Битва за «Томлесдрев». Транзит Дагестан – Москва – Томск

Томское следственное управление СК Томской области 3 сентября приняло в производство дело, возбужденное дагестанскими следственными органами еще 5 июля по статьям «мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере» и «преднамеренное банкротство», в котором фигурирует «Сибирское лесопромышленное объединение «Томлесдрев» (ООО «СибЛПО «Томлесдрев»). Об этом сообщили в среду, 10 октября, в 14 часов на пресс-конференции в агентстве «РИА Новости» Сергей Николаев, представленный как адвокат инвестора Алексея Алякина, причастного к деятельности группы предприятий «Томлесдрев», и бывший руководитель департамента маркетинга и рекламы ООО «Томлесдрев» Анатолий Емелин (заявленный к участию экс-директор предприятия Александр Боярский «не успел добраться до Томска из Москвы»).

В тот же день и в те же самые 14 часов в группе компаний «Томлесдрев» (не путать с ООО «СибЛПО «Томлесдрев») началось выездное заседание инвесткомитета мэрии Томска, обсуждавшего масштабный проект строительства завода ДСП стоимостью 4 млрд рублей (подробнее об этом – на стр. 23). А представители группы компаний «Томслесдрев» заявили (как на самой пресс-конференции в «РИА Новости», так и в интервью «ТН»), что все прозвучавшие в их адрес обвинения являются «фальсификацией и ложью». Более того, руководство группы компаний «Томлесдрев» говорит, что реальными инвесторами их оппоненты не были и что томичи наблюдают сейчас «третий акт давно начатой рейдерской игры».

 Уголовное дело и обманутый инвестор

Сергей Николаев, адвокат Алексея Алякина

Сергей Николаев, адвокат Алексея Алякина:

– К моему доверителю Алексею Алякину в 2008 году обратилась группа управленцев «Томлесдрева» – команда Александра Боярского – с предложением принять участие в инвестировании предприятия. Необходимость внешнего инвестора возникла из-за трагической гибели руководителя холдинга Михаила Начкебия в 2007 году, примерно год после его гибели руководство предприятия было в раздрае. Кроме того, «Томлесдрев» получил значительные кредиты в тогдашнем УРСА-банке (ныне – МДМ-банк) под производство фанеры, и к началу 2009 года между банком и предприятием возникли финансовые разногласия, арбитражные процессы и исполнительные листы… Алякин согласился помочь, и финансовое положение предприятия значительно улучшилось, стала более прозрачной схема деятельности руководства.

В ходе расследования дагестанского налогового дела, по словам Сергея Николаева, и выявлены факты, которые имели признаки преступления по ч. 4 ст. 159 (мошенничество в особо крупном размере) и по ст. 196 УК (преднамеренное банкротство); когда же на активы дагестанского «Томлесдрева» был наложен арест, собственники перевели его в Новосибирск и начали процедуру банкротства. Аресты на активы были сняты, ущерб государству не возмещен…

Впрочем, история, по мнению адвоката, началась гораздо раньше:

– В 2005 году основное предприятие группы компаний «Томлесдрев» без объективных причин было перерегистрировано в Дагестан, где и функционировало до 2010 года. И, по известным мне данным уголовного дела («Информация, которой я обладаю, получена в неофициальном порядке – почему-то нас не уведомляют», – оговорился адвокат), была сформирована цепочка сбыта продукции через предприятия-посредники, зарегистрированные на подставных лиц. Стоимость реализуемой продукции искусственно завышалась, благодаря чему занижалась налогооблагаемая база по налогу на прибыль и НДС. В 2008–2009 годах налоговые органы начали выявлять эти цепочки в нескольких субъектах РФ по предприятиям-дилерам. Были выявлены значительные суммы уклонения от уплаты налогов, проведена налоговая проверка на основном сбытовом предприятии. Материалы переданы в СК Дагестана, возбуждено уголовное дело, двум директорам дагестанского «Томлесдрева» предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 199 УК РФ. Впоследствии в Красноярском крае с таких предприятий-дилеров было взыскано в бюджет порядка 50 млн рублей, в Алтайском – около 60 млн. В Дагестане речь идет о суммах, превышающих 200 млн рублей.

…Что же касается ООО «СибЛПО «Томлесдрев», в котором мой доверитель г-н Алякин являлся участником, схема была такая: был заключен договор аренды недвижимого имущества, по которому не производились платежи, задолженность была взыскана в судебном порядке. Договор аренды с одной стороны был заключен директором ООО «СибЛПО «Томлесдрев», с другой – предприятиями, где этот же директор являлся собственником. В отношении должника – ООО «СибЛПО «Томлесдрев» была введена процедура банкротства. Активы «СибЛПО «Томлесдрев» были переведены в другие компании холдинга – «Томлесдрев», «ТЛД «Экспо» и «Актив». В результате ООО «СибЛПО «Томлесдрев» сейчас является банкротом. И доля г-на Алякина в нем, которая ранее составляла более 200  лн рублей, стала равна нулю. В гражданско-правовом порядке мой доверитель пытался отстаивать свои интересы, но применение цепочки взаимозависимых банкротств практически лишает акционеров возможности влиять на судьбу предприятия, формально все идет по закону в рамках банкротства и без их участия.

«Пока все лица допрашиваются в качестве свидетелей, круг допрашиваемых обширный, говорить о схеме преступления и сумме ущерба рано», – обтекаемо говорят в СК по Томской области.

Судебные тяжбы и расследования пока никак не повлияли на работу «Томлесдрева»

Продукция предприятия — плита ДСП бесперебойно отгружается потребителям в разных регионах — от Тюмени до Владивостока

 Ошибка молодости и фальшивый инвестор

Антон Начкебия, владелец группы кампаний «Томлесдрев»:

 

Антон Начкебия, владелец группы кампаний «Томлесдрев»

– Имя «Томлесдрев» появилось в Дагестане в 2004 году – предприятие было переведено туда моим отцом, Михаилом Начкебия. Причин я не знаю, был тогда мальчишкой. После гибели отца в 2007 году у меня была встреча с губернатором Виктором Крессом, и я дал обещание, что бизнес «Томслесдрева» будет только томским. Никаких фирм в других регионах нами не зарегистрировано. Дагестанское предприятие (как и партнеры-дилеры в иных регионах, продающие нашу продукцию) тоже сейчас никакого отношения к группе компаний не имеет. По уголовным делам за пределами Томской области я ничего пояснить не могу. «СибЛПО «Томлесдрев» никогда не было зарегистрировано в Дагестане – только в Томске. Вообще все наши предприятия зарегистрированы на территории Томской области.

После гибели отца я стал разбираться в управлении бизнесом. Проект фанерного завода был начат, но банки стали отказывать в кредитах: их пугал мой возраст (тогда – 21 год). Экономических познаний у меня не было, поэтому был приглашен профессионал-управленец Александр Боярский. Но к его работе очень быстро возникли вопросы: все, что им делалось, наносило ущерб предприятию. (Только позже мы поняли, что Боярский и Алякин хорошо знали друг друга…) Например, Боярский прекратил платежи лизинга, и это сильно ухудшило наши отношения с МДМ-банком, мы на полгода ушли в арбитражи, пришлось заплатить банку более 100 млн рублей неустоек.

Единственно возможным на тот момент выходом мне показался приход частного инвестора. Был привлечен Алякин и принято решение о создании «СибЛПО «Томлесдрев» с его участием. По договору купли-продажи без какой-либо оплаты я передал ему 50%-й пакет нового предприятия с активами стоимостью 100 млн рублей (по информации «ТН», за акции Алякин все же должен был заплатить 24 млн с рассрочкой пять лет. – Прим. ред.), но только под обещание будущих инвестиций. Которые, как я теперь понял, Алякиным и не планировались…

Зато были планы прибрать к рукам весь бизнес. В 2010 году стараниями всех людей, которые работают в группе компаний «Томлесдрев», был предотвращен рейдерский захват ее предприятий. Приезжали разные люди – воздействовали психологически, были попытки и силового давления, звонки с угрозами нашим сотрудникам… Мы призвали на помощь правоохранительные структуры, администрация области нас поддержала, мы благодарны за это. После этого был ряд арбитражных разбирательств по инициативе Алякина, все они истцом проиграны. Как я понимаю, нынешнее уголовное дело – следствие того, что аргументов в гражданско-правовом поле у него больше нет.

Вывода имущества с ООО «СибЛПО «Томлес­древ» не могло быть в принципе: при паритетных отношениях (50% общества владеет Алякин, 50% – мать Антона Ольга Начкебия. – Прим. ред.) никакое действие с имуществом ООО не может быть совершено без подписей обоих учредителей.

Но ни рубля (!) инвестиций Алякин не привнес. Мы решили финансовые вопросы сами, в основном через лизинг, кредиты. Мы поняли, что хорошо можем работать сами и быть сами себе инвесторами… Сейчас это чисто семейный бизнес, а внутри семьи всегда есть единство.

За 2011 год ГК «Томлесдрев» заплатила 549 млн рублей налогов в различные бюджеты. Можно запросить справку из налоговой: все чисто. Если бы мы ставили цель ухода от налогообложения, ни один уважающий себя банк по инвестпроекту завода ДСП не работал бы с нами и администрация не стала бы поддерживать…

Я не знаком с материалами уголовного дела, но уже отвечал на вопросы следователя как свидетель (думаю, следствие разберется). Считаю, это дело – третий акт давно начатой рейдерской игры. Да, я вижу в этом некую финансовую и репутационную угрозу для группы компаний «Томлесдрев», но реально рейдерский захват сейчас не возможен.

В инвестпроект по созданию нового завода ДСП уже вложено 83 млн собственных средств, в общей сложности он потянет на 4 млрд. На вопрос «ТН», нет ли в деле столичных инвесторов, Антон Начкебия ответил:

– После такого урока мы работаем только с профессиональными кредитными учреждениями… Этот единственный «инвестор» Томлесдрева – ошибка моей молодости.

 Кто кого банкротил?

Сергей Порсев, директор ЗАО «Завод ДСП МДФ», владелец компаний «Каскад» и «Базальт»

Сергей Порсев, директор ЗАО «Завод ДСП МДФ», владелец компаний «Каскад» и «Базальт»:

– Мое предприятие ООО «Каскад» обратилось в арбитражный суд в 2011 году, поскольку с мая 2009-го по сентябрь 2010-го «СибЛПО «Томлесдрев» не платил за аренду помещений, принадлежащих «Каскаду» с 2004 года, и задолжал 16 млн рублей. Суд постановил взыскать задолженность, началось исполнительное производство. Но скоро судебный пристав сообщил: в ООО «СибЛПО «Томлесдрев» имущества нет – баланс девственно чист. Выяснилось, что Алексей Алякин как соучредитель предприятия вывел все имущество в другие фирмы. Денег на счетах тоже нет. Исполнить решение суда невозможно. Я обратился в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом. При рассмотрении дела, кстати, выяснилось, что «СибЛПО» имеет долг перед Интеркапитал-банком», принадлежащим Алякину, 30 млн рублей…

(Если судить по материалам дела, конкурсный управляющий все же обнаружил выведенное имущество и в настоящее время проводит его инвентаризацию для последующей продажи с аукциона. – Прим. ред.).

Сергей Лебедев, зам директора ООО «Томлес древ»

Сергей Лебедев, зам­директора ООО «Томлес­древ»:

– Да, «СибЛПО» банкротится по инициативе Сергея Порсева, но я считаю, что это Алякин привел предприятие к банкротству. Знаю, что указания директору не платить начисляемые платежи за аренду и по банковскому кредиту давал именно Алякин. Уверен, что именно по его инициативе была создана дебиторская задолженность 56 млн рублей, спровоцировавшая банкротство «СибЛПО»…

 

В ходе пресс-конференции в «РИА Новости» с подачи Сергея Лебедева стало ясно, что на «СибЛПО «Томлесдрев» происходила руководящая чехарда: осенью 2008-го в кресло гендиректора сел Александр Боярский, этой же осенью он был снят, в должность вступил Анатолий Огарков – тоже ненадолго. К началу ­2009-го «СибЛПО» руководил Сергей Порсев, но уже осенью по настоянию столичного инвестора-совладельца он был заменен на однокашника Алякина по военному училищу Олега Баланчика.

– Выходит, основные хищения производились, когда у руля была команда Алексея Алякина? – этот вопрос «ТН» остался, по сути, без ответа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *