовлены две редакции закона, под новой редакцией подписался и Владимир Кравченко. Законопроект был направлен в Госдуму, но получил отрицательное заключение правительства.

Важный вопрос, вынесенный томским сенатором по итогам региональной недели на рассмотрение в Совете Федерации, касается поддержки производителей отечественного телекоммуникационного оборудования. Его перед сенатором подняли представители Томской научно-производственной фирмы «Микран». По расчетам экспертов, общий объем российского рынка составляет 250‑300 млрд рублей, это всего 6–8%. Но с учетом разработанной и запущенной в серийное производство линейки можно закрыть потребности операторов связи и крупных федеральных заказчиков на 85–90%. Для этого предлагается увеличить квоту на закупку оборудования из списка ТКО на 50%, прописать в законе ряд других преференций, направленных на поддержку высокотехнологичных отечественных производителей.

Также для Томской области, равно как и для многих других регионов, является важным вопрос по расселению граждан из ветхого жилья. Несмотря на то что существует федеральная программа, есть расхождения в методике расчетов. Минфин предлагает приобретать жилье для этих целей по 42 тыс. рублей за квадратный метр, а строителям он обходится по 50 тыс. рублей. В результате на выделенную сумму можно будет переселить меньшее количество людей. Возникает необходимость в изменении логики финансирования этой программы. На данный момент пиковое финансирование планируется осуществить в 2023–2024 годах.

– А сенаторы, – рассказывает Владимир Кравченко, – предлагают развернуть этапность в обратную сторону, выделив максимальный объем уже в 2020–2021 годах. Это позволит придать импульс развитию строительной отрасли в эти годы. И почему бы программу реновации жилья не запустить во всех субъектах Российской Федерации?

Будет «своя» передача

А еще одна инициатива Владимира Кравченко приблизила его к медиасфере. На заседании Совета Федерации он выступил с предложением создать телепередачу о достижениях отечественной промышленности в регионах. И придумал название: «Точки роста на карте регионов России». Его поддержала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и сенаторы. Получен ответ из профильного ведомства – производство программы включено в план работы на 2019 год. Первая передача будет показана на телеканале «Вместе-РФ» осенью текущего года. И посвящена она будет Томской области. Съемки передачи уже состоялись.

Что дальше? На осень планируется приглашение правительства, от которого сенаторы ждут представления стратегии развития РФ. Это необходимо для того, чтобы субъекты могли сопоставить свои региональные программы. Федеральные и региональные программы в основном совпадают, но у каждого региона сформировалась своя специализация. Об этом говорил томский губернатор Сергей Жвачкин на стратегической сессии. И она должна быть учтена при дальнейшем финансировании. Например, специализация Томской области – научно-образовательный комплекс. Исходя из этой специализации, федеральный центр и должен помогать, считает сенатор. При этом представители региона не должны ходить по кабинетам и кому-то что-то доказывать. Все должно быть централизовано.

– Вопросов правительству будет много. Но их необходимо задавать, так как с одного захода вопросы не решить, – говорит Владимир Кравченко.

Объективной оценке потенциала регионов помогает проведение Дней области или края в Совете Федерации. Это своеобразная презентация региона, по итогам которой принимается специальное постановление Совфеда о государственной поддержке социально-экономического развития. Томская делегация во главе с губернатором Сергеем Жвачкиным активно использует все площадки, чтобы достойно представить Томскую область. Осенью состоится проведение Дней Томской области и в Совете Федерации. В регионе уже идет подготовка.

* * *

Владимир Кравченко также ответил на вопросы журналистов о перспективах дорожного строительства в регионе, необходимости законодательной поддержки при строительстве таких объектов, как студенческий кампус, об улучшении медицинского и лекарственного обслуживания и на многие другие вопросы.

Автор: Нина Губская

В области успешно реализуется национальный проект «Демография»

У общества, в котором нет стимула для рождения детей, нет и будущего. К счастью, это не грозит россиянам. Демографическая ситуация, которая изменяется под влиянием различных факторов, находится под  личным контролем президента.

Что семье положено?

В  2018 году в Томской области зарегистрировано 11 920 актов о рождении. Первенцами в семье стали 4 394 новорожденных, вторыми детьми – 4 638 младенцев, третьими и более – 2 797 детей. Усыновили и удочерили 75 детей.

Ежегодно в Томской области на выплаты семьям с детьми тратится более 2 млрд рублей. Через органы социальной защиты выплаты получают 32 тыс. семей.

На что может рассчитывать семья, в которой родился ребенок? Прежде всего на единовременное пособие при рождении ребенка. Его размер составляет 17 479 руб­лей 73 копейки плюс районный коэффициент. Семье также гарантировано ежемесячное  пособие по уходу за ребенком до полутора лет в размере 3 277 рублей 45 копеек на первого ребенка и по 6 554 рубля 89 копеек на каждого последующего (на эти суммы также начисляется районный коэффициент).

Если семья неработающая, то такое пособие выплачивается через органы соцзащиты. Если один из родителей работает, то выплаты можно получить по месту работы. Важно, что эти пособия выплачиваются независимо от дохода семьи.

Если доход небольшой, то семья может рассчитывать еще на ряд социальных выплат.

Например, с прошлого года семьи, в которых родился первенец, могут ежемесячно получать президентское пособие на первого ребенка. В Томской области его размер составляет 11 573 руб­ля. Выплата назначается, если среднедушевой доход в семье не превышает 17 511 рублей – полуторного размера прожиточного минимума, установленного в регионе за второй квартал прошлого года. Выплата производится до достижения ребенком полутора лет.  По состоянию на 1 июля 2019 года ежемесячные выплаты в связи с рождением (усыновлением) первого ребенка получили 2 893 семьи.

Существенная поддержка в Томской области оказывается и многодетным семьям.

 

«Президент Владимир Путин утвердил 12 национальных проектов. Каждый из проектов нацелен на эффективное решение проблем. В работе над проектами главы государства  важны не красивые отчеты, а реальный результат. Главная цель большой работы – реальное улучшение качества жизни людей и рост экономики, от которого это  качество зависит.

Сергей Жвачкин, губернатор Томской области

 

При рождении третьего или четвертого малыша семья может получить региональный материнский капитал – 100 тыс. руб­лей. Если доход многодетной семьи не превышает одного прожиточного минимума на каждого члена семьи, то семье может быть назначена ежемесячная денежная выплата при рождении третьего и последующих детей до достижения ими трехлетнего возраста. Размер ЕДВ соответствует размеру прожиточного минимума на ребенка, установленного в регионе. Во втором квартале 2019 года он составил 11 731 рубль. По состоянию на 1 июля 2019 года  5 524 семьи, нуждающиеся в поддержке, получили ежемесячные денежные выплаты по случаю рождения третьего или последующих детей. 

К мерам социальной поддержки семей с детьми также можно отнести ежемесячную компенсацию части родительской платы за детский сад, ежегодную выплату на подготовку ребенка к школе, ежемесячную денежную выплату на оплату ЖКУ.

– Мы делали срез по мерам поддержки семьям с детьми. В среднем через органы соцзащиты семья с тремя детьми в возрасте до трех лет получает от 12 до 15 тысяч рублей ежемесячно. Это серьезная социальная поддержка малообеспеченных граждан в период, когда мама осуществляет уход за ребенком,  – пояснили в ведомстве.

 

Перемены и стабильность

– Меры социальной поддержки за последнее время изменились, – говорит заместитель губернатора по социальной политике Иван Деев, –   сама система оказания социальных услуг в области действует устойчиво. В рамках нацпроекта «Демография» поддержке семей с детьми уделяется большое внимание. Впервые по поручению президента в 2018 году  мы осуществили вып­латы на первого ребенка, и эта выплата сохраняется.

Не просто воспитывать ребенка, если работает всего один родитель. Но многократно трудней это делать, когда в семье ребенок-инвалид. Уже который год губернатор Сергей Жвачкин принимает решение о выделении средств на реабилитацию детей-инвалидов. Вот и в этом году на эти цели будет выделено 15 млн рублей. Средства направляются на организацию бесплатных реабилитационных  услуг в медицинских и образовательных учреждениях региона, а также на компенсационные выплаты за получение платных услуг.

 

ЦИФРА

Не менее 2 млрд рублей ежегодно направляется на поддержку семей с детьми в Томской области.

 

– За первое полугодие 2019-го за такой компенсацией обратились 50 семей на общую сумму более 2 миллионов рублей, – уточнила начальник Департамента социальной защиты населения Томской области Марина Киняйкина.

Заместитель губернатора Иван Деев рассказывает, что удалось перестроить формы работы по оказанию медицинской и психологической реабилитации. Созданы четыре реабилитационные программы, в рамках которых  у детей-инвалидов (а их более 4 тысяч) появилась возможность получить необходимую помощь и поправить здоровье, в том числе и в частных лечебных учреждениях, имеющих лицензию, и  не только в пределах области.  В 2018 году за пределами области прошли реабилитацию 180 детей. При этом они имеют право на компенсацию через органы соцзащиты при наличии подтверждающих финансовых документов. Материальная помощь предоставляется в размере фактических расходов, но не более  трехкратной величины прожиточного минимума, действующего на день оказания помощи. В 2019  году эта программа сохраняется.

 

Совместить здоровье и интерес

А еще большое внимание в области уделяется массовому отдыху и оздоровлению детей. Дети в лагерях и санаториях бывают  круглый год, а не только во время летних каникул. В 2018 году более половины школьников региона  стали участниками оздоровительной кампании, всего в ней приняли участие  почти 72 тыс. детей.  В 2019 году эта цифра, по прогнозам, увеличится на 2 тыс. человек. Причем отдых становится  все более  профессио­нально ориентированным. Увеличено число  профильных смен, во время которых ребята в период пребывания в лагере могут не только отдохнуть, укрепить свое здоровье, но и получить некоторые практические навыки, определиться с будущей профессией. В этом помогают томские вузы, учреждения профобразования.

И  еще важно, что семья остается в приоритете даже тогда, когда в ней не всё гладко. Справиться с проблемами семьям группы риска  помогает система профилактики и уникальные специалисты – кураторы случая. Вместе с органами опеки они накопили хороший опыт, как исправить ситуацию и сохранить семью для ребенка. В Томской области  в 2018 году для 1 716 детей (это около 80% случаев)  кураторам удалось сохранить родную семью.  718 детей обрели новую семью. Потому что дороже семьи нет ничего…

 

Как прирастать будем?

По данным департамента ЗАГС, в первом полугодии 2019 года в области заключено 2 680 браков.

– Цифра эта относительно стабильная, но в целом по стране число регистраций браков снижается, так как это  связано с демографической ямой, которая возникла в 90-е годы, – говорит    Ирина Кондрашова,  председатель комитета по вопросам архивного фонда областного департамента ЗАГС. – Сейчас создают семьи молодые люди, родившиеся в то время.

У работников ЗАГСа сейчас горячая пора. Так уж повелось, что больше всего регистраций приходится на летние месяцы, особенно на июнь. Рациональных объяснений у специалистов нет, но и так понятно: свадьба – это должно быть красиво. В июне – августе тепло, всё цветет, получаются красивые фотографии.  Может, потому еще пик приходится на это время, что у нас много студентов? А когда еще лучше всего обменяться кольцами под сводами Дворца бракосочетания, как не после сдачи сессии или защиты диплома?

Кстати,  с начала года ЗАГСы зарегистрировали 189 браков  с иностранными гражданами. Эта цифра тоже относительно стабильная. В прошлом году их было 206. Мы рады любым крепким союзам, потому что есть надежда на продолжение, а значит, и на демографический рост.

А пока 5 307 младенцев, появившихся на свет в этом году, уже получили свои первые свидетельства, в которых местом рождения значится Томская область. И их родители могут быть уверены, что без помощи, если она потребуется,  они не останутся.

 

В Молчанове прошел Фестиваль активного долголетия

Если бы не упоминание о возрасте участников Фестиваля активного долголетия 55+ и его названия, то можно было бы предположить, что это пионерские отряды из разных лагерей прибывают на свой сбор к месту проведения состязания в районный центр Молчаново. Такое веселье и озорство царило в командах, едва они ступали на гостеприимную землю хозяев. Видимо, отметив этот оптимистичный настрой, заместитель губернатора по социальной политике Иван Деев во время старта фестиваля назовет всех участников мальчишками и девчонками и призовет их показать класс.

На пионерские аналогии настраивали и названия некоторых команд, например, «Мы – из СССР». Но ностальгией и нафталином здесь и не пахло. Бурлил энтузиазм и царило адекватное понимание времени, в котором эти люди оказались. Они не чужие в нем и, несмотря на свой возраст, могут быть и полезными другим, и доставить удовольствие себе.

Начало

…С погодой молчановцам явно подфартило. Раннее утро, солнце светит по-особому гостеприимно. Въезд на центральную улицу перекрыт, но только не для гостей. Их встречают организаторы и провожают до здания районной администрации, где их ждет заботливо приготовленный чай. По мере того как подъезжала очередная команда (всего их было 12), в помещении становилось все шумней. Приветственные возгласы, обнимашки. Где еще можно увидеть сразу столько своих знакомых из разных районов! Все команды экипированы палками для скандинавской ходьбы. В районах понимали, куда отправляли команды, – соревноваться!

После чая-кофе регистрация, построение и мастер-класс по технике северной ходьбы, которая и собрала под свои знамена столько желающих. Его провел руководитель Томского регионального отделения Федерации северной ходьбы Павел Толстолес.

Перед началом публичного урока мы пообщались с Павлом Викторовичем. Он просветил нас, что северная ходьба заняла свое законное место в ряду других спортивных дисциплин и официально включена в лист соревнований, а значит, у участников Академии активного долголетия кроме оздоровления появилась и чисто соревновательная мотивация – стать мастером спорта.

– И то, что областной департамент соцзащиты пригласил нас к участию в проекте, мы расцениваем как понимание областной властью важности вовлечения людей в здоровый и активный образ жизни, – отметил он.

А тут и первая неожиданность: оказалось, что в его команде кроме жены и дочери – его мама, Любовь Аркадьевна, которую, по ее признанию, к скандинавской ходьбе приобщил ее сын.

– Теперь каждое утро я за палки – и вперед, – поделилась она с нами. – Занялась северной ходьбой и практически отказалась от таблеток.

В 10.30 начался мастер-класс. И тут замечена депутат Государственной думы Татьяна Соломатина. Тоже с палками, как и все. Выяснилось, что она здесь не только по депутатским делам. Скандинавской ходьбой занимается уже пять лет. Каждое утро наматывает с палками до пяти километров вокруг озера, расположенного рядом с домом.

Мастер-класс – не формальность. Кажется, Павел Викторович выжимает все соки из участников. И предупреждает, что впереди серьезная дистанция, следовательно, надо подготовить все группы мышц. Рядом примечаю пожилую женщину невысокого роста из северской команды. Она старательно выполняет все команды. Журналистская интуиция не подводит. После подведения итогов эта участница получит приз «Самый мудрый участник» – ей 82 (!) года. А когда по журналистской привычке бросаемся к ней с микрофоном, она скромно поясняет, что всю жизнь работала на СХК и уже два года занимается в школе активного долголетия.

Дистанция

Процессия из 12 команд скандинавской ходьбой двинулась к основному месту проведения фестиваля – к озеру Токовому. Какая здесь красота! Ровная гладь воды, приятный ландшафт, ухоженные поляны. И всюду ждут гостей. Струится легкий дымок над мангалами, расточая аппетитный шашлычный запах, рядом торгуют ароматным медом, в баночках уже и маринованные грибы нового урожая. Любителей гастрономических изысков ждет соревнование по приготовлению самых вкусных оладий, которое станет очень популярным. А чуть поодаль расположилась внушительных размеров кухня МЧС, где две красавицы из Молчановского техникума отраслевых технологий Марина Бондаренко и Ирина Молькина уже готовы угощать ухой из трех видов рыбы. Но рановато как-то…

Более 1 500 человек приняли участие в Фестивале активного долголетия.

Невдалеке находится пространство медиков. Студенты СибГМУ и сотрудники Молчановской районной больницы развернули тематические площадки «Лечебная гимнастика», «Первая доврачебная помощь», «Правильное питание», «Сохранение здоровья сердца». А на входе на поляну бойкая молчановка зазывает всех в баньку, правда не за так, а за 10 рублей в обмен на букетик ароматных трав. Но услуга без обмана. Веничком могут постегать.

Навстречу мама с дочкой в необычных костюмах из сена. Обе хороши! И сразу хочется сфотографироваться рядом с ними.

Для детей – раздолье: и выставка животных, и батуты, и игровые площадки.

Торжественное открытие еще не началось, а люди прибывают и прибывают. Семьями, с детьми.

Открытие

И вот открытие фестиваля. С приветственным словом к собравшимся обратился заместитель губернатора Иван Деев:

– Все помнят фразу из известного фильма: «После 40 лет жизнь только начинается». А я думаю, многие из здесь присутствующих произносили ее и в 50, и в 60, и в 70, и в 80 лет. Всё зависит от того, насколько мы активны и молоды душой. Академия активного долголетия, поддержанная губернатором Сергеем Жвачкиным, сегодня шагнула в массы, и фестиваль подтверждает, насколько она востребована. Всем участия, терпения, озорства.

Председатель областного совета ветеранов Николай Кобелев признал, что, когда только академия затевалась, то было сомнение, приживется ли она, но теперь никаких сомнений нет. Она нужна! И это подтверждает число участников. Татьяна Соломатина предложила каждому к следующей встрече привлечь по 10 человек, а глава администрации Молчановского района Юрий Сальков пожелал всем насладиться праздником и хорошо отдохнуть.

И начался фестиваль талантов. Каждая команда представляла свой район. И сколько же, оказывается, талантливых людей повсюду! И спеть, и станцевать, и поюморить. Всеобщим любимцем стал Иван Хмара. Ну и голосина! После второй песни публика уже нежно звала его Ванечкой.

Прекрасным продолжением праздника стало выступление ансамбля из Томска «Сибирские узоры» с блестящей солисткой Екатериной Дворниченко. А когда ее сменил дуэт «Веселуха» из Новосибирска, даже те, кто слушал артистов на скамейках, пустились в пляс. Было интересно наблюдать, как плясуны зажигали, приглашая всех в круг. Тут-то совсем забылось, что всем 55+. Куда девались артриты и артрозы – энергия била ключом!

Итоги

И вот подведение итогов. Главный приз уходит команде Кожевниковского района. Иван Деев вручил всем участникам настоящие палки для северной ходьбы. Второе место – у чаинцев. На третьем – команда из Каргаска. Но никто не был обделен наградами. Хозяева прощались с гостями, всех благодарили и приглашали на будущий год. Праздник удался.

В качестве приятного после­вкусия – короткие интервью.

– Считайте, что мы этот фестиваль застолбили, – с уверенностью сказал Юрий Сальков. – И в будущем году он должен проходить у нас, на Молчановской земле. Мы его придумали, потому что провели опрос среди населения и выяснили, что Академия активного долголетия интересна нашим людям. Обратились к губернатору, он поддержал нас. Идея не просто в том, чтобы провести праздник, а в том, чтобы люди со всей области могли пообщаться, показать свои таланты и убедить всех, кто еще сомневается в том, что надо заниматься своим здоровьем и вести активный образ жизни. Люди старшего поколения – это наш резерв, и их опыт всегда пригодится.

– Академия активного долголетия создана в рамках программы «Старшее поколение», которая включена в национальный проект «Демография», – пояснил заместитель губернатора по социальной политике Иван Деев. – Идея – в популяризации здорового образа жизни. Мы сейчас этим занимаемся. Уже есть группы в Первомайском, Асиновском районах. А фестивалем мы хотим подчеркнуть роль физической активности для людей старшего поколения, вовлеченность их в общественную жизнь, в том числе на селе. Хотим сделать Фестиваль активного долголетия постоянным, расширить его рамки, он должен стать большим общим праздником.

– Сибиряки всегда занимали активную жизненную позицию, теперь еще занялись и здоровьем. Идея активного долголетия витает повсюду, но только в нашем регионе она получила такое достойное воплощение, – подвела итог Татьяна Соломатина.

* * *

Обратный путь для размышлений. И не только о тех пожилых, но молодых сердцем людях, которые сегодня тряхнули стариной, насладились общением, хватили чуток эйфории, а вечером вернутся домой, к своим привычным делам. Но и о тех, кто организовал этот праздник, вложил в него столько труда и любви, кто смотрит в будущее, любит свой край, своих людей, хочет сделать для них что-то доброе, теплое, проявить уважение и прославить свою малую родину. О молодых руководителях, которые не сбежали в город, а живут заботами односельчан, стараются устроить их быт и чьи амбиции на пользу всем. С ними не только у праздников, но и у сел есть продолжение.

Автор: Нина Губская

Рецепт для льготника. Насколько он обеспечен лекарствами?

Всего один вопрос о лекарствах прозвучал на прямой линии с президентом, которая проходила в конце июня, но ответа с нетерпением ждали миллионы россиян. Потому что многим без лекарств никак не обойтись. Тем более тем, кто нуждается в них постоянно и имеет право на льготное обеспечение.

Президент свой ответ дал и заверил, что федеральные деньги давно перечислены в регионы, а вот что происходит на самом деле, предоставил пояснить министру здравоохранения Веронике Скворцовой. И тут выяснилось, что только в семи регионах жизненно важные препараты закупаются в полном объеме, а в остальных этот список сокращается, и они не закупаются.

А что у нас, в Томской области?

– Да, федеральные деньги пришли еще в феврале, но закупка препаратов на следующий год начинается с третьего квартала текущего года по заявкам медорганизаций, – поясняет председатель комитета по лекарственному обеспечению областного департамента здравоохранения Елена Потягайлова. – В целом обстановку с обеспечением льготными лекарствами в области можно оценить как стабильную. Этого от нас требует лично губернатор Сергей Жвачкин. Конечно, в снабжении задействовано много служб и людей, идет постоянная ежедневная работа, и могут возникать какие-то проблемы, но они решаемы.

Если судить по данным, которые предоставило ведомство, то сумма из федерального и регио­нального бюджета выделяется немалая. Например, в прошлом году из федерального бюджета поступило 367 млн рублей, в этом – уже 323,1 млн, и будет еще дополнительная субвенция для обеспечения лекарствами тех, кто включен в регистр в этом году. Денег для региональных льготников направляется больше – 569, 9 млн рублей, в то время как в 2018 году было 545,3 млн рублей. На противоопухолевые препараты начиная с 2015 года ежегодно добавляется по 100 млн. Еще одна затратная статья – редкие (орфанные) заболевания, на них выделено 169,7 млн рублей. Это притом что финансирование пяти заболеваний из этого списка взяла на себя Федерация. Область на 100% обеспечена противоопухолевыми, наркотическими препаратами, инсулинами.

Есть резерв

И все-таки в регион могло поступать средств из Федерации много больше, если бы наши федеральные льготники не монетизировали льготу, а получали лекарственными препаратами. На протяжении нескольких лет остается неизменным число тех, кто оставляет за собой право на льготное лекарственное обеспечение – 35,5%. В среднем по Российской Федерации этот процент еще ниже, но это не радует.

– Выбирая денежную компенсацию, гражданин получает всего 863,75 рубля, – поясняет Елена Алексеевна, – а курсовая стоимость лечения хронических заболеваний значительно выше. Очень часто необходим прием нескольких препаратов, ведь, к сожалению, со временем состояние пациентов часто ухудшается, и затраты на их приобретение возрастают. Если бы все граждане, имеющие право на государственную социальную помощь, сохранили право на льготное лекарственное обеспечение, то по федеральной программе поступило бы более 900 млн рублей.

Лекарственное обеспечение не является отдельным национальным проектом, но оно является неотъемлемой частью выполнения всех других, связанных со здоровьем людей проектов – «Здравоохранение» и «Демография». Как сказала Елена Потягайлова, «мы вроде как сопровождаем медицину, но без нас – никуда». Порядок обеспечения льготными лекарствами таков: каждое лечебное учреждение, осуществляющее амбулаторный прием, формирует заявки на льготные препараты в объемах утвержденного финансирования, все они направляются в департамент здравоохранения, где формируется сводная заявка.

Расхожее мнение, что по результатам аукционов поставляются препараты только российских производителей, не соответствует действительности. Препараты поставляются по результатам аукционов с различными торговыми наименованиями, произведенными в разных странах.

– Наша задача, – говорит Елена Потягайлова, – провести закупочные мероприятия с соблюдением всех требований законодательства, с временным запасом, чтобы, если аукцион по каким-то причинам не состоялся, можно было успеть провести его повторно и не допустить сбоев в поставках.

От этого зависит здоровье большого количества пациентов. В Томской области более 25 тыс. федеральных льготников и более 123 тыс. региональных. Кроме того, более 1 300 человек включены в регистр пациентов 12 высокозатратных нозологий и 170 человек с редкими (орфанными) заболеваниями. С 1 января 2019 года 5 из 24 орфанных заболеваний федеральный бюджет взял на себя, и теперь уже для 12 высокозатратных заболеваний направляются не финансовые средства, а лекарственные препараты, закупленные Министерством здравоохранения РФ. Такая мера позволила снять финансовую нагрузку с региональных бюджетов, но все равно лекарственное обеспечение редких заболеваний остается финансово затратным.

Для регулирования цены на лекарство правительство утверждает перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Для этих препаратов в субъектах устанавливаются предельные оптовые и розничные надбавки, ценовой предел. Стоимость всех остальных лекарств в розничной сети регулирует рынок. При покупке необходимого лекарственного препарата цену можно узнать в областной справочной службе по телефону 516‑616 и на сайте tabletka.tomsk.ru. На все вопросы вам круглосуточно ответят специалисты регионального Центра медицинской и фармацевтической информации. А вопросами контроля качества и цены на лекарства занимается Росздравнадзор.

Елена Потягайлова

Диабет набирает скорость

Наибольшая группа пациентов, которая нуждается в льготном обеспечении, – это больные сахарным диабетом. Как обстоят дела с ними?

– К сожалению, число их растет. Если в прошлом году на учете стояло 13 200 больных с этим заболеванием, то в этом – уже 13 834. Инсулинами больные обеспечены в полном объеме, а вот таблетированные препараты нуждающиеся получают, к сожалению, не по первому обращению в аптеки. Но пациентам отпускаются и комбинированные, и однокомпонентные препараты, – говорит Елена Потягайлова.

Это, возможно, ответ тем пациентам, которые считают, что по льготе им выдают дешевые и неэффективные лекарства, а вот новые и современные приходится покупать за собственные деньги. Между тем бесперебойное снабжение – не такая простая задача. И она связана с изменениями в порядке расчетов за поставленные препараты. Если раньше после аукционов препараты в регионы поступали сразу, а рассчитаться за них можно было в счет финансирования будущего года, то сейчас при получении медикаментов необходимо произвести оплату в течение 30 дней. К концу года может возникнуть разрыв между уже произведенными закупками и необходимым их количеством на число прибавившихся льготников.

– Но на этот случай организована работа специальной горячей линии по льготному лекарственному обеспечению, пациенты могут и обратиться на сайт департамента, – поясняет провизор. – Ни одно обращение не остается без внимания. По медицинским показаниям принимаются решения о тактике лечения.

Более доступными стали обез­боливающие наркотические препараты, отпускаемые по рецептам. Расширился и их ассортимент, это и таблетки, и пластыри. А чтобы не было задержек с их получением в Томске и Томском районе, «Губернская аптека» имеет полный ассортимент наркотических препаратов, закупленных для льготного отпуска. Круглосуточно работает телефон горячей линии «Боль терпеть нельзя» в региональном Центре медицинской и фармацевтической информации: 516‑616.

В списке первоочередных задач – обеспечение пациентов препаратами для лечения сердечно-сосудистых заболеваний. Но фармацевты считают, что период получения их по госгарантии должен быть расширен. Сейчас если у человека нет инвалидности, то после перенесенного инфарк­та миокарда по постановлению правительства он имеет право на льготу первые шесть месяцев. Специалисты обсуждают вопрос о продлении этого периода до одного года.

Нужны современные технологии

В настоящее время идет работа над программой госгарантий, и, по словам Елены Потягайловой, региональный список льготных препаратов будет расширен. Но дело даже не в отдельных мерах, а в возможности организации более адресного подхода льготного лекарственного обеспечения.

– Это отмечает и президент, правительству даны поручения и установлены сроки. Появились новые современные технологии, доступные цифровые системы, которые упрощают взаимодействие участников фармацевтического рынка. Обсуждение этих вопросов уже идет, – делится своим мнением Елена Алексеевна. – Например, специалисты сходятся во мнении, что нужно создать единый федеральный и региональный регистр льготных пациентов, сделать одинаковым перечень препаратов для них, внести изменения в процедуру отпуска. Рассматриваются различные варианты страхового принципа получения льготных лекарств, как это организовано в других странах.

– Мы участвуем в обсуждении этих вопросов, – говорит Елена Потягайлова, – и понимаем, что они связаны с изменениями в законодательстве, с финансовыми затратами. – А пока делаем все, чтобы жители нашей области получали необходимые лекарственные препараты. В случае необходимости мы оперативно направляем свои предложения в Минздрав РФ, обосновываем свои заявки на выделение дополнительных средств, в тесном контакте работаем со специалистами федеральных медицинских организаций.

Автор: Нина Губская

Не хотим отдыхать, а хотим работать!

Госдума готовится обсудить возможность сокращения рабочей недели с пяти до четырех дней. Идея навеяна инициативой Международной организации труда, которая продвигает ее в массы. Свою поддержку ей высказал и наш премьер-министр Дмитрий Медведев. Ряд экспертов также высказываются за нее. Якобы это позволит увеличить число рабочих мест, проводить больше времени в семье, следить за здоровьем. Казалось бы, чем плоха перспектива? Но, увы, одобрения в массах она не получила.

 

О том, почему надо работать больше

Петр Брекотнин, председатель Федерации профсоюзов Томской области

Судя по опросу, население абсолютно адекватно отреагировало на предложение о сокращении рабочей недели. Не время. Мы же вроде находимся в системе рыночной экономики, а в этой системе чем меньше работаешь, тем меньше получаешь. Скажу по-простому: по моему мнению, инициаторы этой идеи хотят нас снова поставить раком, чтобы мы не два, а три дня пахали на своих садовых участках, выращивали картошку, овощи и больше рассчитывали на самообеспечение.

Если верить статистике, то у нас отмечается рост ВВП. Но он не настолько заметен, чтобы повышался уровень жизни. Нужно повышать производительность труда. Но вряд ли она повысится, если мы будем работать не пять, а четыре дня в неделю. Да, время от времени поднимается вопрос о сокращении рабочей недели с 40 часов до 36 часов. Но мы до этого не доросли. На высокотехнологичных производствах сокращение штатов и уменьшение продолжительности рабочего дня связано с повышением производительности труда, в основе которой – роботизация, применение современных технологий и так далее. Там один человек заменяет целые коллективы. Я бывал на некоторых томских предприятиях, и этому уровню соответствуют лишь единицы.

И это проблема повсеместная. Я только что вернулся с научно-практической конференции, которая проходила на Дальнем Востоке и была организована Международной организацией труда. Там обсуждали проблему, как обеспечить занятость населения и сделать достойной жизнь людей в ближайшем будущем. Участвовали представители Уральского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. Проблемы у всех идентичные, но, кстати, вопрос о сокращении рабочей недели не поднимался. Говорили о необходимости роста доходов, зарплат.

Сейчас вроде бы зарплаты учителей и врачей повысились, но далеко не везде указ президента выполнен в полном объеме. Просто была проведена оптимизация, и за счет этого произошел рост. А вообще, чтобы получить нормальную зарплату, врачу или учителю приходится работать на полторы-две ставки.

Еще больше неясностей с пенсионерами. По официальной статистике, их стало работать меньше. На самом деле это не так. Пенсионеры сейчас наиболее востребованная рабочая сила, которая создает теневой рынок. Их нередко официально не трудоустраивают, зарплату они получают в конверте, да и платят им значительно меньше, чем официально оформленному работнику. Но это устраивает обе стороны. Пенсионеры имеют добавку к пенсии, а работодателю не надо платить налоги.

Так что уровень доходов населения никак не позволяет нам работать меньше. Вопрос должен ставиться по-другому: как повысить эффективность труда?

 

О том, почему отдых не радует

Галина Немцева, депутат Законодательной думы Томской области

Премьер-министр Медведев своим выступлением на Международной конференции труда о том, что в будущем общество перейдет на четырехдневную рабочую неделю, спровоцировал новую дискуссию. Безусловно, стрессы, профессиональное выгорание не самым лучшим образом сказываются на работнике, и высвобождение времени для отдыха и досуга должно увеличить производительность труда работников. Однако за сокращением рабочей недели люди видят снижение оплаты труда и снижение уровня жизни.

Медведев в своем выступлении даже привел в пример новозеландскую компанию, как положительно повлияло сокращение рабочей недели на производительность труда ее работников. Однако стоит отметить, что компания эта занимается юриспруденцией (управлением собственностью, недвижимостью и завещаниями). Сомневаюсь, что на этот эксперимент компания пошла бы, имея бизнес в другой отрасли, например, в металлургии или машиностроении. К тому же есть информация и об обратных результатах подобных экспериментов. Так, например, одна американская компания, работающая в IT-секторе, после окончания эксперимента с переходом с 40-часовой на 32-часовую рабочую неделю вообще установила 65-часовую. Так что все зависит от направления бизнеса.

Предложение Медведева я связываю с очень амбициозными целями – ежегодным повышением производительности труда на 5% до 2024 года. Думаю, что правительство прорабатывает варианты повышения производительности труда, но, на мой взгляд, рост производительности труда вряд ли будет достигнут при переходе на четырехдневку.

Неоднозначно отношение к предложению премьер-министра также еще и потому, что оно касается рабочей недели и не выражено в часах. На деле может произойти сокращение рабочих дней за счет увеличения количества часов работы в день. Например, при 40-часовой рабочей неделе и пятидневке люди работают по 8 часов в день, а при той же 40-часовой при четырехдневке будут работать 10. И к этому однозначно негативное отношение. Одним словом, предложение премьер-министра о переходе на четырехдневную рабочую неделю считаю непроработанным и пока отношусь к нему скептически.

 

О том, что к дополнительному выходному нужно подготовиться

Валерий Падерин, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Томской области

Вопрос сокращения рабочей недели связан с психологическими и экономическими факторами.

Например, в Японии, чьи жители известны своим трудоголизмом, правительство следит за тем, чтобы люди не перерабатывали, вовремя уходили домой и больше отдыхали. В Китае распространен принцип «6–9–6»: шестидневная рабочая неделя с 9 утра до 6 вечера, но при этом вопрос о ее сокращении не поднимается. На Западе имеет место тренд сокращения продолжительности рабочей недели. Так, эксперты отмечают, что самая короткая она в Нидерландах: 22–27 часов, в США – 33 часа (в России сейчас – 40 часов). И со временем мы наверняка в этот тренд впишемся. Но лишь тогда, когда наша экономика будет к этому готова.

В западных странах сокращение продолжительности рабочей недели происходит не потому, что работодатели так любят своих работников, а потому, что для этого есть экономическая основа: высокая стоимость человеческого труда нацеливает технический прогресс на повышение уровня автоматизации и роботизации, рост производительности неизбежно ведет к сокращению времени занятости рабочих. Кроме того, часть производственных процессов переносится в страны Юго-Восточной Азии, где труд рабочих дешевле. Все это позволило заметно сократить рабочее время в своей стране, не увеличивая себестоимость продукции.

В России реализуется национальный проект «Производительность труда и поддержка занятости», который утвержден Советом при Президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам. То есть активно формируются экономические условия для сокращения затрат рабочего времени и, соответственно, сокращения рабочей недели.

Это не быстрый процесс. И резкий переход к режиму работы с тремя выходными в неделю может привести к неоднозначным последствиям. Тому есть несколько причин.

Во-первых, заработная плата работников коммерческой сферы может снизиться. У владельцев бизнеса всегда была и будет семидневная рабочая неделя. А вот их наемные работники могут пострадать финансово. Если появится дополнительный выходной, для того чтобы выпускать то же количество продукции, придется либо дополнительно нанимать сотрудников, либо предлагать этим же работникам перерабатывать установленную норму, а это двойная оплата. То есть при любом раскладе будет увеличиваться себестоимость продукции. Товар будет дороже. Доходы предприятий уменьшатся, и, как следствие, уменьшится и заработная плата наемных работников. Именно этого они, видимо, и опасаются: по данным ВЦИОМ, почти половина опрошенных (48%) не поддерживают идею отдыхать три дня в неделю.

Во-вторых, дополнительный выходной не всегда усиливает желание работать. Одна из причин сокращения рабочей недели, озвученных премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым во время выступления на Международной конференции труда в Женеве, – работники при большой загруженности эмоционально выгорают. И если у них появится больше времени для отдыха, это вызовет желание трудиться с большей отдачей. Но давайте вспомним затяжные новогодние каникулы, после которых люди подолгу не могут войти в рабочий ритм. В результате январь – провальный месяц для экономики.

В-третьих, с введением информационных систем объем работы в некоторых сферах только увеличивается. Вспомним, когда стали повсеместно внедряться программы 1С, говорили, что все бухгалтеры как класс теперь вымрут, потому что компьютер все посчитает за них. Но что-то не вижу, чтобы бухгалтерия оставалась без надобности. А в последнее время объем работы, возлагаемый на этих сотрудников, лавинообразно растет: увеличилось количество необходимых отчетов, требуется обслуживание систем ЕГАИС, «Меркурий», а с 1 июля начался очередной этап, связанный с маркировкой товара. До 2024 года практически все товары должны быть промаркированы. Объем работы кратно возрастает, а цифровизация, которая направлена на сокращение ручного труда, явно поворачивается другой стороной.

Четыре рабочих дня в неделю – объективная тенденция. И опыт западных стран это подтверждает, и мы рано или поздно к этому придем. Но необходимо время, чтобы этот переход был обеспечен соответствующими экономическими условиями.

Автор: Нина Губская

Томичи в национальном проекте «Здравоохранение» и вокруг него

«Ой, – всполошилась приятельница, взглянув на календарь. – Какое сегодня число? Я еще успею отправить благодарность врачу и поликлинике? Акция «Спасибо доктору» еще не закончилась?»

 

Мы почем свет клянем нашу медицину, упрекаем за никчемность наше здравоохранение, сетуем на то, что «миллиарды уходят в никуда», и, вообще, если серьезно лечиться, то надо ехать за границу, и так ворчим до тех пор, пока жареный петух не клюнет. А когда все-таки прижмет, бежим в нашу поликлинику, находим там своего участкового врача, получаем помощь и, когда полегчает, вдруг обнаруживаем, что врачи у нас толковые и в поликлинике кое-что меняется к лучшему. А по случаю Дня медицинского работника пишем благодарности в адрес прекрасного, чуткого доктора…

Если в 2017 году на акцию «Спасибо доктору» откликнулось 8,2 тыс. жителей области, а 2018-м

– 8,8 тыс. человек, то в 2019-м – уже 10,2 тыс. пациентов. Так что же происходит в нашем здравоохранении? Хорошие врачи бывали во все времена, может, это мы, пациенты, стали более чуткими к докторам? Или все-таки в системе здравоохранения и организации медицинской помощи происходит что-то такое, чего не заметить невозможно и на что население реагирует даже неосознанно в виде благодарности врачу по случаю профессионального праздника?

Перемены в томском здравоохранении столь стремительны, что хочется только одного – чтобы эти «буря и натиск» не снижали своего темпа. Хотя это только на первый взгляд кажется, что обновление происходит спонтанно. На самом деле работа ведется последовательно и планомерно, а с 1 января этого года в области, равно как и во всей России, начал действовать глобальный национальный проект «Здравоохранение». С чем мы к нему подошли и на что рассчитываем после его реализации?

В нем шесть основных направлений: борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями, оказание современной онкологической помощи с упором на раннюю диагностику, создание новой генерации кадров, обновление детской медицины, улучшение первичной помощи, ликвидация кадрового дефицита.

 

Обуздать болезни № 1 и № 2

Если по порядку, то борьба с причиной смерти № 1 в Томской области ведется давно и успешно. В немалой степени благодаря НИИ кардиологии, который держит высокую планку, и другим лечебным учреждениям области. Сотни жизней удалось спасти, когда в Томской областной клинической больнице был открыт сосудистый центр. А сейчас такие филиалы действуют и в ряде районных больниц. Кроме того, с открытием в ОКБ ситуационного центра, куда поступают все заявки из районов, и благодаря наличию надежной сотовой связи доктора на периферии имеют возможность в случае необходимости оперативно передать кардиограмму и получить квалифицированную консультацию по тактике лечения или госпитализации. Еще недавно об этом можно было только мечтать.

 Кстати, что касается экстренной госпитализации. У многих врачей из отдаленных поселков не было возможности быстро доставить больного в стационар. Вертолеты канули в Лету, самый доступный способ – автомобильный. Это при наших-то дорогах и отдаленности. А если инфаркт… Теперь же в томское небо по сигналу SOS поднимаются спасательные «вертушки», готовые принять на борт и доставить к месту назначения тяжелого пациента. Благодаря санитарной авиации удалось переправить в Томск сотни больных, нуждающихся в неотложной помощи.

Борьба за жизнь начинается уже на борту крылатой машины и в карете скорой. Применяя специальный препарат для растворения тромбов и необходимые приемы реанимации, бригадам удается спасать жизни многих людей в критическом состоянии. Кардиологи-ученые и кардиологи-практики работают в тесной связке, эффективно используя свои возможности для своевременного выявления болезней и лечения пациентов. Этим целям служит открытие диспансера на базе НИИ кардиологии.

И все-таки если говорить о коренном переломе в оказании доступной медицинской помощи, то это происходит в области онкологии. Тот, кто пережил весь ужас, связанный с диагнозом «рак», и те семьи, в которых случилась такая беда, знают, что это такое. У нас даже не было детского отделения для больных раком крови, детей отправляли на лечение в другие города. На «химию» больные из районов вынуждены были ехать в Томск. Попасть к онкологу по причине их дефицита было практически невозможно.

Это тянулось годами. И вот перемены стали очевидными. Сегодня выстроена система оказания помощи онкобольным. Ну а как это произошло и во что вылилось, красноречивей всего на фактах объяснил губернатор Сергей Жвачкин во время недавнего отчета перед областными депутатами.

– Напомню, что семь лет назад мы с вами начали возрождать онкологическую службу. Открыли первичные кабинеты онкологов в районных больницах. Убедили правительство и Минздрав выделить средства на радиологический центр, который построили и открыли три года назад. Для завершения этой большой и важной работы осталось два звена – центр позитронно-эмиссионной томографии, который мы открываем в этом году, и центр онкохирургии.

Всего несколько строк, а за ними – гигантская работа. Как много сделано и как много предстоит сделать! Современное оснащение, супердиагностика – а все ради чего? Чтобы поймать этого незримого врага – раковую клетку, когда она только задумала свое черное дело. Профилактика – вот ключевое слово, признаться, не любимое нами. Предупреждение врачей об онкологической настороженности пропускаем мимо ушей, но и тут томские онкологи уже предпринимают реальные попытки, чтобы «вправить нам мозги». Предлагают услуги по самостоятельному тестированию, проводят дни открытых дверей, организуют консультации. Только обратите на себя внимание! И это касается не только онкологии.

 

Ориентир на пациента

– Диспансеризации сейчас придается особое значение, – говорит депутат Госдумы РФ Татьяна Соломатина. – Речь идет о качественных осмотрах, о том, чтобы они проводились не формально. На федеральном уровне принято решение о выделении работодателем одного дня в году для прохождения диспансерного обследования. В практике томского здравоохранения уже есть примеры, где эта работа поставлена четко.

Действительно, есть. Это отметил во время недавнего визита в Томск и представитель Минздрава России Игорь Лысиков. Он же обратил внимание и на перемены в приеме больных.

– В первичном звене томского здравоохранения проделана большая и качественная работа по стандартизации типовых процессов и тиражированию лучшего опыта, – сказал он.

За этими казенными словами – серьезная работа по внедрению повсеместно проектов «Входная группа» и «Бережливая поликлиника». Теперь организация работы медучреждений развивается в плоскости отношений «доктор – пациент». И это называется пациентоориентированной медициной. В какой-то степени эксклюзив Томской области.

– Мы, пожалуй, первыми в России разработали и начинаем внедрять Декларацию пациентоориентированной системы здравоохранения, – говорит председатель Медицинской палаты Томской области, член Общественной палаты главврач межвузовской больницы Виталий Грахов. – Это своеобразный кодекс врача и пациента, который определяет, как должен поступать врач и как – пациент.

А начальник областного департамента здравоохранения Александр Холопов уточняет, в чем суть такой модели взаимоотношений:

– Мы можем совершенствовать методы лечения, внедрять новые технологии, строить или ремонтировать больничные корпуса, а пациенты будут нас критиковать за отсутствие бахил. Задача Декларации о пациентоориентированном здравоохранении – учесть все составляющие комфорта пациента, не разделяя их на первоочередные и второстепенные.

 

ЦИФРА

На реализацию нацпроекта «Здравоохранение» в Томской области до 2024 года будет направлено 26,9  млн рублей из бюджетов всех уровней и государственных внебюджетных фондов. В рамках проекта планируется:

  • в 2019 году открыть пять ФАПов в деревнях Бакчарского, Зырянского, Верхнекетского и Шегарского районов;
  • закупить не меньше четырех мобильных медицинских комплексов;
  • направить на оборудование детских поликлиник более 100 млн рублей из федерального и областного бюджета;
  • увеличить число пользователей «Кабинетов пациента» на портале госуслуг с 47,82 до 438,89 тыс. человек к 2024 году;
  • увеличить вылеты санавиации с 260 до 450 часов к 2024 году;
  • снизить в течение пять лет смертность от болезней системы кровообращения с 494 до 372,2 случая на 100 тыс. населения, от новообразований – с 218,1 до 205 на 100 тыс. населения.

 

Отличный кадр

Есть новая модель. А где взять кадры, особенно на селе? Программы «Земский доктор», а затем и «Земский фельдшер» помогли в значительной степени решить эту проблему. Томичи были, по сути, инициаторами, получив одобрение на федеральном уровне.

Находить свой путь развития и свои решения – это часто на грани фола. Ответственность невероятная. Когда в стране в ходе так называемой реформы здравоохранения и ее оптимизации стали закрываться медпункты на селе, в Томской области, напротив, по инициативе губернатора Сергея Жвачкина в селах стали открываться новые ФАПы и ремонтироваться старые, причем на областные, бюджетные деньги. И эта работа продолжается на радость сельским жителям.

А чего же мы, пациенты, жаждем сейчас? Минимум – чтобы на прием к врачу попасть сразу, как прихватило, а не ждать две-три недели, и над этим еще работать и работать. А максимум – это индивидуализированная медицина, чтобы программа лечения формировалась под каждого пациента. Это, конечно, мечта, которая требует и особо подготовленных кадров, и суперсовременного оснащения. Но при таких темпах перемен в сфере здравоохранения разве это неосуществимо?

Война и судьба у каждого своя

Карточка на память

Поисковик Наталья Морокова ведет поисковую работу 54 года. Искала пропавших без вести, детей вой­ны и вот теперь – военнопленных. Отношение к ним до сих пор неоднозначное. С одной стороны, «русские не сдаются», с другой – войны без пленных не бывает.

– Судьбы многих военнопленных сложились драматично. Многих до сих пор ищут родные, они не знают о них всей правды. Вот только правда иногда бывает жестокой… Смотрите, вот в компьютере записи из немецких архивов: июнь 1941 года, Новосибирская область, Томской тогда еще не было, попало в плен 1 125 человек… Октябрь 1941-го – еще 1 400 человек…

 

Немецкая пунктуальность

Поражают не только сами эти многочисленные списки, но и карточки, заведенные на каждого бойца. Все они заполнены на немецких бланках, с указанием фамилии, имени, отчества, в какой части служил, в каком лагере был, вплоть до того, какие прививки ему были сделаны. Все это на немецком языке. А поверх – от руки русский перевод, который сейчас доставляет много хлопот. Оказывается, эти карточки – наши трофеи, они были изъяты при захвате немецких частей и освобождении лагерей. На русский их переводили уже после войны наши офицеры. Многое заполнялось на слух, без уточнений, да и грамотность переводчиков оставляла желать лучшего. Поэтому присутствует много неточностей, которые приходится перепроверять, иногда и понимать просто интуитивно.

Например, написано «Тогучинский район», а на самом деле – Туганский. Там, где приклеено фото – большая удача. Женщина может искать отца по имени Орест, а он значится в списках как Арест. Есть и подсказки на карточках, которые понятны только опытному поисковику. Если на карточке арабская цифра, значит, территория была оккупирована. Римская – это территория, где находился лагерь. Лагеря тоже были разные для солдат и для офицеров.

 

Непатриотичные истории

В плен попадали и в первый год войны, когда положение некоторым казалось безнадежным, и в 1942-м, и в 1943-м. Но именно к 1941 году относится большинство документов о томичах, попавших в плен.

– Это касается и знаменитой 166-й стрелковой дивизии, в рядах которой полегло много томичей, и 284-й, впоследствии ставшей 79-й гвардейской, многие из которой попали в плен под Воронежем. Это также и 19-я гвардейская дивизия, из ее состава в 1942 году в районе Мясного Бора в плен попало 5 600 человек. Еще была 149-я бригада, пополнявшаяся людьми в Асине. Она в составе 258-й стрелковой дивизии воевала в районе Сталинграда и там попала в плен. Одна история потянула другую, и уже нельзя остановиться. А судьбы невероятные…

В поисковом отряде на раскопках Наталья Бариевна встретила мужчину, который ищет отца. Тот был командиром, в 1937 году его посадили, но в начале войны освободили и отправили на фронт. Он воевал, наступая, дошел до тех мест, где жила его семья в оккупации. Жены и сына дома не оказалось. Он перекантовался у знакомой женщины-соседки и пошел воевать дальше. Попал в плен, его освободили уже американцы. Ему было сказано: «Дороги обратно тебе нет. Ты уже сидел, тебя посадят еще…» Так он оказался в Америке.

Много лет спустя сын через «Мемориал» запросил в США информацию о судьбе отца. По телефонным справочникам удалось его найти.

Но сын узнал об отце правду, что отец воевал, был в плену и, главное, остался жив…

 

А судьи кто?

Как можно судить о человеческих поступках на войне, если мы на ней, слава богу, не были? Наталья Морокова убеждена, что мы сегодня судить людей того времени не вправе.

– Во всех дивизиях были люди, которых расстреляли за измену, за то, что должны были стоять насмерть, а не захотели, не смогли. Кто теперь им судья? И как сказать родным об этом? В Книге Памяти в списке погибших упомянуты, например, отец и сын. Отец был расстрелян за неоднократные попытки перейти на сторону врага. Сын погиб смертью храбрых, как тогда писали. Сказать родственникам правду или пусть пребывают в уверенности, что все их родственники честно и достойно воевали? С другой стороны, почему отцу должны достаться те же почести, что и сыну и всем тем, кто насмерть стоял за Родину? В книге «Боль людская» названы 300 человек, которые были осуждены. Но есть 50 человек, которые бегали по лесам, их потом поймали, со временем реабилитировали, и теперь родственники имеют право на льготы. Разве это справедливо?

Когда перелопачиваешь такой жизненный материал, поневоле становишься диалектиком. Становятся понятны мотивы людей. Кто-то действительно ищет свои корни, а кто-то – льготы.

– Пожилые наследники нередко спрашивают, – говорит Наталья Морокова, – если родственник в первом бою попал в плен, то является ли он участником войны и можно ли ему поставить памятник за счет государства? Это меркантильный, но закономерный вопрос. Я подсказываю, куда надо обратиться, чтобы выяснить все обстоятельства. Никто самостоятельно не вправе решать сегодня, человек сам попал в плен или сдался.

 

Поворот судьбы

– Ко мне обратилась женщина,– рассказывает еще одну историю Наталья Бариевна, – с просьбой помочь найти отца. В 1944-м ей было четыре года, подробностей гибели отца она не знает. У меня 37 тетрадей с фамилиями, но такой в них не нашлось. Разыскала по другим каналам. Боец получил 10 лет лагерей. Как сказать дочери об этом? Но она же имеет право знать правду. Говорю. Пока она отходит от шока, диктую, куда следует обратиться. Через три дня она уже сидела у меня с копиями всех документов – постановлениями об аресте, протоколами допросов, приговора, дубликатом свидетельства о смерти и извинительным письмом от ведомства в связи с реабилитацией отца. Теперь дочь не только знает судьбу отца, но и как представитель семьи реабилитированного имеет право на льготы. Но в том списке, кроме отца, еще 18 человек, и их родные тоже могут быть в неведении. Поэтому мы с ней договорились продолжать поиски вместе.

В общей сложности из призванных на войну жителей Томской области, по данным Натальи Мороковой, попало в плен около тысячи человек. Это немного. Томичи попадали в плен не чаще других. А вот с чем она не согласна, так это с расхожим мнением, что вся 166-я дивизия погибла.

– Нет и нет! – категорически отрицает она. – С документами в руках доказываю, что это не так. Сейчас обнаруживается много фактов, когда человек по документам погиб или умер, а он либо оказался в плену, либо выжил и воевал дальше. Обстоятельств жизненных много, и если человек не вернулся в семью, то это не значит, что его нет в живых. А вот что касается пленных, то они действительно попадали в основном из 166-й дивизии. Шли первые дни войны, была неразбериха. Составы отправляли в два приема. Первые эшелоны 166-й ушли 26 июня в 23.30 на станцию Дно для защиты Ленинграда. Основной состав отправили спустя некоторое время, в дороге изменили маршрут, и он был прямиком направлен на Смоленщину. Пока я нашла человек 60, а начинала всего с одного… Пропали солдаты из 1-го батальона 423-го стрелкового полка, а это около 200 человек.

Информация о пленных копится день ото дня. Истина и светла и тяжела одновременно. В любом случае она не должна остаться неизвестной. Есть ведь и встречный поток: мы сами ищем родных, которые ничего не знают о пропавших без вести близких.

– Одной мне с этим встречным движением не справиться, – признает Наталья Бариевна. – Поэтому все данные я раздаю военкоматам, советам ветеранов, поисковикам, прошу найти родственников. А уж они получают свою порцию слез…

 

Где искать сведения о пропавших в войну родных:

  • запись в похозяйственной книге о дате призыва;
  • документы в местном архиве, где можно найти имя, отчество, фамилию человека, состав семьи, кому присылалось извещение;
  • документы военкомата, где записаны фамилии, название части;
  • по номеру партийного или комсомольского билета, наградному листу;
  • ГАСПИ – Государственный архив социально политической истории (бывший архив ЦК), где хранятся документы партизанских отрядов и партийные карточки.

Фото:  Евгений Тамбовцев

Шашлык против регламента

Сколько личных подсобных хозяйств в регионе может закрыться еще?

Если эту историю, вопреки логике, начать не с начала, а с конца, то вывод будет невеселым. Позволив разориться таким крестьянским хозяйствам, как хозяйство супругов Соломиных из села Гынгазово Шегарского района, горожанам мяса с рынка не видать. Мелкие крестьянские хозяйства загнутся, а мы и без того уже многим недоступное мясо будем вынуждены покупать втридорога. Но зато все правила будут соблюдены…

Сергей Соломин, муж ­Ирины Соломиной (именно она числится владелицей личного подсобного хозяйства), помимо того что является единственной рабочей силой в семье, еще и главный генератор идей и коммуникатор со средствами массовой информации. Он и обратился в редакцию «ТН» с просьбой помочь разобраться в странной схеме, придуманной государством. Теперь, чтобы продать тушу барана на рынке, животное надо обязательно везти на убойный пункт, там получить необходимую справку и только потом отправиться на базар. Своего убойного пункта в Гынгазове нет, ближайший находится в 30 километрах, и такая поездка обходится в копеечку, так что всякая выгода держать личное подсобное хозяйство отсутствует. Это окупается у тех, кто держит фермерское хозяйство, забивает сразу несколько животных, тем самым покрывая все расходы.

Отписками не удивишь

Письмо Соломиных мы опубликовали в газете и по просьбе автора направили в областную администрацию. Для верности он и сам отослал туда свое письмо. А спустя отведенный установленный Законом о СМИ срок получили ответ. Один – о том, что письмо направлено по назначению в департамент агропромышленного комплекса, другой – в департамент ветеринарии. Из департамента социально-экономического развития села никакой реакции так и не последовало, а ветеринарное ведомство ответило весьма лаконично. «Рассмотрев ваше обращение о специализированном убое сельскохозяйственных животных, сообщаем следующее. Требования к процессам получения неперерабатываемой пищевой продукции животного происхождения установлены Техническим регламентом Таможенного союза «О безопасности пищевой продукции», утвержденным решением комиссии Таможенного союза 9 декабря 2011 года. Ст. 19 гласит, что убой продуктивных животных производится в специально отведенных для этих целей местах, к убою допускаются здоровые животные. Изменение в нормативный акт вносится тем органом, который его принял. Администрация Томской области не имеет полномочий по внесению таких изменений».

И далее ведомство проинформировало нас о том, что на территории Шегарского района имеется три убойных пункта, услугами которых можно воспользоваться. Они расположены в селах Каргала, Баткат и Анастасьевка.

Собственно, другого ответа и не стоило ожидать. Более-менее продвинутые граждане, а также владельцы личных подсобных хозяйств (ЛПХ) и фермерских подсобных хозяйств (ФПХ) давно осведомлены и предупреждены, что мясо теперь можно реализовывать только при условии забоя в убойных цехах. Это не чья-то личная прихоть, а требование продовольственной безопасности. Россия вступила в Таможенный союз и теперь вынуждена подчиняться его правилам. Именно этим руководствовалось правительство страны, вводя единую систему контроля «Меркурий». В Томской области это правительственное решение выполняется, поэтому и были предусмотрены меры поддержки для строительства убойных пунктов. Они построены и действуют, правда, не в каждом селе и даже не в каждом районе. Но в этом и нет нужды.

Так чем же недоволен отдельно взятый владелец личного подсобного хозяйства? И почему все давно смирились с ситуацией, а он, «шебутной», все чего-то добивается. Чего же?

Публикуем фото заброшенного жилья, которое, на первый взгляд, никакого отношения к нашей теме не имеет. На деле – самое непосредственное. Это пустующая половина дома, в котором живут супруги Соломины. На этой половине полная разруха и запустение, хотя у этого жилья есть владелец – администрация Анастасьевского сельского поселения. И жилье это давно кому-то предоставлено, только там никто не живет. Здесь постоянно тусуются бомжи. Супруги Соломины куда только не обращаются, чтобы половинку за стенкой привели в порядок. Кипа бумаг… А решений так и нет. Вот вам и аналогия: есть хозяин – есть движение, жизнь. Нет хозяина – все приходит в упадок. Так, может, хозяев надо поберечь и прислушаться к ним? Иначе сколько еще домов опустеет, а хозяйств разорится?

Считаем в столбик

Едем в село Гынгазово. Сразу на въезде – заброшенные дома, слева от дороги – недавно закрытая школа еще вполне приличного внешнего вида, но уже со следами необитаемого помещения. Дом, вернее полдома, супругов Соломиных на противоположном краю села – ухоженный, покрашенный, с чистой придомовой территорией, домашние готовятся к Пасхе. Вопреки первоначальным представлениям о хозяйстве Соломиных, выясняется, что оно не такое уж и маленькое: четыре коровы, два подростка, три теленка, 70 овец, две свиньи (для себя), куры. Плюс 20 соток земли, еще 16 га на условиях пая, которые семья использует для заготовки кормов. Есть кое-какая техника. Со всем этим супруги Соломины справляются вдвоем. Сын учится в Томске в 11-м классе в физико-математическом лицее, дочь – в ТУСУРе. На платном. Еще и поэтому, по признанию хозяев, приходится держать хозяйство. Дочь остается на лето в городе, подрабатывает, чтобы платить за обучение. На каникулах дети помогают по хозяйству.

Ирина Соломина работала учителем труда в школе. Но когда школа закрылась, о чем она говорит с горечью, а другой работы в селе нет, пришлось переключиться на домашнее хозяйство. Сергей Соломин был когда-то водителем в совхозе «Россия», затем, когда совхоз развалился, перешел в хозяйство «Маркеловское», а когда и там возникли проблемы, решил, что уж лучше заняться своим делом.

На этом с историей всё. И поскольку калькулятор мы с собой не прихватили, беремся за ручку и начинаем считать в столбик эффективность деятельности Соломиных – например, во сколько владельцу овцы обойдется продать ее мясо на рынке.

Итак, чтобы эту самую овцу или бычка продать, надо сначала на дом вызвать ветврача, чтобы он освидетельствовал живое животное и выдал справку о его здоровье. За вызов надо заплатить 100 рублей. Затем это животное следует отвезти на убойный пункт. Официально в районе их три. Но информация ветеринарного департамента устарела. Ближайший, в Анастасьевке, не работает. Те, что в Баткате и Каргале, расположены примерно в 32–37 километрах от Гынгазова. На дорогу туда и обратно придется израсходовать 30 литров бензина, это примерно 1 200 рублей. К тому же, если речь идет о бычке, потребуется специальный транспорт. Тут Соломины экономят, у них есть свой грузовой автомобиль. Но отвезти на убой животину не значит сразу же вернуться с мясом. Во-первых, за убой надо платить: за барана – 450 рублей, за бычка – 1 200–1 300 рублей. Плюс еще платно воспользоваться услугами ветврача, который должен теперь проверить мясо и выдать справку. Во‑вторых, мясо можно будет получить только на следующий день. Едут уже на легковушке, мясо загружают в багажник, на дорогу требуется еще рублей 500.

Но это лишь траты на забой. А ведь его нужно еще и реализовать… Продают Соломины свою продукцию в Томске, на рынке в Академгородке. Когда-то областная администрация закрепила Шегарский район именно за этим рынком. Расстояние от Гынгазова до Академгородка 126 км. Прикинем, сколько уходит на бензин. В последнее время Соломины стали экономить. Сергей довозит Ирину до Шегарки, а оттуда на рынок организован специальный автобус. Заплатить за дорогу надо 400 рублей. 400 туда, столько же обратно – то на то и выходит, считают супруги Соломины. Экономии не получается. Раньше для таких перевозок была бесплатная «газелька», которую когда-то Шегарской администрации подарила областная администрация. Но то ли она вышла из строя, то ли невыгодно стало ее эксплуатировать.

– В итоге, – говорит Сергей, – все затраты выливаются в 4 500–5 000 рублей. Стоимость мяса одного барана. Забивать сразу несколько нерационально. Сразу все мясо не продашь, а заморозишь – уже не то, покупателю свежее подавай. Да и где замораживать туши? Поэтому мясо на рынок практически перестали возить, и не только мы. Посмотрите на прилавки, еще не так давно было мясо на выбор… Продаем в основном молоко и продукты переработки. Сыр сами варим. Ну и, конечно, все, что растет в огороде. Продажи упали.

Виртуальная справка

Но овец селяне выращивают, забивают. А где же мясо, если через убойные пункты оно не проходит и на рынках в продаже отсутствует? Наших крестьян никакими Таможенными союзами не напугаешь, и выход они найдут из любой ситуации. Тут мы подходим к очень тонкой грани, чтобы не подставить наших героев. Но пишем об этом потому, что так поступают многие «индивидуалы». Бычков, свиней и другую живность все равно режут дома, и мясо все же продают. Интернет пестрит предложениями: «Продам свинину тушкой и по частям…» Значит, продукт расходится…

– У многих уже есть свои покупатели, – рассказывает Сергей, – они на связи с фермерами, созваниваются и забирают заказанное. Конечно, речь идет не об одном килограмме.

Кстати, в том, что это распространенная практика, невольно призналась и глава Анастасьевского сельского поселения ­Ольга Чаптарова.

– А зачем везти куда-то животину на убой? – удивилась она. – Если я забила бычка, позвонила родственникам, они разобрали по четвертинам, и все.

На мое шутливое замечание, что она нарушает требования Таможенного союза, она быстро нашлась:

– Так для себя же мясо разрешено забивать дома. Сам съел, сам за себя и отвечаешь…

Может, поэтому и загнулся убойный пункт в Анастасьевке? Как рассказала Ольга Романовна, убойный пункт был построен частником по программе «Первый шаг», на что было выделено 300 тыс. рублей. Но сейчас его владелец свой объект продает. Это его право – частная собственность. Нашелся покупатель, они торгуются, тем временем пункт не работает.

– Наша задача как органа местного самоуправления, – уточняет Ольга Чаптарова, – оказать поддержку в ветеринарном сопровождении, что мы и делаем. Мы в курсе ситуации, но в частную собственность вмешиваться не имеем права.

А кто тут левый?

То есть на сегодня обстановка такая, что Технический регламент Таможенного союза живет своей жизнью, а владелец личного подсобного хозяйства – своей. Убойные пункты построены, они в основном действуют, массовый забой осуществляется в них, а частник хитрит и потихоньку продвигает свою продукцию по старинке. Все приспособились. И, похоже, всех это устраивает. Хотя и тут есть лукавство. Оказывается, на рынок частники приезжают со справками, и в некоторых случаях ветеринары входят в положение и выдают их, как будто животное было забито на убойном пункте. Виртуальная реальность… Выдаем секреты? Вряд ли. Думаю, в соответствующих ведомствах об этом знают или, во всяком случае, догадываются.

Хотя в самом департаменте твердо стоят на букве закона.

– Требования для всех едины, – утверждает главный специалист департамента по социально-экономическому развитию села Виталий Заборский. – Ни для кого исключений нет. Все должны играть по одним и тем же правилам. Речь идет о продовольственной безопасности. Кто его знает, в каких условиях забивается животное на домашнем дворе. А на убойном пункте соблюдена технология, санитарные требования. Тем более что существуют меры поддержки частникам в виде грантов, субсидий. А кроме того, кто не дает владельцам ЛПХ и ФПХ объединиться для перевозки скота, создать кооператив и открыть убойный пункт в своем селе? Не можем же мы их открывать в каждом населенном пункте!

Вернемся к Соломиным. Материальную поддержку от государства они действительно получили. В виде возврата 30% стоимости на приобретение техники и 148 тыс. рублей на бурение скважины во дворе. В грантах не участвуют. Ирина Васильевна говорит, что это слишком муторно, много бумаг и с отчетами надо мотаться в Томск. Кредиты тоже не берут – это кабала. А вот что касается кооперации…

– А с кем кооперироваться? – удивляется Сергей Соломин. – Раньше живность была в каждом дворе, а теперь всего четыре хозяйства и два фермера остались на селе. Одни мы теперь и возим продукцию на продажу в Томск, да и то в основном молочную. Корма дорогие, техника не по карману. Мы только и успели грабли купить. Что касается забоя в домашних условиях, так у меня чистота, есть необходимые приспособления.

Жить своим умом

Так чего же хочет этот шебутной Сергей Соломин? Про него так и говорят – другие молчат, а он все чего-то добивается. Чего же?

– Я хочу, – уточняет Сергей, – чтобы к таким частникам, как я, кто держит небольшое личное подсобное хозяйство и реализует свою продукцию, подходили так, как этого требует жизнь, а не какие-то декларации.

Он предлагает упростить процедуру прохождения продукции от двора до прилавка, если речь идет о забое всего одного животного на текущую продажу. То есть, по его мнению, надо разрешить забивать животное в домашних условиях, но при этом сохранить и даже усилить ветеринарное сопровождение.

– Во-первых, ветеринары знают весь наш скот, – говорит он. – Они делают соответствующие прививки, наблюдают за животными. Во-вторых, они могут проверять мясо на соответствие безопасности продукта на месте забоя в домашних условиях и тут же выдавать справку. С этой справкой мы приезжаем на рынок, и там ветеринары снова проверяют мясо, прежде чем его допустить к продаже. То есть получается две ветеринарные проверки мяса вместо одной, как сейчас. Да и проверяют сейчас на рынке не мясо, а наличие справки, которую мы должны предъявить. То есть гарантия безопасности только усиливается, а процедура забоя для фермера упрощается.

На прощание супруги Соломины поинтересовались, есть ли шанс, что их все же услышат. Мы честно сказали, что нет. Для чиновников инструкция превыше всего. Хотя весы аргументов на минуту предательски качнулись в сторону сомнения: а что, если дать послабление и за качеством тогда не уследить? Но непомерно растущие цены на мясо на рынке тут же отрезвили. Уже за килограмм говядины приходится выкладывать больше 500 рублей. А по подсчетам супругов Соломиных, реально он обходится в 1 000 рублей. Переводим на доллары, как там у них, на проклятом Западе. Все становится сопоставимо, как у продвинутых европейцев с их декларацией о продовольственной безопасности. Мы уже в рынке. Вот только какое количество личных подсобных хозяйств при этом разорилось? Скольким пришлось за бесценок отдать свою живность перекупщикам? И кому станет доступной мраморная говядина, выращенная по самым современным европейским технологиям в крупных производственных комплексах?

Фото: Евгений Тамбовцев

В Томске отметили День единения братских народов

Между Россией и Рес­публикой Беларусь 2 апреля 1997 года было подписано соглашение, и с тех пор этот день отмечается как День единения народов России и Беларуси. Его тепло отметили в Томске, где прошли мероприятия с участием творческих коллективов и участников белорусской диаспоры, а также состоялся круглый стол на тему «Общее наследие – дорога в будущее».

Открывая заседание, председатель Томского регионального отделения Общества национально-культурной автономии белорусов Любовь Адаскевич отметила большое значение крепких, дружеских связей между двумя народами и поблагодарила всех, кто помогает в работе регионального отделения. Совместными усилиями реализуются несколько замечательных проектов, которые направлены на укрепление связей и сохранение традиций.

Политик Галина Немцева, продолжая тему общности, отметила, что российско-белорусские отношения не укладываются в рамки договоров, таможенных союзов и т. д.

– Это прежде всего наша общая история, культура, общая победа в Великой Отечественной войне, где сообща сражались за нашу общую землю. История единения русских и белорусов не имеет конца, – сказала она.

Деловые связи крепнут

Экономические связи между странами крепнут благодаря тому, что Томская область подписала соглашение с Республикой Беларусь. Наша делегация побывала в Гродно, в других городах, обсудила немало проектов, которые могут принести взаимную пользу. За 2018 год наш товарооборот увеличился на 78%, томичи с удовольствием покупают белорусский трикотаж, мебель, продукты, но спрос не удовлетворен.

Председатель Ассамблеи народов Томской области Николай ­Кириллов особое внимание обратил на духовную близость славянских народов.

– Все годы, что существует наша ассамблея, – отметил он, – мы пытаемся решить главную задачу: научиться жить вместе. И прежде всего этому надо научить наших детей. И мы стараемся по мере возможности, проводим соревнования по футболу, баскетболу, шахматные турниры. И во время этих игр я говорю участникам: «Сейчас вы соперники, но собираем мы вас для того, чтобы после игры вы подружились. Именно поэтому и на школы пытаемся распространить практику создания молодежного крыла ассамблеи, подобную той, что уже существует и успешно действует в вузах».

Осенью в Томск предполагается приезд представительной делегации из Беларуси. А в Томске в честь этой даты запланирован интернациональный тур вдоль построенного газопровода на территории области.

Долгожданные гости

Но ничто так не сближает, как контакты и общение. Такие теплые отношения установились между белорусской диаспорой и жителями села Монастырка Шегарского района. О том, как всегда ждут приезда белорусских гостей, рассказала глава Северского сельского поселения Алена Майзер.

– Меня все время спрашивают, когда же приедут к нам гости, будут ли драники и концерт? – рассказывает она. – Особенно радуются приезду бригады дети.

Бывают визиты и более долгосрочные. Своими впечатлениями поделилась журналист Татьяна Ермолицкая, постоянный участник пресс-туров российских федеральных и региональных СМИ в Республику Беларусь. Она объездила шесть регионов и увидела республику не только аграрную и индустриальную, но и айтишную, с высоким научным потенциалом, с солидными вложениями в цифровизацию, с опытом, который мог бы пригодиться и нам.

– Но главное, – отметила она, – чтобы наше сотрудничество развивалось не только на уровне купли-продажи, но и в сфере культурных, научных, просветительских программ, духовного сближения.

И горели они синим пламенем…

Поджоги автомобилей в Томске стали формой хулиганства, протеста или примитивным сведением счетов?

Крайний случай

В ночь на пятницу во дворе дома по пр. Фрунзе загорелся «Ниссан-Патрол». Вовремя увидели, вызвали пожарных, потушили. Невооруженным глазом видно – автомобиль загорелся не сам. Правое заднее колесо просто так не воспламеняется. Вряд ли машина грелась ночью в такую теплынь. Владелец комментариев не дает.

Томич Леонид Шаминов обратился в редакцию с просьбой и претензией одновременно. Его машину злоумышленники сожгли во дворе, а следствие, как он утверждает, практически не движется. Но самое главное – это не единичный случай, и он знает несколько аналогичных. Поджоги стали нормой, а на это никто не реагирует, убежден он.

Так ли это? Действительно ли поджоги машин в Томске стали массовыми, а сроки расследований необоснованно затягиваются? Чтобы разобраться в этом, мы обратились в УМВД. Нам согласились помочь врио начальника отдела УВД Дмитрий Сорокин и заместитель начальника управления уголовного розыска УВД Игорь Филиппов.

Жгут или горят?

По данным МЧС, в 2017 году произошло 106 возгораний, в 2018-м – 109. Но возгорания и поджоги – разные вещи. В этом году возбуждено 10 уголовных дел, связанных с установленным фактом поджога автомобилей. Начиная с 2015 года поджоги автомобилей составляют 36% от общего количества возгораний. Это выше, чем в среднем по России.

– Говорить о какой-то массовости не приходится, – утверждает Игорь Филиппов. – Цифра практически стабильная, это никак не свидетельствует о тенденции роста поджогов автомобилей.

Однако два зимних месяца 2019-го выдали практически полугодовую норму возгораний – 44. Да, машины стареют, да, февраль был холодным, включались автоподогревы, искрили провода на промасленные двигатели, но списывать на это все возгорания – противоречить здравому смыслу. Прошлые зимы были не менее холодными, и автомобили были не намного новее…

Ходят и слухи о том, что поджог автомобилей превратился в бизнес. Но мои собеседники убеждены – нет никаких оснований так считать. Если когда-то такие преступления и носили сугубо криминальный заказной характер, то нынешние поджоги не имеют ничего общего с ними. Те поджигатели действовали изощреннее, продумывали каждый свой шаг, больше заботились о своей безопасности. Сейчас, как правило, правонарушители действуют по-дилетантски.

Вряд ли это признаки радикального протеста. Скорее всего (и тогда это факт печальный), в «умном городе» опять начали выяснять отношения как в захолустной деревне: не в суде, не на медиации, не путем переговоров, а вот так – крупной гадостью. Однако никто из компетентных органов или законодателей пока не торопится делать далеко идущих выводов.

Вот как ситуацию прокомментировал председатель комиссии по общественной безопасности томской городской Думы Игорь Морозов:

– Никакой проблемы массовых поджогов автомобилей нет. Это все-таки частные случаи, в каждом из которых надо разбираться индивидуально. Во всяком случае, ни к нам в комиссию, ни в Думу никто не обращался.

Часто возгорания, по мнению депутата, возникают из-за того, что у нас много старого транспорта. Не случайно же сейчас обсуждаются меры его замены после десятилетнего срока эксплуатации. А наводить порядок во дворах надо собственникам. Это и видеокамеры, и ограждение территорий, и постоянная связь с правоохранительными органами, которые могут включать тот или иной дом в маршруты патрулирования. Есть также хорошая практика взаимоотношения ЧОПов с управляющими компаниями и ТСЖ.

Долго ли, коротко ли?

Леонид Шаминов за разбирательство взялся сам. Обратился к начальнику следственного отдела Октябрьского РОВД Ольге Косенковой, она сейчас временно исполняет обязанности начальника ОРПВТ ОМВД Росси по Октябрьскому району, которая «откликнулась, выслушала, поняла претензии и пообещала, что перезвонит уполномоченный». Так и случилось. Правда, Леонида не устроило то, что, по его мнению, не были исследованы все камеры видеонаблюдения. В частности, та, что, как он уверен, могла снять поджигателя и его машину, номер которой можно разглядеть. Он предложил свою помощь в расследовании, но от нее отказались. И дальше, как уточнил во время нашего последнего разговора Леонид Шаминов, все затихло. Ему сообщили, что поменяли следователя и расследование ведется. Он обратился по телефону к заместителю начальника следственного отдела СУ МВД Сорокину, тот пообещал ускорить рассмотрение дела, на том контакты прекратились.

44 возгорания автомобиля произошло за январь – февраль 2019 года. За весь прошлый год – 109. Около 30 тыс. автомобилей сгорают в России ежегодно, и лишь пятая часть, судя по данным официальной статистики, – в результате поджогов.

Чтобы найти собратьев по несчастью, Леонид бросил клич в соцсетях. Откликнулись два человека. Ситуация та же – поджоги, но, видимо, с нюансами. Один из них согласился пообщаться с журналистом, другой на контакт не пошел. Тот, что согласился, также находится в режиме ожидания. Расследование идет, сроки окончания еще не вышли.

Такие «режимы ожидания» и создают у потерпевших иллюзию того, что их делом никто не занимается. Откуда такая затянутость и почему потерпевшему нельзя содействовать делу?

Сотрудники полиции убеждены – в основе поджогов, как правило, лежат личные причины – неприязненные отношения, конфликты, неурегулированные споры.

– Поэтому первым делом мы интересуемся, какие могли быть причины для поджога, – рассказывает Дмитрий Сорокин. – Но, как правило, слышим: «У меня все хорошо». Приходится выворачивать наизнанку все бытовые, семейные связи, вникать в личностные взаимоотношения, устанавливать скрытые грани жизни. И порой обнаруживаются такие обстоятельства, что одно тянет за собой другое, и мы выходим уже на другой уровень расследования. Только в этом случае человек идет на контакт. Но время уже упущено, тогда и приходится продлевать время следствия.

По закону на расследование дается два месяца. По истечении этого срока дело либо продлевается, либо приостанавливается и возобновляется позже. На все это требуется время, и создается иллюзия, что полиция ничего не делает. И потерпевший берется за расследование сам. А тут и до беды недалеко, предостерегают разыскники.

– Человек не всегда понимает, – говорит Игорь Филиппов, – что, ступая на тропу самостоятельного расследования и якобы установления истины, он может спровоцировать правовые последствия. Как только он сам найдет «виновного», у того обнаружится адвокат. И за свое «расследование» придется нести ответственность. Порой потерпевший перегибает палку, выстраивает несостоятельные версии, они не находят подтверждения и работают только против него.

Ждать у моря погоды

По твердому убеждению работников следственного отдела, именно так и надо поступать и не мешать следствию. Вся информация должна аккумулироваться в одном месте, расследование должны вести профессионалы. На разглашение любой информации у следователей табу. А кроме того, отчитываться за расследование уголовных дел приходится постоянно и на всех уровнях. Кстати, Игорь Филиппов признал, что, несмотря на свою должность, он и сам выезжает на место происшествия, и с делом Леонида Шаминова хорошо знаком.

Однако с этим вряд ли можно согласиться, если встать на место пострадавшего. У следователя есть право ознакомить потерпевшего с результатами экспертизы, но этого зачастую недостаточно. Действуя исключительно по инструкции, следователь, по сути, длительное время оставляет потерпевшего в неведении. Именно это и заставляет человека бросаться в крайности: вести самостоятельно расследование, искать связи, выводить сомнительные закономерности и заявлять, что полиция ничего не делает.

– Сидеть тихо, чтобы через несколько месяцев узнать, что поджигатель не найден? А время упущено, следов не осталось. Когда-то потерпевшие допускались к сбору доказательств в качестве нештатных сотрудников, теперь этого нет, – сокрушается Леонид Шаминов.

Другой нюанс – поджог автомобиля считается преступлением средней тяжести, а поэтому и не очень пугает злоумышленников. Так, может, эту статью закона пришло время ужесточить?

Вряд ли это убедит тех, кто лишился своей машины. Объединенные общей бедой, они стараются поддерживать друг с другом связь, не особо афишируя свою беду. Боятся, как бы еще чего не случилось, и надеются, что преступника все же найдут. Леонид Шаминов намерен идти до конца, добиваясь, чтобы поджигатель был найден, хотя и опасается за свою семью. А пока, как и все, довольствуется фразой: «Ждите. Следствие идет». А как оно идет? Этого нам никто не скажет.

 

СЕМЬ СОВЕТОВ ТЕМ, КТО ХОЧЕТ СОХРАНИТЬ СВОЮ МАШИНУ

  1. Оставляйте машину в гараже, на охраняемой стоянке, под прицелами проверенных и работающих видеокамер.
  2. Не ссорьтесь и не конфликтуйте на дороге с хулиганами, как бы правы вы ни были. Имейте хорошие отношения с соседями, бывшими женами, мужьями, партнерами по бизнесу и контрагентами.
  3. Имейте не только в машине, но и дома, если машина стоит под окнами, большой исправный огнетушитель.
  4. Следите за техническим состоянием автомобиля: состоянием электропроводки, моторного отсека, избегайте проливов горючих веществ как на автомобиль, так и под капот.
  5. Не ставьте дополнительное оборудование в несертифицированных центрах, правильно эксплуатируйте автомобиль.
  6. Не курите в автомобиле. Даже случайно упавший огонек бывает коварен.
  7. Страхуйте машину по КАСКО, но обязательно читайте договор и ищите в нем пункты про поджог, самовозгорание и полное уничтожение имущества.

 

А ОСТАЛЬНОЕ ФРАНЦИЯ, ПАРИЖ

Участники движения желтых жилетов во Франции, родившегося как протест против повышения цен на топливо на 2,9–6,5 евроцента (2–4 рубля), спалили уже несколько сотен машин в столице и других крупных городах страны.

«Охранная грамота» для заемщика

В Госдуму внесли законопроект об ипотечных каникулах. В нем речь идет о поддержке семей, взявших ипотечный кредит и оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Оговариваются условия, при которых может быть оказана такая мера поддержки, и категории граждан, которые могут на нее рассчитывать.

 

Сократить риски

Михаил Гребенников, эксперт, экс-глава Сбербанка России по Томской области

Особое одобрение в обществе получила инициатива президента распространить ипотечные каникулы не только на новых заемщиков, но и на тех, кто взял ипотечный кредит до принятия закона. Я тоже считаю, что эта инициатива очень важна. Допустим, человек взял кредит на неделю раньше, чем принят закон, и у него возникли финансовые трудности, и что же, он не нуждается в поддержке?

А вот спорным является положение законопроекта о действии льготного периода в течение полугода. Во-первых, некоторые банки, в частности Сбербанк, дают рассрочку до трех лет. А во‑вторых, что можно успеть за полгода? Одно дело, когда человек уволился и спустя месяц-два работу нашел и начал платить, а другое – когда надолго заболел, получил увечье. На мой взгляд, реальным является годовой срок отсрочки.

Преимущество закона в том, что в нем четко прописан перечень жизненных обстоятельств, по которым может быть получен льготный период. Это признание заемщика инвалидом, смерть близкого родственника-кормильца, временная нетрудоспособность, снижение заработной платы заемщика или даже его супруги. Такая определенность необходима для того, чтобы помогать попавшим в беду людям и не порождать иждивенчество, когда человек годами не работает, хотя вполне трудоспособен и хочет получать льготы.

Но в то же время не совсем обоснованным считаю положение о том, что ипотечными каникулами можно воспользоваться один раз за весь период кредитования. Ипотека дается на 30 лет, и если заемщик за это время попал в кризисную ситуацию всего один раз – нет проблем. А если на этом длинном пути у него форс-мажор два-три раза – потерял работу, заболел, получил инвалидность, выходит, рассчитывать на помощь он не может?

С помощью ипотечных каникул можно избежать изъятия ипотечных квартир, так как только из квартиры, приобретенной на ипотечный кредит, можно по решению суда выселить заемщиков, пока квартира является залоговым имуществом. Даже если в семье есть дети. Суд может дать отсрочку, но по истечении времени при отсутствии платежей все равно примет решение о выселении. Я думаю, президенту было немало подобных писем. Теперь ипотечные каникулы являются охранной грамотой на этот случай.

К тому же сделана правильная оговорка, что этот закон касается единственного жилья. Мы не раз встречались с ситуациями, когда у человека две-три квартиры, и он их сдает в аренду, а говорит, что у него снизилась зарплата, и нечем платить. Такому заемщику нельзя предоставлять рассрочки, так как он обладает ликвидным имуществом. Ему есть где жить, он получает доход от сдачи жилья, и выходит, что у него это бизнес. Банк может сам решать, предоставлять рассрочку или нет, но государство не должно на это влиять.

Хорошая новация – фиксация суммы основного долга и процентов. Сейчас если вам дали отсрочку и вы полгода не платили, то проценты все равно капают, и в результате платеж через рассрочку возрастает. Теперь принято решение, что проценты не наращиваются. Заемщик выплачивает по графику первоначальный долг, включая проценты, а затем, после гашения этого долга, доплачивает те платежи, которые надо было платить в отсроченные полгода. И к ним штрафные санкции не применяются. Смысл закона очень простой – платеж кредита не должен меняться.

Спорной является норма закона о вступлении в силу рассрочки платежа через два месяца после подачи заявления. Во-первых, несмотря на установленный в проекте закона 5-дневный срок на рассмотрение заявления, не факт, что решение будет принято и пакет документов не вернут на доработку. Это еще увеличит срок вступления в силу льготного периода. Во- вторых, в тяжелой жизненной ситуации у заемщика может не хватить средств на второй месяц для выполнения платежа по первоначальному графику. Нужно установить банкам месячный срок для рассмотрения документов, после чего сразу заключается допсоглашение, и начинают действовать ипотечные каникулы.

У банков есть свои возможности помогать заемщикам. Но одни это делают, другие нет. Единой практики для банковского сообщества нет. Закон нужен для того, чтобы все кредитные учреждения действовали единообразно в отношении лиц, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Банк может помогать добровольно, но по закону он делать это обязан.

И самое главное – закон нежелательно принимать впопыхах. Лучше провести дополнительные слушания, привлечь экспертов, предусмотреть все риски и утвердить понятные правила и для банков, и для заемщиков.

 

Непредсказуемая «лямка»

Александр Иноземцев, дизайнер

Думаю, что для заемщиков, у которых не было иной возможности приобрести квартиру, кроме как взять ипотечный кредит в банке, а расплачиваться с зарплаты, налоговые каникулы – просто спасение в кризисной ситуации. А ее, если ты и твоя семья живет на зарплату, не избежать.

Я взял кредит 6 лет назад сроком на 15 лет, чтобы купить однокомнатную квартиру. Выбор подходящего для меня жилья тогда был невелик, и пришлось существенно переплатить. Поначалу справлялся, а потом возник форс-мажор, зарплату стали задерживать, да и упала она в два раза, долг нарастал. И, чтобы не допустить просрочки, я взял в банке кредитную карту. Стал расплачиваться ею, но от этого попал еще в большую кабалу, потому что пришлось гасить долг по кредитке и еще платить проценты за пользование ею. И вот она, долговая яма, – занять не у кого, потому что друзья в такой же ситуации, а нужно еще рассчитываться за коммуналку, и плюс квартира – одни стены, где ни отделки, ни мебели. А семья, ребенок… Пришлось продать машину, брался за любую подработку и за три-четыре месяца выкарабкался.

Как бы тогда пригодились мне эти самые налоговые каникулы! Они так нужны, когда ты оказываешься в безвыходной ситуации. На мой взгляд, четырех-шесть месяцев вполне достаточно, чтобы найти выход из положения и совсем не провалиться в долговую яму. Но ведь не факт, что это не повторится вновь за то время, когда надо будет выплатить весь кредит. Я, например, только погасил проценты, а основную сумму займа еще платить и платить. Хорошо бы, чтоб такая подстраховка была на весь срок кредита.

Страшно еще что – если задолжал, то можешь остаться без квартиры. Банки не церемонятся, чуть что, дело передают в суд. А суд выносит решение: «Выселить!», так как квартира находится в залоге у банка. Придут приставы и не посмотрят ни на что, у них ведь на руках решение о выселении. Частично выплаченную сумму банк, может, и вернет, но на нее ничего не купишь, а приобретенной квартиры уже лишился.

Ипотечный кредит – большой риск и большая нагрузка для простой, не очень обеспеченной семьи. И наперед на 15–20 лет трудно просчитать, как все сложится в жизни. Конечно, безоглядно в такое длительное путешествие пускаться не будешь, но все-таки на поддержку государства, хотя бы временную, если вдруг возникнут непредвиденные обстоятельства, надеяться хочется.

 

Больше рассчитывать на свои силы

Александр Терещенко, глава администрации Томского района

И президент, и губернатор не устают повторять, что власть должна быть для людей. Для этого она должна повернуться к их нуждам. Так называемые ипотечные каникулы свидетельствуют о том, что курс на социально ориентированную политику будет продолжен. Такие меры принимаются в интересах людей, и, разумеется, они получают поддержку в обществе.

Но есть и другая сторона медали – экономика. И надо исходить из реальной картины дня, из тех возможностей, которые сам человек может себе позволить. Иначе мы можем породить иждивенчество, расчет на халяву, перекладывание собственных проблем на плечи государства.

Все должно быть в разумных пределах. Если помощь жизненно необходима, она должна быть оказана. Однако в каждом конкретном случае надо смотреть, насколько необходимо использование ипотечной амнистии.

На мой взгляд, нужно делать больший акцент на адресную помощь, а самое главное – менять саму философию администрирования, ограничивая роль государства в распределении благ и создавая условия для мотивированного самообес­печения.

Материалы полосы подготовила
Нина Губская

Кому и как можно собирать «лесные отходы»?

С 1 января этого года вступил в силу Федеральный закон № 77-ФЗ от 18.04.2018, который на селе ждали давно. Со времени принятия Лесного кодекса валежник считался древесным лесным ресурсом, и собирать его можно было не иначе, как заключив договор на заготовку. Теперь же, согласно принятому закону, валежник таковым уже не считается, и собирать его можно бесплатно, в неограниченном количестве и без заключения договора.

Но, прежде чем бежать в лес, будет полезно взять в руки памятку, которую подготовил областной департамент лесного хозяйства, чтобы ознакомиться с правилами и, как говорится, не наломать дров. Самое важное – четко уяснить, что такое валежник. И если кто-то думает, что это все, что валяется на земле или стоит на корню в усохшем виде, непригодное для чего-то полезного, поэтому его можно взять, тот глубоко ошибается. В таких случаях вас могут привлечь к административной, а то и к уголовной ответственности.

В лес с памяткой

Что же тогда понимать под валежником? Закон дает четкое определение этого понятия. Валежник – это лежащие на поверхности земли остатки стволов деревьев, сучьев, которые не являются порубочными остатками в местах проведения лесосечных работ и образовались вследствие естественного отмирания деревьев – повреждения вредными организмами, бурелома, снеговала. А теперь переводим на общедоступный язык.

Вы пришли в лес и видите лежащее на земле дерево. Мысль заработала: «Как бы здорово оно пригодилось в хозяйстве на дрова». Но стоп! Берем в руки памятку – соответствует ли оно критериям валежника. Для этого, во‑первых, дерево должно действительно лежать на земле, а ни в коем случае не стоять, даже если оно как-то наклонилось. Если хоть чуть-чуть держится на корню – это не валежник.

Второе условие – это поваленное дерево должно быть мертвым. Признаки угасшей древесной жизни такие – отсутствие на ветвях и вершине хвои и листвы, никакого сокодвижения, частичное или полное отслоение коры от ствола, а также изменение цвета. Древесина становится темной, серой, приобретает темно-коричневый цвет. Вид у нее явно непрезентабельный, так как ее может присмотреть для проживания стволовая гниль, трутовые грибы, плесень, мох, а также всевозможные вредители – короед, лубоед, усач. Дупла становятся хорошим укрытием для всякой древесной нечисти.

И, наконец, третье условие – это дерево не должно находиться на лесосеках или делянах. Это территории, у которых есть хозяин. Обычно на таких участках есть границы и деляночные столбики.

Подальше от искушений

Но вот вы благополучно обошли лежащее на земле сомнительное дерево и уберегли себя от нарушения. А прямо перед носом – новый соблазн. Стоит себе такое сухое мертвое дерево, явно никому не нужное, и прямо-таки просится в печку. Увы, отступитесь и от него! Согласно той самой памятке, сухие, стоящие на корню деревья являются сухостоем, а не валежником. Трогать их нельзя.

Есть и еще искушение. Идете дальше, а впереди – вывернутое с корневищем дерево с живой кроной, самый раз его в печку. Ан нет! Это так называемое ветровальное дерево, которое не является мертвым, хоть и лежит на земле, оно даже в таких условиях может жить, расти и даже давать вегетативное потомство. Значит, это не наш случай, чтобы им можно было воспользоваться. Ветровальные и буреломные деревья – лишь потенциально являются мертвыми, нужно только время, чтобы появились признаки усыхания.

Всё остальное и есть валежник. Его можно смело собирать. Для удобства валежник можно распилить или расколоть.

Пряник и кнут

Очень важный вопрос – можно ли считать валежником продукты лесозаготовки: бесхозный горбыль, бревна, полусгнившие штабеля? Ни в коем случае! Даже если это кем-то оставлено и кажется, что никому не нужно, тем не менее вы находитесь на чужой территории, которая может являться собственностью арендатора лесного участка, и тогда вы вступаете с ним в правовые отношения.

И еще важный нюанс. Валежник предусмотрен для собственных нужд – личных, семейных, бытовых, не связанных с предпринимательской деятельностью. Его нельзя продать или передать другим лицам. Если вы нарушаете эти требования, то ваши действия уже являются предпринимательской деятельностью, и в таком случае вам придется заключать договор аренды лесного участка.

В качестве бонуса жителям, собирающим валежник, не устанавливается его предельный объем, нет необходимости уведомлять о сборе должностные лица и контрольно-надзорные органы. Также можно ходить в лес за валежником хоть круглый год.

А вот если вы все-таки нарушили установленные требования, то вам придется отвечать по закону. За самовольную заготовку сухостойных деревьев вас могут привлечь к административной ответственности. За незаконную рубку – к уголовной. За самовольную заготовку ветровальных деревьев, не являющихся мертвыми, можно схлопотать административное наказание, если она будет признана мелким хищением. А если крупным – то это уже кража, и за нее придется нести уголовную ответственность.

 

Так что, собираясь за валежником, будьте осмотрительны!

Внимание!

Валежник – это дерево, которое:

  • лежит на земле;
  • является мертвым;
  • не расположено в месте проведения лесосечных работ.

Не является валежником:

  • сухостой;
  • ветровальные деревья;
  • бурелом.

В Томске пройдет конкурс для прекрасных дам с возрастным цензом 50+

Последние перемены в политике государства и общественном сознании говорят о том, что прежнее представление о людях старшего поколения кардинально изменилось. Пенсио­неры способны на многое, и для этого есть реальные предпосылки.

Час настал

Особенно самодостаточными почувствовали себя женщины. У них, как правило, не было времени на себя: забота о детях, хлопоты по дому, проблемы на работе заставляли отложить на потом то, к чему лежала душа, чем хотелось заняться, о чем когда-то мечталось, в чем они не могли реализоваться… Теперь такая возможность представилась. Проект «Настоящая женщина» позволит многим воплотить в реальность свою мечту. О том, как родился этот проект, рассказал председатель правления Союза пенсионеров России Томской области Дмитрий Мальцев.

Год назад в своем послании президент заявил, что Россия должна уверенно войти в клуб стран 80+, таких как Германия и Франция, где средняя продолжительность жизни составляет 83 года. А для этого необходимо, чтобы у пожилых людей была полноценная жизнь, которую можно обеспечить за счет качественного медицинского обслуживания и достойных условий для активного долголетия. Учитывая складывающуюся тенденцию, цель эта достижима. Правительство преду­сматривает специальные меры соцподдержки для старшего поколения. И если еще совсем недавно продолжительность жизни составляла 65 лет, то сегодня уже 73 года. И речь идет не только об увеличении продолжительности жизни, а о том, чтобы она была наполненной и содержательной.

– Поэтому, когда к нам в Союз пенсионеров, который я возглавляю, обратилась Эдит Заржецкая с предложением организовать конкурс «Настоящая женщина», мы отнеслись к этому с пониманием, – поделился Дмитрий Борисович. – Мы уже в течение десяти лет реализуем проект «Академия знаний», благодаря которому обучили компьютерной грамотности сотни пенсионеров, а потому решили, почему бы не попробовать новые формы работы с теми, кому 55 плюс.

Об идее конкурса рассказала сама Эдит Заржецкая:

– Суть активного долголетия – быть позитивно настроенным и востребованным. К этому стремится вся Европа, и сегодня это тренд России. В рамках этого тренда я и решила создать такой проект. Тем более что у нас есть примеры проектов, которые получили широкую известность. Это «Бессмертный полк» и «Особая мода». Появилось желание сделать Томск объектом позитивного внимания. Дело в том, что 34% населения являются пенсионерами, и 67% из них – женщины. Это активный пласт населения, стремящийся к самореализации. Какая женщина не хочет побыть королевой?

Новое качество жизни формирует и новое отношение к старшему поколению. В 55 лет жизнь только начинается… Традиционный сценарий, когда мы воспитываем детей и завершаем профессиональную деятельность, заканчивается, но тогда неизбежно встает вопрос: пенсия наступила, а что дальше? Проект, по мнению Эдит Заржецкой, направлен на то, чтобы дать возможность женщинам поучаствовать в культурных, массовых, оздоровительных мероприятиях. Главная задача – сформировать образ женского идеала именно старшего поколения, совершенствовать саму систему активного долголетия, выявлять активных, талантливых людей, что уже и произошло.

Кто к нам пришел?

Состоялся кастинг, на котором 10 членов жюри по 10 критериям отобрали 15 участниц. Это женщины 56–66 лет. Любопытно, что 10 из 15 участниц работают, восемь имеют техническое образование, есть среди них и учительница, врач, закройщица и т. д. Главный критерий отбора – целеустремленность, чтобы женщины дошли до конца проекта. Собственно, свою настойчивость они уже проявили. Отбор проходил в 40-градусный мороз, и было опасение, что многие не придут. Как бы не так! Из 40 заявившихся участниц не пришли только двое.

Сейчас подготовка в полном разгаре: танцы, спорт, дефиле… Она продлится с февраля по апрель и закончится гала-концертом. Предусмотрено три призовых места. Жители тоже могут поучаствовать в выборе победителя. Фото и самопрезентации участниц скоро начнут выкладывать в Сети. Каждый житель сможет проголосовать.

Дмитрий Мальцев особо отметил, что на подготовку конкурса не будет потрачено ни рубля бюджетных денег. Чтобы и повода не было для разговоров, что вот, мол, у пенсионеров пенсии мизерные, а Пенсионный фонд их тратит на развлечения.

– Все средства для конкурса предоставляет социально ответственный бизнес Томска, – подчеркнул Дмитрий Мальцев.

Ну а как быть тем многочисленным пенсионеркам – умницам и красавицам, которые по каким-то причинам не прошли кастинг?

– Конкурс – это только одно направление нашей работы, – успокоила Эдит Заржецкая. – Другое – создать сообщество заинтересованных женщин, для которых по выходным проводились бы мастер-классы, выходы на природу, участие в различных мероприятиях. Участники конкурса могут стать ядром организации общения. Мы намерены широко привлечь возможности Интернета. Уже созданы четыре группы в сетях. Так что добро пожаловать!

 

О соседстве школ и магазинов со спиртным

В Минпромторге подготовили проект постановления правительства, в котором речь идет об определении максимального расстояния от учебных заведений до объектов торговли, продающих алкоголь. Оно может варьироваться в зависимости от типа здания от 50 до 10 метров. Сейчас везде по-разному – и 50, и 150, и 300 метров, как решит местная власть. Но 10 метров, а то  5 – это уж слишком… Хотя разработчики проекта объясняют необходимость внести такие изменения тем, что якобы пить все равно не стали меньше, а мелкий бизнес несет потери – оборот алкогольной продукции становится нелегальным. Но в обществе такую заботу о торговле вряд ли разделяют.

 

Зачем наступать на те же грабли?

Людмила Бурцева, председатель Томского клуба многодетных семей Октябрьского района

– Я категорически против! Алкоголь не тот продукт, который нужно приближать к школе. Мы еще не избавились от наследия тех лет, когда пиво не считали спиртным, и споили целое поколение. Магазинов, где торгуют спиртным, сейчас и так пруд пруди, и кто захочет, тот всегда купит. Мы живем в районе спичфабрики, где рядом с нашим домом детский сад и школа, а неподалеку три крупных сетевых супермаркета, где алкогольного «добра» навалом. Зачем еще ларьки рядом с детскими учреждениями?

Кстати, в одном из этих супермаркетов работает мой сын (он, как и все в нашей семье, не пьет). Так вот он рассказывает, что как пятница, так на полки не успевают выставлять бутылки с горячительным. Их разбирают как пирожки. Особенно летом, когда все выезжают на пикники, мичуринские участки. Мол, в конце недели сам бог велел расслабиться и отдохнуть. Выработалась целая философия, что это нормально и ничего плохого в этом нет. Но, как известно, повод всегда найдется. В сильные морозы – согреться, в жару – охладиться.

Приблизим ларьки к школе, и все больше молодежи будет втягиваться в это опасное времяпрепровождение. Причем не только те, кому по 16–17 лет, а и подростки в 12–13 лет. Я не верю нашей статистике, которая утверждает, что количество потребляемого алкоголя на душу населения снизилось. Пьют, и еще как пьют! Хотя без спиртного можно вполне обойтись. Например, в нашей семье пятеро детей, у них свои семьи, мы часто собираемся вместе, и нам очень даже хорошо без бутылок с крепкими напитками. Не без того, чтобы в особые праздники выпить легкого вина, у нас и настойка своя есть из ягод и фруктов с собственного огорода, правда, стоит она в погребе по три-четыре года. Знаю, что в других многодетных семьях такая же ситуация, им некогда выпивкой увлекаться, семьи надо содержать.

Что же касается государства, которое вдруг озаботилось снизившимися доходами мелкого бизнеса, то нужно думать о другом наполнении бюджета. Расширять производство, создавать новые рабочие места, выводить из тени «серую» зарплату, чтобы бизнес платил честные налоги. Еще активней включать в оборот местные ресурсы. Вот много говорим о дикоросах, о том, какое богатство у нас под ногами, и как по-хозяйски мы стали им распоряжаться. А попробуйте купить готовую продукцию из этих дикоросов. Вкусно, ничего не скажешь. Но я два раза заглянула в специализированные магазины и забыла дорогу туда. Дорого. Не по карману это многодетной семье.

Отметила и такую особенность. Раньше мичуринские участки вокруг зарастали травой, были брошены, а теперь вижу, что все больше находится хозяев, и в основном молодого и среднего возраста. Семьи стали на земле искать поддержку, заготавливать продукты своим трудом. Вынуждены делать это еще и потому, что дети стали рождаться ослабленными, а в продуктах, которыми мы их пичкаем, много химии.

Так что не про пиво и водку надо думать, а о том, как наш генофонд сохранить. А для этого уберечь детей от соблазна. А если рядом ларек и пиво в нем на виду, то если не сейчас, то потом обязательно захочется попробовать.

 У нас на учете 350 семей, в них 2 700 детей, 560 из которых несовершеннолетние. Сейчас идет десятилетие детства, оно нацелено на повышение рождаемости, оказание помощи многодетным семьям. Получается, что, с одной стороны, государство озабочено демографической ситуацией, проявляет заботу о семье, а с другой – поощряет предложения, которые противоречат этим мерам. В минувшую субботу мы обсудили это предложение на заседании совета клуба, и все родители против. Они просили обратить внимание на то, сколько детей погибает ежегодно от пьяных водителей за рулем. Пусть обнародуют эту пугающую статистику. Может, тогда отпадет желание у горячих голов приближать «пьяные» ларьки к школам?

 

 

И вот придет человек с рулеткой…

Евгений Рубцов, генеральный директор АК «Томские мельницы», член областной общественной палаты, заслуженный работник пищевой индустрии РФ

– Не понимаю, кому понадобилось поднимать этот вопрос на государственный уровень. На мой взгляд, это вообще не проблема. Вопрос целесообразности размещения объектов социальной инфраструктуры – прерогатива местных органов власти. Кому как не администрации – городской, районной, сельской – лучше знать, где какой ларек поставить и как проконтролировать его работу. Кстати, у нас в Томске на уровне мэрии приняты нормативные документы, которые регламентируют порядок установки павильонов.

Не стоит перегибать палку. В каждой местности свои особенности. В большом городе можно убрать все павильоны подальше от школ и детских садов, и ничего не изменится. Неподалеку найдется магазин шаговой доступности или даже супермаркет. А как быть в маленьком селе, где этот ларек единственный, был поставлен на этом месте давным-давно, к несчастью, оказался неподалеку от школы и теперь попал в «нарушители»? Как это представляют себе разработчики проекта? Придет человек с рулеткой, обмеряет ларек и вынесет вердикт: «Убрать!» А что взамен? Село потеряет и ларек, и рабочее место.

Надо смотреть правде в глаза: тот самый единственный на селе ларек без продажи спиртного не выживет. И таких павильончиков, которые сводят концы с концами, немало. Если их закрывать, переносить, то надо что-то предлагать взамен. А всюду ли есть такая возможность? Лучше ничего не трогать, действующий закон устоялся, революции и потрясения никому не нужны. Пусть местная власть по-прежнему решает, где какой объект разместить. Ее полномочий для этого вполне достаточно. 

 

 

Кто рядом будет?

Лариса Сорокова, заместитель директора томской школы № 49, депутат Думы города Томска

– По поводу предложения Минпромторга сократить размещение торгующих алкоголем точек до 10 метров от школ у меня есть вопросы. Во-первых, на чем основана эта инициатива? Кто-то проводил фундаментальные исследования, обобщал их, есть выкладки специалистов и экспертов, разработчики оперируют конкретными цифрами или это просто изложение чьих-то намерений в пользу одной стороны? Ответа на эти вопросы я пока не нахожу.

А во-вторых, задумывался ли кто-нибудь о безопасности детей, которые будут находиться рядом с такими питейными заведениями? Меня вот что волнует. Когда винная точка размещается возле школы или какого-то другого детского учреждения, то это не просто магазин, павильон или летняя палатка, эта такое место притяжения, вокруг которого формируется определенная социальная среда. А точнее сказать, асоциальная. Здесь собираются люди определенного толка, которые, как правило, не утруждают себя работой, живут в лучшем случае на пенсию или пособие, и если чем и заняты, то только поиском средств на «поправку здоровья». Это особенно касается всевозможных киосков, забегаловок, где можно купить пиво или вино на разлив и тут же их выпить. И что могут услышать дети по соседству с таким заведением?..

Справедливости ради надо сказать, что в исключительном случае, если ребенок захочет добыть выпивку, то он найдет вариант ее добыть. Но это, скорее, прецедент, который требует особого разбирательства. А вот как обеспечить безопасность сотен детей, которые оказываются в опасном окружении? Здесь любого могут обидеть, оскорбить, отобрать у него деньги, телефон и т.д. И если в границах школьной территории ребенок постоянно оказывается в поле нашего зрения, так как для этого есть охрана, видеокамеры, дежурства преподавателей и т.д., то за пределами ограждения мы не можем обеспечить такого контроля. Всего 5–10 метров от забора – и уже территория опасности. А ведь не у всех родителей есть возможность проводить и встретить ребенка из школы.

И не у всех образовательных учреждений есть тот самый периметр безопасности, в пределах которого ребенок огражден от присутствия посторонних лиц. Некоторые социальные объекты имеют свою выделенную территорию, некоторые – нет. В школе или детском саду, где закрепленные территории как раз имеются, ответственность за безопасность лежит на администрации учреждения. А сколько таких центров дополнительного образования, где своей территории нет. Вышел ребенок из здания, и вот он уже рядом с тем самым пресловутым ларьком.

Где что поставить, нужно решать на месте. Никто лучше, чем депутаты и местная исполнительная власть, не знают реальное положение дел. В нашей огромной стране нельзя руководить эффективно из центра, не опираясь на местное сообщество. Людям, живущим здесь и сейчас, виднее, где какой ларек поставить, чтобы и безопасность детей обеспечить, и не вогнать в ступор малый бизнес. Местная власть не враг своим гражданам, так почему ей нельзя доверять?