Бежим, бежим в агрессивной среде. Куда торопимся?

Жесткое время. Сумасшедший темп жизни. Невероятная концентрация негативных эмоций. И параллельно – рост и «омоложение» заболеваний неврологического профиля. Эти две составляющие, по словам заведующей кафедрой неврологии СибГМУ, главного нештатного невролога Департамента здравоохранения Томской области доктора медицинских наук, профессора Валентины Алифировой, тесно взаимосвязаны.

В прошлом году участники научного студенческого кружка провели опрос пациентов центра рассеянного склероза, действующего на базе клиники неврологии и кафедры нервных болезней СибГМУ. На вопрос, насколько они доверяют врачам, все ответили: на 100 процентов!

Время стрессов

– Люди в последнее время вынуждены очень напряженно жить, – объясняет Валентина Алифирова, – быстрее двигаться, мгновенно принимать решения, успевать делать большее количество дел, чем раньше, бороться за существование, и все это в достаточно агрессивной социальной среде, – отсюда развиваются синдром хронической усталости, астения, появляются тревога, нарушения сна. И пошло-поехало. Одно является следствием другого. В какой-то момент все это выплескивается бурной симптоматикой. У человека начинается учащенное сердцебиение, появляется онемение в руках, ногах, подскакивает артериальное давление. Он вызывает скорую, ему делают ЭКГ, и оказывается, что с «физикой» у него все в порядке. Для нормализации состояния ему достаточно дать успокоительные препараты.

– Вы, Валентина Михайловна, хотите подчеркнуть, что все наши недуги идут от нервов?

– Все не все, но многие – точно. Вот у меня была пациентка. Она пришла к нам в клинику, уже перенеся несколько операций на внутренниx органах. Вроде бы была одышка, вроде бы желудок болел, и каждый доктор, к которому она обращалась, назначал ей энное количество препаратов. Но ничто не помогало. Я у нее спросила: «А душа-то как?» Ответила: «Душа не на месте». Мы с ней стали работать в этом направлении. Через три месяца я увидела ее в театре, подходить не стала, просто порадовалась за нее. Через год встретила ее дочь и узнала, что мама забыла про болезни, собрала вокруг себя подруг, занимается с ними пропагандой позитивного отношения к жизни и чувствует себя абсолютно счастливой.

– Но ведь душевные болезни – удел психиатров.

– Мы работаем, разумеется, вместе с психиатрами: у нас есть свои и, кроме того, привлекаем специалистов с факультета повышения квалификации, из НИИПЗ. Для клиник СибГМУ, включая нашу, междисциплинарное взаимодействие – обычное дело. Сейчас очень много панических расстройств. Люди всех возрастов испытывают колоссальные перегрузки. Родители хотят, чтобы дети пели, танцевали, разговаривали на нескольких языках… Мозг протестует, нервная система вспыхивает, как спичка, начинается буйство вегетативных реакций, тревожных расстройств, которое перетекает в паническое. Если это только начало процесса, мы можем с ним легко справиться.

 

Коварные сосуды

– Насколько я знаю, круг патологий, которыми занимаются неврологи, не исчерпывается душевными проблемами. Это и инсульты, и ишемии головного мозга, и невропатии, и многое другое. Правда, что подобные заболевания в последнее время «помолодели»?

– Да, они, к сожалению, «молодеют». Если раньше, например, инсульты случались в основном у людей преклонных лет, то сейчас все чаще их жертвами становятся мужчины и женщины слегка за 30. Частота и распространенность сосудистых патологий головного мозга настолько велики, что они считаются глобальной мировой эпидемией. В России эту проблему тоже официально признали одной из приоритетных и включили в национальные федеральные программы.

– А почему эти болезни «молодеют»?

– Да все потому же: бешеный темп жизни, сложные социально-экономические реалии, нервные перегрузки. Плюс пренебрежительное отношение молодых к своему здоровью, распространенность вредных привычек, незнание элементарной симптоматики, нежелание заниматься профилактикой.

– Сегодня разговоры о профилактике и здоровом образе жизни многими воспринимаются с иронией: а-а, все это нужно только самим врачам!

– Ирония здесь совершенно неуместна. Попытаюсь объяснить, почему. Мы много лет занимаемся так называемыми демиелинизирующими заболеваниями нервной системы. Прежде всего это рассеянный склероз. Средний возраст начала заболевания – 25 лет (у нас была даже 12-летняя пациентка). Красивые, умные, образованные молодые люди. К заболеванию есть какая-то генетическая предрасположенность, но оно не считается наследственным. Возникнуть может внезапно на фоне либо инфекции, либо стресса, либо даже неадекватного загара (перегревания), других внешних и внутренних факторов. Проявляется в снижении мышечной силы, нарушении координации движений, треморе, потере остроты зрения… Когда все это начинается, молодой человек не придает значения симптомам: подумаешь, на один глаз стал хуже видеть, ерунда! Без лечения заболевание прогрессирует, приводя к интеллектуальной деградации, парезам, другим тяжелейшим последствиям. А если бы он сразу обратился к неврологу, тот бы увидел симптоматику, назначил обследование и адекватное лечение. Рассеянный склероз сейчас входит в семь основных нозологий, дорогостоящее лечение которых оплачивается государством. У нас на кафедре и в клинике накоплен колоссальный опыт терапии этого заболевания, имеется очень хорошая диагностическая аппаратура, создан даже специализированный центр рассеянного склероза, который работает не только с пациентами, но и с членами их семей. Причем чем раньше поставлен диагноз и начато лечение, тем выше шансы обеспечить больному нормальное качество жизни.

 

Привет от Паркинсона. Дедушкам и не только

– Или возьмем нейродегенеративные заболевания, – продолжает Валентина Алифирова, – в частности болезнь Паркинсона. Это заболевание, проявляющееся в расстройстве двигательных функций, дрожании рук и ног, всегда считалось возрастным. А сейчас к нам стали обращаться пациенты и в 35, и в 40 лет.

– Так, Валентина Михайловна, мы с вами запугаем молодых людей.

– Я не запугиваю, я просто предостерегаю: не питайте иллюзий, что болеют только пожилые. Да, к 60 годам человек накапливает, по мнению одних специалистов, 6, а по мнению других, 12 возрастных заболеваний Сосуды меняются, резервы головного мозга истощаются. Происходят изменения в позвоночнике, позвонки теряют эластичность, оседают, человек становится меньше ростом. Это такие же естественные процессы, как появление седины. Однако даже их можно скорректировать, замедлить. А вот то, что сосудистые катастрофы обрушиваются только на ветеранов, – абсолютный миф. Эти болезни не спрашивают, кого им выбрать своей жертвой – старика или юношу.

Статфакт

В Томской области на каждые 100 тыс. населения приходится 350–400 случаев инсультов. В среднем по России – 390 случаев на 100 тыс. населения. Каждые 1,5 минуты у одного из россиян развивается инсульт.

Валентина Алифирова:

– Когда я начинала работать, мы разводили руками: нечем было лечить пациентов. Сейчас количество лекарств огромное. Задача врача – назначить не много препаратов, а выбрать самые эффективные, реально помогающие. Людям не следует заниматься самолечением и злоупотреблять лекарствами. Например, если много принимать анальгетиков при головной боли, они могут вызвать так называемую абузусную головную боль: контроль над болью подавляется, наступает привыкание, ответ организма на препараты нарушается. Вместо пользы лекарство в таком случае приносит вред.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *