Соломон Выгон

Соло на Совете Европы

Если спросить томичей, кто, на их взгляд, в последние полтора десятка лет самый яркий и эффективный политик в области, уверен, большинство назовут бывшего спикера Законодательной думы, а ныне ее депутата Бориса Мальцева.

Впрочем, Борис Алексеевич – фигура далеко не областного масштаба. Много лет он был авторитетен и деятелен в обеих палатах российского парламента, входил в состав нашей делегации в Европарламенте, а до законотворчества возглавлял строительную отрасль области. И когда задумываешься над тем, почему именно этот человек быстро поднимался по служебной лестнице в профессии, а затем в политике, то понимаешь, что прежде всего это заложенное воспитанием в семье чувство ответственности за порученное дело. Везде и во всем. В должности бригадира бетонщиков, на строительстве реактора в Северске, в инженерной работе на всех ступеньках карьеры в «Томскстрое», в законотворчестве на посту спикера. А она, ответственность, формирует характер, дает человеку уважение к себе, право на твердую жизненную позицию.

«Я и прежде не молчал»

Однажды на заседании совета законодателей (был одно время такой совещательный орган в российском парламенте), посвященном национальному проекту в образовании, где принимал участие и президент Владимир Путин, Мальцев предложил изменить систему оплаты труда учителей. Чтобы она зависела от качества преподавания и числа учеников, а не от количества часов. И заступился за малокомплектные школы, которые предлагалось сократить. Президент заметил, что Мальцев сам себе противоречит, когда говорит, что учителям надо платить, исходя из подушевого учета, и одновременно предлагает не сокращать школы, где мало учеников. Мальцев ответил, что учителям в таких школах надо платить по отдельной статье, и в итоге убедил президента. Когда потом коллеги удивлялись, что он осмелился спорить с главой государства, Борис Алексеевич ответил: «А я и раньше не молчал». И это правда. Чинопочитанием, опасливой осторожностью в спорах с сильными мира сего с молодости не отличался.

Он единственный из руководителей областных управлений мог поспорить на коллегии с министром строительства СССР Георгием Караваевым, человеком авторитетным, высочайшим профессионалом, не терпящим возражений. И министр, побушевав, признавал его правоту. Один из споров произошел на бюро обкома компартии, когда гнев министра на возражения Мальцева мог дорого обойтись области – речь шла о развитии крупнопанельного домостроения. В итоге все-таки министр принял компромиссное решение и ответственным за его реализацию назначил именно Мальцева. Непросто складывались его отношения и с Лигачевым, который, впрочем, также высоко ценил профессионализм Мальцева и «вешал» на него столько же выговоров, сколько и благодарностей за отличную работу. Кстати, после того как Лигачев отошел от дел и томская власть от него сильно дистанцировалась, Мальцев сохранил теплые отношения с бывшим грозным начальником и, бывая в столице, неизменно навещал Егора Кузьмича.

 «Сибири нужен государственный протекционизм»

Патриот Томска Мальцев первым забил тревогу, когда в речах ряда государственных мужей зазвучала идея объединения областей для сокращения субъектов Федерации. «Для Томска и области такое объединение будет катастрофой, – говорил тогда Борис Алексеевич, – мы уже были в составе Новосибирской области. Я поднял документы о том, какими мы выползли из нее в 1944 году. Из130 километровулиц в Томске улучшенного покрытия (это даже не асфальт) было меньше четверти. И один (!) километр тротуаров. Канализации не было. Трамвай (один маршрут) ходил только от площади Батенькова до Томска-1. В наших вузах, где сейчас учится около ста тысяч студентов, тогда училось всего четыре тысячи. И если нас объединят, мы вновь будем скатываться в Васюганские болота». Никогда не говоря о проблеме вообще, Мальцев сразу предлагает ее решение. В тот раз он выдвинул идею агломерации Томска, Северска и Томского района, которая пусть не быстро, но реализуется.

Человека государственного, Мальцева волнует не только родной Томск. Не единожды в Государственной думе, Совете Федерации он говорил о проблемах всей Сибири, необходимости государственного протекционизма, особой политики в отношении Сибири. Вот фрагмент одного из его выступлений в Совете Федерации: «Прежде всего речь о демографической ситуации. За пятьсот лет в Сибирь переселились 25 млн человек, а за последние десять лет уехало 5 млн – это катастрофа. Я вносил предложения, чтобы с сибиряков не брали подоходный налог, чтобы Федерация увеличила отчисление доли налогов сибирским регионам. Сейчас от 70 до 80% наших налогов идет в центр, а надо сделать пятьдесят на пятьдесят, чтобы мы хотя бы не лезли в долги. Это ведь смешно, с точки зрения здравого смысла, что мы зарабатываем огромные деньги и каждый год занимаем по нескольку миллиардов рублей».

 «У нас нет конфликтов»

Однажды, узнав, что областная Дума приняла больше тысячи законов, я спросил Бориса Алексеевича, все ли главные законы уже есть в регионе. Он ответил, что для административного и политического управления – достаточно. И продолжал: «А дальше идут законы, касающиеся хозяйственной деятельности, отношений между человеком и властью, человеком и обществом. Таких законов мы еще приняли недостаточно. Считается, что для нормальных взаимоотношений в обществе должно быть 2 500–3 000 законов. Правда, до тех, которые принимают на Западе некоторые законодатели, типа сколько сантиметров должно быть между кроватями в двуспальном гостиничном номере, мы дойдем не скоро».

Мальцев всегда говорил, что своим влиянием в Госдуме, Совете Федерации он обязан эффективной работе депутатского корпуса областного парламента, команде губернатора. «Томичи видят, что перекосы в экономике страны в нашей области нивелированы по сравнению со многими другими регионами, – говорил он. – В Москве видят, что томские власти выходят с серьезными инициативами в правительство, в федеральный округ. Эти инициативы положительно воспринимаются и другими регионами. У томичей хороший имидж в стране, деловая репутация. У нас часто бывают делегации из других регионов России, и все они отмечают и нашу добротную законотворческую базу, и политическую стабильность. У нас нет конфликтов между Думой и губернатором, нет такого, чтобы решения одной ветви власти оспаривались или тормозились другой. Такая стабильность дает возможность спокойно работать обществу, бизнесу. У нас разработаны программа развития области до 2020 года, пятилетний план. Это привлекает инвестиции».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 1