Алексей Севостьянов

Алексей Севостьянов, председатель Томского областного отделения Союза журналистов России, делегат X съезда Союза журналистов

В Москве прошел съезд Союза журналистов России. Прошел мимо всех федеральных каналов и почти всех национальных СМИ. Новостные агрегаторы тиражировали только баннер форума «Х-й съезд СЖР», который был то ли его нумерацией, то ли характеристикой, то ли журналистской фрондой, адресованной авторам свеженького закона о запрете мата в СМИ.

На съезд между тем истрачен миллион долларов, половина которого ушла на аренду Колонного зала Дома союзов и концерт хора Турецкого для делегатов и гостей. При взгляде на люстры, ровно 60 лет назад из-под черной вуали глядевшие на мертвого Сталина, в голову не приходило ничего, кроме стишка Владимира Вишневского «Давно я не лежал в Колонном зале…» А тезка поэта омбудсмен Лукин с этого стишка и начал приветственную речь.

Два дня в Колонном зале масштабные похороны и проходили. Каждый крыл-хоронил свое – кто журналистику, кто чиновников, ну и, разумеется, прошлое, настоящее и будущее. Немногие прощались с иллюзиями, потому что с ними, так же как и со стереотипами, так легко не расстанешься. Апофеозом нерушимого блока мазохистов и беспартийных стало выступление трибуна Николая Сванидзе, охарактеризовавшего современную журналистику исключительно как «воровато-лживую прислужницу власти» (сразу вспомнилась чуть ранняя «продажная девка империализма»).

Но ложиться помирать все-таки хотелось не всем. Легендарный известинец Альберт Плутник, несмотря на потерю великой газеты, робко предположил, что «мы собрались не для похорон, а для возрождения журналистики», предложив делегатам ответить на вопрос, по команде ли Кремля профессия нынче занимается дебилизацией населения, выводя в главные герои экрана маньяков и педофилов. Пытался «приземлить» народ и главный редактор «Новой» Дмитрий Муратов, призвав членов союза помогать и защищать не абстрактные свободы, а конкретных коллег.

Но возрождать и помогать хотелось не очень. Более приятно и привычно было демонстрировать похоронные принадлежности и брызгать желчью, периодически отвлекаясь на штурм фуршетных столов. Сибиряки, глядя на эту странную ветеранскую столичную тусовку (гостей на съезде было втрое больше делегатов), чувствовали себя немножко лишними на этом празднике жизни (или все-таки тризне?). Радует, что журналистский союз все такой же большой, как когда-то советский, и такой же разный. И местами живой, и творящий добрые дела для тех, кто рядом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

86 − 82 =