Депутаты думы г. Томска Махир Рустамов и Степан Руденко рассказали журналистам «ТН» о том, как соотносятся муниципальные потребности с возможностями, а планы – с реальностью

Несмотря на отчетливо отчетный момент (конец года), с городскими депутатами хотелось поговорить прежде всего о будущем. Оно не может не внушать тревоги: прошедший публичные обсуждения проект бюджета Томска на 2013 год меньше бюджета нынешнего. Как же тогда придется затянуть пояса в будущем году? С этого вопроса начался разговор в редакции «ТН» с Махиром Рустамовым и Степаном Руденко.

Как считать свои доходы?

Махир Рустамов:

– Бюджет 2012 года был принят с дефицитом. На согласительных комиссиях и на комитетах было высказано однозначное мнение – бюджет 2013 года нужно сделать бездефицитным, чтобы не увеличивать дальше долг города.

– Долг достиг критической отметки?

Махир Рустамов, депутат Думы города Томска

Махир Рустамов:

– Он составляет более 44% от собственных доходов. В 2011 году это было 2 179 млн рублей, в 2012-м – 2 682 млн. Примерно 10% этой суммы ежегодно тратим на обслуживание долга.

Но что такое собственные доходы, городу от собранных налогов остается лишь 8% – 8 копеек с рубля? Если бы мы сравнивали муниципальный долг с доходной частью всего бюджета (13 680 млн), он составил бы 20%, а это уже совсем другое дело.

Но принятие бездефицитного бюджета, на мой взгляд, правильное политическое решение. Мы показали: Томск может прожить без дефицита. Не шикуя, конечно, однако справляясь с основными задачами.

– В этом году город инициировал пересмотр бюджетных отношений, обратившись с этим в областную Думу. Чем все закончилось?

Махир Рустамов:

– Мы получаем дополнительные средства от налоговых поступлений в размере 315 млн рублей. Работу эту надо продолжать. Инициируя этот вопрос, мы надеемся подтолкнуть центральную власть к перераспределению ресурсов между Федерацией и субъектами. Пока не изменится расклад на этом уровне, вряд ли что-то можно изменить к лучшему для муниципалитетов.

Что-то точно переменится

– Но в абсолютных цифрах бюджет-2013 будет меньше, чем был в 2012 году?

Махир Рустамов:

– По собственным доходам – даже чуть больше, а с учетом субвенций пока трудно сказать: мы не знаем, сколько получим денег от субъекта и от Федерации, – еще не сверстаны ни областной бюджет, ни федеральный. Пока мы говорим о бюджете в 8 млрд рублей. Это стартовая сумма, включающая только защищенные статьи расходов.

Степан Руденко:

Степан Руденко, депутат Думы города Томска

– Мы каждый месяц распределяем дополнительные доходы, проводим корректировку. Так было и в текущем году: перед началом 2012-го мы говорили о 7–8 миллиардах, а к концу года пришли к 13-миллиардному бюджету. Каким окажется следующий бюджет в декабре 2012 года, пока трудно предположить.

– Но в таких условиях никакого развития планировать невозможно…

Махир Рустамов:

– К сожалению, да. Мы не знаем заранее, какие деньги получим сверху, а когда субвенция поступает, она является целевой. И у депутатов зачастую возникает непонимание: например, стоило ли тратить деньги на левобережную дорогу? Говорят: лучше было пустить деньги на обустройство тех же Черемошников, на городские коммуникации.

– Но ведь по левобережью решение принималось с участием депутатов?

– Нет, мы были поставлены перед фактом. Если бы мы могли распорядиться этими деньгами, как хотели, они были бы направлены на другие, более важные для города объекты.

Степан Руденко:

– С дистанции года-двух левобережка действительно не актуальна. Но глядя на перспективу в 20 лет, понимаешь, что без нее невозможно осваивать левый берег…

А чтобы субвенции шли на важные для города дела, сейчас бюджетные средства будут вкладываться в создание ПСД по целому ряду актуальных вопросов: расширение улиц, перенос коммуникаций, строительство моста через Томь… Приготовим проекты в надежде на то, что они будут профинансированы при первой же возможности.

Приоритет – инфраструктура

– Есть ли предположения, на что могут прийти субвенции из Федерации?

Махир Рустамов:

– Большей частью – на городское хозяйство (потребность в них города – более 2 млрд рублей).

У нас немалая часть города обогревается локальными котельными на ул. Водяной, шпалопропиточном заводе и от психбольницы. Нецентрализованное тепло заметно дороже, а компенсации жителям таких домов мы отменили (прежде на эти нужды бюджет выделял ежегодно 70 млн рублей), значит, благоустроенная жизнь для людей подорожает на 20–50%. Надо централизовать тепло в этих частях города. Возможностей городских очистных сооружений осталось на год-два. Значит, срочно нужно строить новые…

Даже при жесткой бюджетной экономии средства нужно направлять на развитие инфраструктуры. Износ многих зданий больше 60%, они, по сути, в предаварийном состоянии. Если жильцы пойдут в суды, встанет вопрос о расселении за счет бюджета. А если поменять там инфраструктуру, можно будет пригласить инвестора и провести расселение за его счет.

Думаю, из областного бюджета будут выделены средства на завершение ремонта школ № 27, 55, ряда других. Но первоначально мы в муниципальный бюджет денег на это не закладывали.

Степан Руденко:

– Крупные инвестиции предполагаются в связи с запуском международного аэропорта и реконструкцией дороги к нему, установкой освещения.

Пока никаких рычагов

– От горожан постоянно идут жалобы на деятельность УК. Что может сделать Дума?

Степан Руденко:

– Когда я впервые избирался в Думу, была эра неэффективных МЖЭПов. К сожалению, их так и не смогли реформировать. Форма собственности сменилась, появились УК, но они как работали по-старому, по-советски, так и работают: недовольному жильцу могут отказать в информации и по матушке послать. Потому что знают: никуда клиент от них не денется, и жировки ему как приходили, так и будут приходить.

– Но муниципалитет заявлял о стремлении сократить количество УК в Томске с 60 до 20. Какие-то рычаги для этого найдены?

Махир Рустамов:

– Федеральное собрание рассматривает поправки в Жилищный кодекс, имеющие отношение как раз к нормализации работы УК.

Степан Руденко:

– Но в нынешнем виде законодательство не позволяет власти что-то регулировать на этом поле. А у населения нет механизмов, чтобы выбирать и диктовать свои требования УК.

Но проблема еще и в том, что люди не ощущают себя собственниками жилья. Человек, который купил квартиру, построил ее – собственник. А тот, кому 30 лет назад ее дали, даже если приватизировал жилье, собственником себя не почувствовал.

Будем возрождать и дальше

– Некоторые эксперты говорят: стратегия развития муниципального транспорта провалилась. Покупка автобусов принесла одни убытки. Что думают депутаты?

Махир Рустамов:

– Системной реорганизации не произошло. Была сделана попытка восстановить муниципальный транспорт, но и это до конца не довели из-за нехватки средств. Когда программа принималась, речь шла о том, чтобы по всем центральным улицам пустить только электротранспорт. Для этого нужны были новые троллейбусы и трамваи, замена и строительство новых контактных сетей. На второстепенные улицы планировалось выпустить коммерческий транспорт. В итоге половина пассажиропотока должна была переместиться на муниципальный транспорт.

– И что получилось?

Махир Рустамов:

– Половину подвижного состава заменили, с контактными сетями хуже – пока не протянули даже на новые улицы (в проекте бюджета на 2013 год эта строчка предусмотрена). На ТТУ висит тяжелый балласт – содержание крупных и ненужных ему объектов. Например, на пр. Мира у ТТУ 26 тыс. кв. метров теплых помещений: дохода от них никакого, а содержание влетает в копеечку. Как бизнесмен я бы постарался их не продавать, а получить доход (то есть сдать в аренду). Потому что на каком-то этапе эти площади могут вновь понадобиться: мы же будем возрождать муниципальный транспорт и дальше. Базу ТТУ можно и продать (ее стоимость 600–700 млн рублей), вложив деньги в инфраструктуру. Например, докупив подвижного состава.

– Многие люди считают, что имущество в руках государства – это надежней, чем в частных…

Махир Рустамов:

– В чем же надежность? Мы платим налоги, за энергоресурсы, ни рубля не вкладываем, ждем, пока имущество разрушится, а потом продаем за три рубля. Нынче администрация передала нам 25 объектов в центре города для приватизации, из них 16 пустующих. Там изношенность до 90%! Прекрасная иллюстрация к плохому госуправлению…

– Чего не хватает, чтобы решить транспортную проблему в Томске?

Степан Руденко:

– Во-первых, денег, во-вторых, политической воли со стороны исполнительной власти и депутатского корпуса. Но я считаю, областной центр содержать в таком виде, как у нас, категорически нельзя.

О долгах и успехах в полемике

– У ряда строительных организаций, руководители которых депутаты, есть существенные налоговые недоимки. Насколько этично депутату решать проблемы города в Думе, когда его личные долги бюджету превышают десятки миллионов рублей?

Махир Рустамов:

– Вопрос же не в том, что они не хотели платить налоги… Ну, давайте заберем у них последнее – появится еще одно предприятие-банкрот вроде СУ-13, еще одна партия обманутых дольщиков. Нам деньги надо заполучить и компании не уничтожить. Сейчас составляем график погашения… У этого вопроса есть еще одна сторона: в городе есть немало участков, занятых под строительство, на которых ничего не построено. Эту землю надо перераспределить, отдав тому, кто будет строить.

– Как бы вы оценили уходящий год?

Степан Руденко:

– Как достаточно стабильный, без особых потрясений. Кое в чем были прорывы, например пушкинская развязка. Жилья много введено.

Махир Рустамов:

– Много школ отремонтировали, детские садики после ремонта открывали. Если 5–6 лет продержать такой темп, мы много острых вопросов решим. В этом году для городского хозяйства сделано больше, чем в предыдущие годы: заменили немало коммуникаций, отремонтировали «внутрикварталку».

– Где в нынешней Думе активная депутатская жизнь, которая так раньше радовала журналистов?

Степан Руденко:

– В комитетах. Я даже больше скажу: на собраниях фракции «Единой России», куда журналисты не особенно любят ходить, такие идейные бои случаются! Там очень много дискуссий – обсуждаются административно-хозяйственные вопросы. А когда они сведены, их уже рассматривает Дума, без особой полемики. Если бы не было согласительной комиссии по бюджету, его на Думе можно было бы неделю обсуждать, и журналистам неделю было бы не скучно слушать.

Также читайте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 + = 11