Далеко от войны и победы работали томичи в 1943 году

Невозможно представить, но война через два года после ее начала стала привычной для большинства советских людей. Бессонные дни и ночи, тяжелый труд, изматывающее ожидание вестей с фронта, плохих или хороших, больших и малых, стали, если можно так выразиться, бытовым делом. Жизнь продолжалась, но только в другом, экстремальном, как сказали бы сегодня, режиме.

От Сталинграда до Курска

Все наиболее крупные воинские формирования ушли на фронт из Томска еще до 1943 года. Далее большинство призванных томичей отправлялись на фронт маршевыми ротами, отдельными батальонами и командами. Как, например, к лету 1943 года ушел из Томска на войну отдельный прожекторный батальон, полностью состоящий из девушек. К началу Курской битвы на пунктах военной подготовки прошли обучение и были отправлены в действующую армию свыше 4,5 тысячи стрелков, около тысячи пулеметчиков, 178 радистов и более 100 снайперов-женщин.

Свою лепту в подготовку бойцов и младших командиров внесли Томское артиллерийское и эвакуированные военные училища – Ленинградское зенитной артиллерии, Тульское оружейное, Белоцерковское военно-пехотное, Военная академия связи.

Сыновья и дочери Томской земли принесли ратную славу, не отставали и  труженики тыла. За короткое время Томск превратился в мощный индустриальный центр, снабжавший армию огромным количеством оборонной номенклатуры. К 1943 году промышленное производство увеличилось более чем в шесть раз. Эвакуированные заводы и местная промышленность значительно перевыполняли плановые задания, но городские власти все же постоянно держали руку на пульсе, предпринимая все возможные меры для поддержки «оборонки».

В марте была создана специальная комиссия для выполнения задания заводом № 355 по производству биноклей Б-6. Казалось бы, бинокль не стреляет, но он был нужен каждому полевому командиру в бою, в обороне, в разведке, при оценке обстановки. Чтобы сократить серьезный процент брака (9,9), горсовет предложил не только ряд производственных решений, но и выделил дополнительные лимиты на материалы и электроэнергию. Не забыли и о социальной поддержке: дали землю под свое общежитие, улучшили питание и организовали соцсоревнование с материальными стимулами. Это ведь оттуда, из 1943 года, воспоминание одной томички, которую за трудовые успехи наградили настоящими чулками: это было чудо и счастье, говорила она. Понимаем ли мы, сегодняшние, как мало было нужно для счастья людям военного времени?

Проблемы с биноклями решили, как, впрочем, и выполнили затянутое ранее по срокам задание для наркомата авиационной промышленности по выпуску изделий для штурмовиков Ил-2. Они применялись в кумулятивных авиабомбах. Эффект от них на фронте был поразительный. Взятый в плен немецкий лейтенант-танкист на допросе показал: «6 июля в 5 часов утра в районе Белгорода на нашу группу танков – их было не меньше сотни – обрушились русские штурмовики. Эффект их действий был невиданный. При первой же атаке одна группа штурмовиков подбила и сожгла 20 танков. Было сожжено 90 автомашин и убито 120 человек. За все время войны на Восточном фронте я не видел такого результата действий русской авиации. Не хватает слов, чтобы выразить всю силу этого налета».

Переправа, переправа…

Весной 1943-го, незадолго до летней стратегической наступательной операции у Орла и Белгорода, городские власти Томска уже думали о будущих стройках, способных не только помочь городской промышленности, но и обеспечить задел на дальнейшее развитие. По заданию горсовета началась подготовка к возведению понтонного моста на переправе (там, где ныне находится коммунальный мост). Строить предполагалось всем миром. Намечалось открыть мост уже к 1 июля. Значение этого объекта для связи города с левобережными районами и областным центром – Новосибирском трудно было переоценить.

Еще большее значение для жизни всего города имел другой масштабный объект, о котором томичи мечтали с самого начала войны, – мощная электростанция. Именно в майские дни развернулась самая грандиозная народная стройка ГРЭС-2, которая войдет в строй и даст первый ток уже в 1945 году. В газетах тогда писали: «Строительство электростанции в максимально короткие сроки является делом чести партийной организации и всех трудящихся города Томска. Делом чести для каждого трудящегося города Томска должно явиться его непосредственное личное участие в строительстве ГРЭС. Делом чести для каждого руководителя и партийной организации предприятия, завода, учебного заведения должно явиться их участие и непосредственная помощь строительству». Трудно представить, что это было возможно в условиях тотального дефицита материалов и оборудования, но томичи справились. С честью.

Флора с прицелом

В марте 1943 года, когда маховик войны стал разгоняться в предчувствии решающей битвы, томичи стали собирать книжный фонд для восстановления библиотек, разрушенных врагами, в том числе на оккупированных территориях. Не менее важным было внимание к работе Сибирского ботанического сада, который, как и все научные учреждения, перешел на оборонную тематику, выращивая на своих делянах лекарственные растения. Поскольку опытные участки были очень уязвимы, было принято решение об охране насаждений. Но, что особенно удивительно, началось строительство новых разделов ботсада – эволюции растений в свете теории Дарвина, дикорастущей флоры Сибири и культурных растений. При этом за СиБС закрепили мобилизованных граждан для сельхозработ, обеспечили дровами на зиму и похлопотали о газогенераторных тракторе и автомобиле. И это в ситуации, когда каждый транспорт был на счету.

Совсем незадолго до одной из главных битв войны в Томске серьезно обсуждали проблему сохранности экспонатов краеведческого музея. Беспокоиться было о чем: сотни предметов купеческого быта, мебели, картин были переданы госпиталям, театрам, организациям. Они оказались в плачевном состоянии. Потому организациям было предложено вернуть музею экспонаты, переданные на время эвакуации, в том числе Белорусскому театру, Ленинградскому театральному институту, Пушкинскому театру Новосибирска. Как рассказывали очевидцы, фонды музея полностью не восстановились, но большая часть экспонатов вернулась в экспозицию.

Ценные подарки фронту

В середине июня томичи собирали подарки для Сибирской добровольческой дивизии, которой исполнился год с момента формирования. Вряд ли скажешь, что от щедрот, но сообразно скудным возможностям на фронт в складчину выслали: от фабрики «Сибирь» – вагон спичек, от ликеро-водочного завода – ¼ вагона водки в мелкой таре, от махорочной фабрики – полвагона табака, от мясокомбината – 500 расчесок. Фабрика «Спар» подарила тысячу целлулоидных подворотничков и 100 портсигаров. А также карандаши, конверты, бумагу, мундштуки и разночинные подарки от жителей, пункт сбора которых находился у «Верхнего» гастронома.

Кстати, и о благоустройстве не забывали: облагородили площадь перед кинотеатром им. Горького.

На особом контроле оставались сложные вопросы работы трех десятков госпиталей, быта ученых, участников и инвалидов войны, их трудоустройства и лечения. Власти боролись с антисанитарией, перебоями в снабжении продовольствием. В периодической печати отмечалось, что на заводе № 355 бывшие бойцы РККА были размещены в бывшем гараже. Двухэтажные нары, вши и грязь, на 200 человек – один столик и ни намека на постельные принадлежности. И таких проблем – сотни, и решать их приходилось, фактически не имея ресурсов, но имея желание и волю, потому что война не списывала, а людей надо было беречь.

За несколько месяцев до грандиозного танкового сражения под Прохоровкой в горсовете в режиме секретности обсуждалась теоретическая работа директора СФТИ профессора В. Д. Кузнецова «Новый метод исследования бронепробиваемости и некоторые предварительные результаты». Одобрив материалы, на заседании было решено направить их и рекомендации ученого в ЦК ВКП(б) Георгию Маленкову, а также в Главное бронетанковое управление Красной армии и Главное управление танковой промышленности с просьбой рассмотреть материалы в срочном порядке. И премией профессору и его коллективу стало решение не отвлекать физиков на хозяйственные работы, а дать возможность интенсивно заниматься оборонной тематикой и, что было особенно ценным для коллектива, СФТИ с лихвой обеспечили топливом на будущую зиму. Последнюю военную зиму 1944/45 года.

Автор: Анатолий Алексеев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

23 − 14 =