Архив рубрики: Персона

Йог с индийским прошлым и будущим

— Бананы в Томске дорогие, – посетовал Ашок Раджа Танкарадж, уроженец индийского штата Мадрас и аспирант Томского политехнического университета.

– В Индии дешевле? – интересуюсь.

– Дешевле? – недоумевает Ашок. – Да нет, они бесплатные, и бананы, и кокосы – срываешь их и ешь.

Коробки специй

26-летний Ашок, живя в Сибири, больше всего сокрушается по поводу скромного выбора и дороговизны фруктов-овощей и специй, составляющих обычный рацион жителя Индии.

— Готовлю из того, что могу приобрести в томских магазинах, но основной ингредиент – специи – коробками привожу из дома, – сообщает индийский кулинар.

Пять лет назад Ашок Танкарадж приехал в Томск, чтобы поступить в магистратуру ТПУ по специальности «электрофизика». Морозная погода, русский язык, пельмени и каток – обо всем этом житель знойной Индии узнал впервые.

— Запомнился мороз в 45 градусов. О, класс! Мы ходили гулять, а вокруг туман. Пейзаж фантастический, — с восторгом рассказывает Ашок.

— И холодно не было? – меня взяли сомнения по поводу морозостойкости жителя почти экваториальных широт.

— Я же занимаюсь йогой. Не чувствую жара или холода. И даже в сибирскую зиму могу обходиться без куртки.

Роботам чувствовать некогда

Учиться йоге Ашок начал еще в школьном возрасте. У него было три учителя, самому младшему из них – 90 лет. Однако назвать их старцами нельзя.

— Йога творит чудеса, — убежден житель Индии. – Моим учителям много лет, но они молодо выглядят и очень гибкие, могут выполнять такие асаны (позы в йоге. – Прим. авт.), какими я до сих пор не овладел. Настоящий йог может ходить по воде: он умеет контролировать свой вес так, что становится легким. Йога сохраняет здоровье и молодость, развивает гибкость ума и тела, наполняет человека внутренней красотой.

В Томске Ашок Танкарадж сам стал учителем – преподает йогу в фитнес-центре «BJ».

— В Индии йогой занимаются мужчины, а у вас – женщины. Моим томским ученицам йога нужна для красоты фигуры. Индианки не придают этому большого значения, потому что мужчины ценят больше красоту лица, красоту внутреннюю, а не параметры модели, — продолжает Ашок. — В Индии главным достижением в йоге считается чувство единения ума, духа и тела. Но чтобы добиться такого результата, заниматься нужно медленно и спокойно. Большинство современных людей этого не могут себе позволить, у них нет времени. Потому-то они и живут как роботы: им некогда чувствовать. Даже на моей родине йога становится все менее популярной.

С мечтой о стройной девушке

— После окончания аспирантуры – через три года — вернусь домой, устроюсь на работу по специальности и создам семью, — Ашок делится планами на будущее. – В современной Индии девушки выходят замуж не рано – в 23–25 лет, а юноши женятся еще позднее. Для меня не имеет значения красота будущей супруги. Мне хочется, чтобы она была образованна, уверена в себе, с сильным характером и… хорошей фигурой. Здесь я не стану спорить с русскими мужчинами и женщинами, мне тоже нравятся стройные девушки.

 

Йог Ашок Раджа Танкарадж знает 5 тысяч асан.

Болейте футболом, а не гриппом!

  • Перерыв между таймами игры «Спартака» и команды ТГУ (ветераны 45 лет и старше). Встреча прошла под знаком праздника мужчин – Дня защитника Отечества.
  •  

    15-16 марта заканчиваются кубковые встречи XVIII турнира ТВ-2 по зимнему футболу. Длился он без малого три месяца. Играли на 11 площадках города 3 600 участников. Но были на нем еще участники – болельщики. В мороз, солнце и пургу болели они зимней сибирской игрой, причем с температурой! Довольно высокой температурой азарта. Колоритные мужчины в валенках, нарядные девушки, дети, пришедшие сами по себе или с папами-спортсменами и играющие тут же на площадках с маленькими воротами.

     

     

  • Подполковник запаса Вооруженных сил России Иван Алексеевич Анушкин накануне получил юбилейную медаль.
  •  

     

  • Полковник юстиции на пенсии Николай Юрьевич Городилов не хочет, по его словам, ломать кости, лечиться-то придется на свои деньги… А что, это юридическая проблема. Кстати, можно понять спортсменов, недовольных тем, что сейчас на «Моторе» судит лишь один судья. Но внучонка Веню ветеран, игравший в футбол и хоккей, приводит на стадион.
  •  

     

  • Техничный, долго играющий в «Динамо ГАИ» Ариф Джафаров запомнился как-то ударом по воротам через себя, упав на спину. На снимке он с четырехлетним сыном Гурбаном.
  •  

     

  • Профессор Анатолий Николаевич Солдатов многие годы «заведует» командой ветеранов ТГУ.
  •  

     

  • Анна Клеванова второй сезон болеет за Евгения Онькова из футбольного клуба «Грант».
  •  

     

  • Евгений Балбоненко забил в этом турнире 11 голов от команды «Сервисный центр «Домофоны». «Домофоны» — бывший «Академик». Не станем комментировать, но спонсоры нынче называют команды так: «Мясной ряд», «Томское пиво», «Сто диванов»(!).
  •  

     

  • А Муля-то здравствует и по-прежнему нервирует! Нервирует супротивника. На его счету третьей в своей подгруппе команде «Ростех» 11 голов. Играет сразу в двух командах турнира. Игроки любят в игре употреблять короткие имена, а зовут его Вячеслав Мамизеров.
  •  

    Анатолий ЧАЙКОВСКИЙ

    И друг, и мама, и наставник

    В детстве Анжелика Чермянина увлекалась хоккеем, знала о нем практически все и мечтала стать спортивным журналистом. Но судьба распорядилась иначе. Вот уже 17 лет Анжелика Анатольевна преподает литературу в школе № 49. Героиня нашего материала уверена, что эта профессия выбрала ее сама, и она ни капли об этом не жалеет. Тем более что в 2008 году А. Чермянина стала победителем городского этапа конкурса «Учитель года».

    — Свою победу считаю большим событием, но какого-то звездного значения ей не придаю. Скорее, это была очередная ступенька в моей деятельности, которую я успешно преодолела, и теперь готова к новым победам, — говорит победитель конкурса.

    Кто бы мог подумать, что в первые годы своей педагогической деятельности Анжелика Анатольевна очень не любила уроки литературы. Потому что… не знала, как их преподавать.

    — На филфаке ТГУ, где я училась, методике преподавания особого внимания не уделялось. Поэтому на своих первых уроках литературы даже мне самой было неинтересно, что уж говорить о детях, — признается Анжелика Чермянина.

    Любовь предмету молодой учительнице привила преподаватель литературы педуниверситета Елена Ковалевская, которая в то время работала еще и в 49-й школе. Анжелика Анатольевна с удовольствием наблюдала за тем, как коллега мастерски вела уроки литературы:

    — Ее уроки были просто уникальны! На них я впервые узнала о такой педагогической технологии, как диалог, в основе которой лежит живое общение с учениками. Я стала осваивать ее, а сейчас уже сама разрабатываю некоторые этапы этой уникальной методики.

    Анжелика Чермянина убеждена, что литература не должна преподноситься детям как нечто отчужденное. Задача учителя — таким образом выстроить работу с произведением, чтобы ученик уловил его смысл, включился в него, прожил и принял как свой собственный опыт:

    — Для меня важно вызвать у ребятишек желание мыслить и рассуждать, — поясняет педагог.

    Благодаря своей открытости Анжелика Чермянина легко находит с детьми общий язык, а они отвечают взаимностью — доверяют, уважают, слушают:

    — Я для них и мама, и друг, и наставник в одном лице, — улыбается Анжелика Анатольевна и раскрывает свой главный учительский принцип: не разделять детей на «хороших» и «плохих»:

    — Я всех уважаю, каждый ребенок удивителен, каждый может быть невероятно творческой личностью.

    Сама Анжелика Чермянина тоже очень творческий человек. Она любит писать притчи и рассказы, особенно о своих родственниках и друзьях. Естественно, обожает читать. Из писателей выделяет Довлатова и Булгакова (говорит, что, когда бывает в Москве, обязательно посещает «нехорошую квартирку»). Признается, что у нее до сих пор не пропала страсть к хоккею и она не пропускает ни одного матча по телевизору. Но больше всего на свете, после семьи конечно, Анжелика Анатольевна любит свою работу — за то, что она не позволяет ей стоять не месте и является невероятным источником энергии.

    — На уроках я отдаю детям очень много энергии, но взамен получаю от них еще больше, когда вижу, как они, оживленно обсуждая какой-то вопрос, начинают спорить, когда вижу, как у них горят глаза!

    Ксения Карловская

     

    Наша справка

    Анжелика Анатольевна Чермянина

    Родилась в Новосибирской области в 1969 году.

    Образование: ТГУ, филфак.

    Стаж работы преподавателем – 17 лет.

    Призер городского конкурса «Классный руководитель», награждена грамотой Департамента образования Томской области.

    Шабан Байрамов: Как я попал в строительный бизнес

    Способы сохранения деревянной архитектуры, корпоративная этика, земельные аукционы… В гостях у «ТН» генеральный директор ОАО «Томлесстрой», член Общественной палаты Томской области Шабан Байрамов.

    Корпорация

    — Шабан Рустамович, какой объем на строительном рынке области занимает «Томлесстрой»?

    — По итогам 2007 года около 7 процентов. Сначала ТДСК, затем СУ-13, «Строймонтаж», «Газхимстройинвест» и мы. В 2001-2004 годах «Томлесстрой» строил не больше 4-5 тысяч кв. метров в год, в прошлом году мы сдали уже 21 тысячу кв. метров, а в этом запланировали 60 тысяч.

    — Тройной прирост? Выход на второе место? Чем обеспечите?

    — Нас стимулирует рынок – высокий покупательский спрос. Думаю, сегодня в Томске можно продать и миллион квадратных метров жилья в год. И базу мы подготовили: новый растворобетонный узел, через полгода сдаем кирпичный завод. Цех по переработке дерева на 50-60 человек – современные окна в стеклопакете, двери.

    Но главный фактор – человеческий ресурс. Во-первых, мы создали очень сильную инженерную службу — сегодня она может обеспечить 250-300 тысяч кв. метров в год. Во-вторых, «Томлесстрой» — единственная строительная компания в Томске, которая наладила работу в две смены. В среднем по Томску башенный кран за два года строит один дом, а у нас – два дома в год. Аренда такого крана в год стоит 2 миллиона.

    — А почему другие строители не работает в две смены?

    — Представьте, каменщик встал в 7 утра, приехал на работу, а раствор опаздывает – какое у него настроение на день? За полчаса до начала смены все должно быть. Словом, организационно трудно. И потом… нужны человеческие отношения. У каждого из людей свои проблемы – один детей учит, другой на машину копит, третий пропил зарплату. И во время обеда видишь: один каменщик только хлеб с луком ест, другой что-то в стороне – отдельно… И мы сказали: для работающих в две смены – бесплатный обед. Он обходится компании в 60 рублей, и эти деньги растворяются в общем объеме.

    — Для себя что главным считаете?

    — Если окружающие тебя не терпят — далеко не уйдешь. А основная причина, по которой терпеть не могут, – если врать людям. Еще надо уметь прощать и помогать расти – подсказать, научить. Я всегда ищу умных людей – нравится с ними общаться, советоваться, спорить.

    Земля и деньги

    — Корпоративные правила – хорошо, но есть агрессивная внешняя среда. Например, проблема земли…

    — Когда пришел в «Томлесстрой», у компании не было ни одной площадки. И я понимал: единственный способ получить землю – познакомиться с руководством города. Вот один хороший способ рядом сидит, — Байрамов показал на пресс-секретаря «Томлесстроя», в прошлом известного журналиста Анатолия Захарова. — Он привел меня на прием к Макарову и сказал: «Александр Сергеевич, вот хороший парень, верьте ему и помогите». Но как помочь – пустых площадок в городе нет. Мы бегали, искали — десятками заявки подавали. А через две-три недели земля уже занята… Не Александр Сергеевич это делал, это делала система, которая не только в Томске — по всей стране сложилась! В конце концов повезло… Ну, мы еще волка поставили (памятник Счастью у конторы «Томлесстроя» — прим. ред.), улицу облагородили, мечеть отремонтировали… Макаров был приятно удивлен.

    — А дальше?

    — В 2006-м, когда по закону 31 сентября заканчивался срок выдачи актов выбора участков, Владимир Гончар, тогда зам губернатора, взял на себя ответственность и сказал: распределить землю между более-менее прозрачными компаниями. Таких оказалось семь, и «Томлесстрой» в их число попал. Вот и все волшебство. Я лично Гончара два раза в глаза видел.

    — Как относитесь к решению мэрии отменить практику предварительных актов выбора земли и всю землю продавать через аукционы?

    — Если выставить весь город на аукцион, будет катастрофа. Сами строители, даже ТДСК, могут купить максимум три-четыре площадки.

    — Кто купит остальное и что будет?

    — Появится несколько финансово сильных инвесторов, которые начнут скупать землю и затем навязывать условия строителям. Это, естественно, приведет к удорожанию жилья.

    — Строители могут брать кредиты в банках.

    — У нас банки, как правило, не держатели денег, а совладельцы бизнеса – у каждого свой строительный концерн. Приходишь к московскому инвестору – он о кредите в рамках банковского процента, как это принято на Западе, и разговаривать не хочет. Он говорит: хочу 40 процентов рентабельности! Они же по московским меркам считают… Вот вы знаете, кто на первом аукционе купил автопарк на Трифонова?

    — Говорят, некая московская компания.

    — Я тоже могу зарегистрировать компанию в Москве. И никто, к сожалению, не знает. А ведь там, в центре города, можно было построить паркинг. У нас же парковаться негде – даже у мэрии.

    — Прежняя система – плоха, аукционы – тоже. Хорошая система есть?

    — Единственный шанс у строителя – сделать финансово очень привлекательную компанию. Но это целая академия! Мы давно к такому шагу готовимся и через полгода устроим презентацию для банков, чтобы нам давали кредит не один миллиард рублей, а сколько надо. А то ведь сегодня можно получить кредит только под залог имущества, а если у строителя, например, многомиллиардный проект подготовлен?

    — Вообще, о деньгах какого порядка идет речь?

    — Сегодня годовой объем строительного рынка Томска около 20 миллиардов рублей: 500 тысяч кв. метров умножаем на 40 тысяч – среднюю цену за квадратный метр жилья.

    Архитектура

    — Я всегда обижаю наших архитекторов: что построено в Томске с 1917-го по 2007-й? Последний год не было главного архитектора — катастрофа для строителей. До этого главный архитектор перечеркнул генплан: основные улицы, которые формируют город, оказались закупорены. Что значит формируют? Томск разделен на несколько секторов тремя полосами дорог – пр. Ленина, ул. Красноармейская, пр. Комсомольский. Должна быть четвертая – Московский тракт вдоль реки и пятая – ул. Елизаровых. Но выходы с этих улиц уже перекошены застройкой…

    — Как относитесь к сохранению деревянного зодчества?

    — Я был у самого большого противника сноса деревянных домов — Ларисы Романовой. Сказал – вы идеолог, я – строитель, как нам подружиться? Она отвечает: в Томске две тысячи деревянных домов, и все надо сохранить. Это идеализм. Например, кто должен жить в реставрированных домах в центре города? 12 семей, у которых не было денег переехать? Мы сделали дом на ул. Кузнецова, 17: газон из Новосибирска привез, елку купил — хотел губернатора порадовать, приедет – похвалит. Прихожу на объезд, а по газону откровенно заметно — вчера в доме была гулянка… Главное — подобное восстановление не приносит прибыли, и поэтому такое в массовом порядке никто себе позволить не может. Мы немного делали — нас другой бизнес кормил. Но теперь я этим хобби не хочу заниматься.

    — А дом на Крылова?

    — Это другое – это будет первый пример, как можно восстановить дом, продать его и получить прибыль.

    — Элитное жилье?

    — Считаю, при восстановлении надо делать дорогостоящие административно-гостиничные комплексы. Для этого купил и расселил ул. Карташова, 16, ул. Белинского, 23…

    — Нет желания построить такой дом, чтобы через 100 лет к нему экскурсии водили и все грудью стояли на его защите?

    — Готовим проект элитного жилого дома в центре. Был в Германии (попросили на Ганноверскую ярмарку съездить) и увидел там несколько домов. Потом в Санкт-Петербурге увидел. И зажгло меня. Квадратный метр в этом доме будет строить от 100 до 200 тысяч рублей — люди будут платить за шедевр для всего города. Мы на нем немного заработаем, главный азарт – создать.

    — И кто в этом доме будет жить?

    — Мне один чиновник как-то говорит: хочу квартиру в центре. Да, говорю, буду строить, но весь город будет знать, кто там живет. Он отвечает: спасибо, не надо. Думаю, в этом доме будут жить дети очень богатых людей, которым нечего опасаться.

    — Томский архитектор дом проектировал?

    — Идеологию создала студентка 5-го курса ТГАСУ. Затем более опытный архитектор поработал. Но у нас нет культуры роскоши – откуда? И когда приезжали бакинские архитекторы, я к ним обратился – они сразу поняли, что нужно, и одели дом в роскошь.

    Человек

    — На конкурсе «Человек года-2007» вы признаны меценатом года. Как премиальные потратили?

    — Здесь за меня решили – многодетная семья Сухушиных из Северска.

    — Как вообще к меценатству пришли?

    — Во многом это из детства – у нас в семье такие порядки были. И многие люди, окружающие меня, этой идеологии придерживаются.

    — Насколько у нас развито меценатство?

    — Есть математический расчет, позволяющий определить количество богатых людей – исходя из существующих видов бизнеса и количества населения. По моим прикидкам, в области 2 тысячи богатых людей (состояние больше 10 млн. долларов) и 200 – очень богатых (больше 100 миллионов). А сколько из них на виду? 20-30 человек…

    — Зачем собирались в депутаты и почему отказались?

    — Депутатский значок, как мостик к власти, помогает бизнесу. Был бы депутатом – сейчас бы запускал кирпичный завод, а не через полгода. И обществу хотел быть полезен – идей много, с депутатского места продвигать их легче. А отказался баллотироваться по одной причине: когда ТАМ (показывает наверх – прим. ред.) утверждался список, я в него не попал, а насильно стать депутатом не хотел. Хотя мой рейтинг у избирателей был высокий.

    — Какой вы человек?

    — Напоследок самый «простой» вопрос, да? И ответить за 10 секунд? В 1982-м окончил школу, потом армия, институт, бизнес. Приехал в Томск в 1994-м и провалился с бизнесом. В 1995-м остался на улице один – никто меня не знает, я никого не знаю. До этого жил в Ростове – меня знали, со мной считались. Чем только не занимался – взаимозачеты, макароны из Ирана, шины в Азербайджан, экскаваторы… Сидел в офисе на пр. Фрунзе, 152, и рисовал бизнес – самый разный. Такое состояние – денег не было, никто не доверял, ни к чему не подпускал. Среди прочих факторов – азербайджанец. До 40 лет — на съемной квартире, трое детей. Обычным голодным бизнесменом попал в строительный бизнес: оказалось, столько идей, и все можно воплотить. И люди мне верят – на сотни миллионов.

    Вырубили

     

  • Большие скульптуры на подступах к фонтану – дело рук профессиональных художников. Со льдом скульптор, график, живописец Александр Любецкий впервые работал четыре года назад. Вырезал собаку около «Славянского базара»: — Это была одна из первых ледовых скульптур в Томске, — вспоминает он. А в этом году по эскизам Александра возвели целый городок – тот, что в Городском саду. — Лед – материал хороший, мягкий, — рассказывает он. – Принцип работы с ним тот же, что и в резьбе по дереву – знаю, потому что сам резчик шестого разряда. Единственный минус льда — недолговечность. Вот и сегодня для того, чтобы вырезать скульптуры, слишком тепло. Режется лед, конечно, проще, но мутнеет на воздухе. Остро наточенным скребком он вырезает конскую гриву и добавляет: — С другой стороны, когда резкие ледяные грани чуть-чуть подтаивают – еще краше становятся. Играют в солнечных лучах, переливаются.
  •  

    «Хрустальная мечта» — такое название придумали организаторы очередному городскому фестивалю ледовой скульптуры, который прошел в минувшую субботу на Новособорной площади.

    Из метровых льдин свои фигурки вырубали команды-победители районных конкурсов, ребята из художественных школ и просто творческие компании, сообщившие организаторам о желании поучаствовать в фестивале.

    Согласовав эскизы скульптур, команды получили в распоряжение ледяной материал и инструменты. Скребочки, кстати, ребятам доверили профессиональные – именно с их помощью вырезали томские ледовые городки в начале зимы.

     

    кстати

     

    Лед для скульптур заготавливают по осени на томских озерах. Бензопилами вырезают блоки и ставят на воздух. Обычный размер этих льдин – метр на два. Если скульптура задумана большей величины, то лед приходится приращивать.

     

     

    — А это маленькая Италия в городе Томске, — поясняют свою задумку девчонки-архитекторы Марина, Ирина и Настя. В отличие от проектировщиков Пизанской башни ледяную колоколенку сразу задумали наклонной. Теперь работают над деталями: — Ну а то, что растает, не жалко. Мы фотографии сделаем! Ведь главное — эмоции, а мы как будто в детство окунулись!

     

     

     

     

     

    На фоне русалок с морскими раковинами, дельфинов и прочих романтических персонажей ледяной компьютер выглядит очень минималистично: — Да я тоже оглянулся кругом – подумал: как-то у нас все просто, — признается Тимофей Ветошкин, представитель центра дистанционного образования ТУСУРа, старательно ровняя стенку ледового монитора. – А теперь смотрю: мы же выделяемся! А то, что сделать такой компьютер проще, чем все остальное, – неправда! Крылышко у птички можно налево положить, направо: а форма монитора такая и только такая!

    Светлана Бунакова: Не боюсь быть белой вороной!

     

  • Директор ТЮЗа Светлана Бунакова в юности мечтала быть балериной
  •  

    26 февраля директор ТЮЗа Светлана Бунакова отметила юбилей.

    — Светлана Евгеньевна, вы выглядите как кинозвезда!

    — В 32 мне давали 20, несмотря на троих детей… Людям действительно дается очень многое, все зависит от того, как мы этим распорядимся.

    — Тяжелый крест — пропускать через сердце все трудности театра, который возглавляете?

    — Когда я пришла в ТЮЗ, там не было ни пылесоса, ни плоскогубцев! Но, знаете ли, понятие «директор-хозяйственник» – это совдепия. Театр был актерским до 1917 года, режиссерским до 1991-го, а потом стал директорским. Это театр нового типа, где директор определяет творческую политику театра и при этом разбирается в рыночных отношениях. Дело театрального менеджера – найти режиссера и пьесу. И я хочу найти такого и такую, чтобы делали славу и театру, и городу. Мы уже вышли на серьезный уровень. С «Калекой с острова Инишмаан» мы вошли в число 17 театров России, участвующих в проекте Британского совета. У нас есть дипломы и «Сибирского транзита», и Вампиловского фестиваля, и омской «Жар-птицы». На последнем областном конкурсе «Маска» получили приз за лучший актерский ансамбль и разделили победу в номинации «Лучшая режиссура». Через два месяца отправляемся в Петербург на фестиваль детских и юношеских театров «Арлекин», куда прошли творческий отбор со спектаклем «Легенда о Священной горе». 1 июня в Кемерово стартует новый театральный проект «Сибирский кот». Это аналог «Сибирского транзита», только с программой детских спектаклей. К 2010 году, когда полностью завершится ремонт ТЮЗа, «Сибирского кота» будем встречать на Томской земле. Так что в будущее мы смотрим с оптимизмом!

    — А правда, что до ТЮЗа вам предлагали стать директором «Скомороха»?

    — В свое время Роман Михайлович Виндерман предлагал мне эту должность, но я понимала, что мое время становиться директором театра еще не пришло.

    Театр «Скоморох» занимает особое место в моей жизни. Виндерману удалось создать настоящий театр-дом! Вы знаете, что он не брал гонораров за постановки, работал за зарплату? Это был настоящий худрук! А еда у них была – кофе и бульонные кубики… Расплачивались здоровьем и жизнью за преданность театру. Когда директором «Скомороха» два года работал мой муж, я подружилась со многими артистами: Даной Турклиевой, Лерой Карчевской, Димой Никифоровым, Мариной Дюсьметовой, а с Владимиром Козловым мы были знакомы еще по студенческому театру. Потом я стала директором «Аэлиты», пыталась этот зрелищный центр реорганизовать в Дом актера. В СТД нам не дали ставок, но как сценическая площадка «Аэлита» заработала.

    — Еще одна ваша заслуга – подвижки с ремонтом здания ТЮЗа.

    — Спасибо областной администрации — в театр стали вкладывать деньги. Никакое современное здание не сравнится с историческим. Посмотрите, какая у нас в репетиционном зале лепнина!

    — Вас не смущает несколько устаревшее название театра – ТЮЗ?

    — К слову «ТЮЗ» я отношусь плохо. Узкопрофильные театры появлялись в тяжелое для страны время. ТЮЗы должны были обслуживать беспризорников. Сейчас эта аббревиатура отталкивает молодежь и студенчество. С другой стороны, взрослые зрители порой изумляются наличию серьезных вечерних спектаклей. В Московском ТЮЗе таких проблем нет. Но это очень долгий путь – привлекать публику не названием, а хорошими спектаклями и полюбившимися актерами. Я пыталась провести конкурс на новое название театра. Но когда из ста вариантов половину составили «Маяки» и «Ракеты», мне захотелось заплакать! Неизбежное переименование ТЮЗа – вопрос времени, а на сегодняшний день это театр людей с юной душой.

    Последний главный режиссер ТЮЗа Лариса Лелянова уехала, успев сделать очень важное. Мы вступили с городом в диалог, что такое современный театр. Наш зритель – тот, кто пришел поразмыслить, чему-то удивиться… Я убеждена: в Томске театр должен процветать – здесь столько возможностей для творчества, экспериментов! Но, конечно, в детском спектакле лисичка должна оставаться лисичкой…

    А вообще-то родители принижают зрительские способности своих детей, водят их в театр на всякие тру-ля-ля! Однажды Илья Гваракидзе рассказывал, как его пятилетний Давид посмотрел «Легенду о Священной горе». Казалось бы, спектакль рассчитан на подростков. Так Давид дома прямо с порога кинулся играть в индейцев и их друзей из мира фауны! Дети считывают из увиденного что-то свое.

    — Потом они вырастают и становятся членами общества, где не любят белых ворон…

    — А я всегда писала сочинения только на свободную тему. Меня очень трудно загнать в какие-то рамки. Приходится постоянно отстаивать право на поступок. Не так давно в ТЮЗе я отказалась от услуг столичного режиссера. Но ведь талант не зависит от прописки! Если зритель хлопает на поклонах, это еще ничего не значит. Талант нужен всем, даже уборщице. А другой режиссер сделала такие спектакли, после которых из Красноярска, где мы были на гастролях, приходят письма: «Мы хотим жить в вашем городе – там, где можно приходить на спектакли Томского ТЮЗа!»

    — Пот и слезы артистов простому зрителю не видны…

    — Актерская занятость – очень важный момент. Я считаю, таланты должны играть, несмотря на их личные конфликты с режиссером. Проблем у нас еще много – цеха без рабочих мест, актеры без жилья… Я книги читаю только в поезде! На столе не уменьшается стопка бумаг, на оперативках приходится решать до 50 вопросов. Когда была в отпуске, не помню! Женщины, хотите забыть о личном счастье? Становитесь директорами!

    — А может быть, счастье в том, чтобы быть нужным – не только самим себе?

    Юрий ТАТАРЕНКО

    Любимые узбеки, чукчи и негры

    — Хочу подарить вам мышь. Выбирайте, — Владимир Вершинин положил передо мной пару маленьких керамических фигурок. Красновато-коричневые мышки предназначались для украшения цветочных горшков. Повертев подарок в руках, я попросила показать что-нибудь еще.

    Владимир Александрович немедленно извлек откуда-то картонную коробочку, и на свет появились пять глиняных негритят. Племя было расставлено на кухонном столе, потеснив чайные чашки. (Сейчас, когда Вершинин живет в Томске, в доме родителей, этот стол — его рабочее место. Здесь лепит, здесь раскрашивает фигурки. Только печь для обжига стоит в гараже.)

    — Я не художник, скорее ремесленник, — улыбается мастер, укладывая негритят обратно в коробку. – И фигурки – это все-таки хобби. Есть еще серия «Чукчи», сказочные животные и мои любимые «Узбеки».

    — Почему именно узбеки?

    — В Узбекистане я прожил в общей сложности 23 года. Родился в Томске, здесь закончил спортфак пединститута, занимался классической борьбой, карате. Но свое 30-летие встретил уже в Навои – переехал, когда в этом городе предложили место тренера и квартиру.

    С тренерской работы Владимир Александрович перешел на оборонный завод инструктором по спорту. Организовывал секции, привлекал народ к сдаче норм ГТО. («Помните, было такое массовое спортивное движение: «Готов к труду и обороне»?)

    Параллельно увлекся мануальной терапией, причем настолько серьезно, что даже окончил в Навои медучилище.

    — От занятий массажем руки стали более мягкими, чуткими. И в 1994-м я вылепил первого своего узбека. Было это так. Один мой знакомый показал нам с женой керамические фигурки. Ирине очень понравилось, ей тут же захотелось слепить что-то подобное самой. Я принес глину, она попробовала, и желание пропало.

    — «Но это же так просто, — говорю. – Если захочу, и я такие сделаю». И решил доказать, что действительно хочу и могу. И начал лепить.

    Неиссякаемым источником вдохновения для начинающего керамиста стали узбекские старички. Вершинин наблюдал за ними на базаре. «Идет такой человек – тюбетейка, калоши на босу ногу, один зуб во рту остался – и улыбается. Доволен, аж светится. Не потому, что жизнь легкая. Просто люди такие».

    Сначала, разглядывая вершининские фигурки, знакомые художники посмеивались: «Лепишь узбеков, а морды-то рязанские!» Но в конце концов Владимир Александрович научился добиваться национального сходства.

    Сейчас дома, в Навои, уже собрана целая коллекция — около пятисот фигурок. Из каждых десяти жена выбирает пару штук и оставляет себе. Остальные раздариваются или продаются. Друзья утверждают, что произведения Владимира Александровича обладают некой целительной силой: стоит подержать его керамику в руках во время болезни, и самочувствие заметно улучшается.

    Если же говорить о принципах работы, то их лучше всего передает притча, рассказанная Вершинину его другом и наставником скульптором Валерием Куртмулаевым:

    «Легендарный керамист Бахауддин дал разрешение своему ученику, проучившемуся у него 16 лет, на самостоятельную работу. Но тот вскоре пришел к учителю и спросил, почему на его чашах после обжига шелушится глазурь. Бахауддин внимательно осмотрел испорченную чашу и сказал:

    — Я открою тебе секрет твоей неудачи, но после этого тебе придется снова проучиться 16 лет. Согласен ли ты на это?

    — Согласен, учитель!

    — Перед тем как наносить глазурь, ты забыл сделать так, — сказал старый мастер и, сняв с полки просыхавшую там чашку, сдул с нее пыль.

    …Просты секреты ремесла, но требуют они прилежания».

    Фото автора.

    Ещё приглашаем посмотреть работы Владимира Вершинина в нашей галерее.

     

    Жемчужина фабрики

     

  • «Круглая отличница» Нина Спартаковна Патракова: «Стариться некогда! Будем молодиться!»
  •  

    Отмечает юбилей и мечтает о создании самого лучшего в городе фабричного музея

    Голос у Нины Патраковой – директора музея кондитерской фабрики «Красная звезда» — громкий. Интонации – сценические.

    — Итак, — приветствует она непоседливых экскурсантов фабрики, — добро пожаловать в шоколадное королевство!

    И кому, как не ей, проводить здесь экскурсии. На «Красной звезде» Нина Спартаковна с 1972 года. Пришла по распределению простым технологом. За 36 лет работы успела получить два высших образования, поработать во всех подразделениях фабрики: и в кондитерском, и в карамельном, и в конфетном цехах. «Очарование», сувенирный набор «Любимый город», разработанный к 400-летию Томска, – в создании этих произведений Нина Спартаковна принимала самое активное участие. Не без ее творческих идей появились на прилавках магазинов и укрупненные вафельные конфеты:

    — О вкусах, как известно, не спорят, — рассуждает Нина Спартаковна, – отыскать такой вкус, который бы запомнился, понравился покупателям – вот задача хорошего технолога.

    Чтобы стать таким, нужно для начала в совершенстве изучить все старые конфетные рецепты, а уж потом браться за изобретение новых:

    — Во вкусе должна быть изюминка, только тогда он будет живуч на рынке, — делится опытом Нина Спартаковна. — Ее поиск — процесс долгий, творческий. Здесь технолог полагается на свои индивидуальные вкусовые ощущения. Он ведь и чувствовать должен по-особенному, чутко, так же, как и дегустатор в парфюмерной промышленности, — она с видом гурмана чуть-чуть прикрывает глаза и продолжает: — А еще классному технологу необходимо знание физико-химических свойств продукта. Хорошую кашу из неперебранного зерна не сваришь, воздушная «птичка» из плохого молока не получится…

    Нина Спартаковна знает немало кондитерских секретов «Красной звезды», среди них и тайна самого лучшего в России «Птичьего молока» – это, кстати, любимые ее конфеты.

    Но при бережном отношении к традициям Нина Спартаковна вовсе не противник прогресса — о новом автоматизированном цехе «Красной звезды» говорит: «Сбылась моя розовая мечта!»

    — В цехе практически отсутствует ручной труд, все делают машины, — рассказывает она ребятам. — Работают здесь люди с высшим образованием, а то и с двумя, иначе с техникой не разобраться.

    Экскурсии Нина Спартаковна проводит каждый день. А когда не проводит – организует: то о походе сотрудников «Красной звезды» в Ботанический сад договорится, то на «Томское пиво» («посмотреть, как люди работают») вывезет.

    Назовешь массовиком-затейником – отмахнется и заметит скромно:

    — Просто у меня есть связи с общественностью.И экскурсии я все знаю. Везде побывала. Ведь я сейчас созданием музея занимаюсь – мне интересно, как это у других организовано, обобщаю опыт, потому что хочу сделать наш музей самым лучшим!

    Коллектив фабрики «Красная звезда» поздравляет свою Жемчужинку — Нину Спартаковну Патракову с юбилеем.

    Борис Мальцев:
    Лучше быть здоровым оптимистом

    На прошлой неделе гостем «ТН» стал спикер областной Думы Борис Мальцев.

    Ответы скептикам

    — Борис Алексеевич, ваши впечатления от двух выступлений Владимира Путина на прошлой неделе?

    — Путин выдвинул предложения гораздо более весомые для граждан, нежели обещают иные кандидаты в президенты – простить долги по квартплате и т.п. В одной фразе Путина о том, что надо ставить цель увеличить продолжительность жизни в стране до 75 лет, все — и квартирные долги, и повышение зарплаты, и много сверх того. (Я, кстати, еще 12 лет назад написал: основной показатель качества жизни – ее продолжительность. И показатели рождаемости. И рад, что в последнее время это мнение стало все чаще звучать.) Или такая очень амбициозная задача, поставленная президентом, как переход на инновационный путь развития, повышение производительности труда в четыре раза за 12 лет.

    — Скептики уже прокомментировали: «Через 20 лет нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме»…

    — Когда Путин ставил задачу в два раза увеличить ВВП, все тоже удивлялись и сомневались. А задача выполнена. И президент в своем выступлении подчеркнул – нам не надо говорить о некоем далеком светлом будущем, а надо ежегодно выполнять конкретные задачи.

    — А пессимисты говорят, что для выполнения таких задач необходимо провести серьезную модернизацию государственного управления…

    — И ответ уже прозвучал в программном выступлении Дмитрия Медведева в Красноярске – уважение к закону, развитие института парламентаризма и гражданского общества, защита прав и свобод граждан, в том числе предпринимателей…

    — Еще некоторые наблюдатели говорят, что Медведев странно ведет агитацию – выступает не как кандидат в президенты, а как первый вице-премьер…

    — У меня во время одной предвыборной кампании был эпизод. Встреча в училище связи, полный зал курсантов. Спрашиваю облвоенкома (Тогда – А.М. Хасаев. — Прим. ред.): «Когда дадите мне время выступить?» А он отвечает: «Сиди рядом со мной и жди, когда скажут, что голосовать надо за человека, который сидит рядом с генералом». И на том участке я получил 90 процентов голосов. Шутка, но…

    Жить — сегодня

    — Как оцениваете финансовое положение в области?

    — Национальное рейтинговое агентство «Эксперт РА» дало очень высокую оценку нашей законодательной работе. По мнению агентства, с точки зрения инвестиционной привлекательности у томичей самое лучшее региональное законодательство в России. И именно поэтому наша область по итогам рейтинга инвестиционной привлекательности регионов России за 2006-2007 годы стала победителем в номинации «За лучшие законодательные условия для инвестирования». Несмотря на тяжелейшие вызовы (в прошлом году бюджет из-за ситуации с «Томскнефтью» неожиданно недополучил более 2 млрд. рублей), никаких даже маленьких потрясений – зарплаты вовремя, все статьи профинансированы, идет развитие.

    — Но в этом году бюджет утвержден с предельным дефицитом.

    — И что? Долг США равен уже 10 их годовым бюджетам. А мы в долг и 30 процентов от годового бюджета еще не набрали.

    — Можно и дальше занимать?

    — Всегда повторяю: мне очень не нравятся призывы потуже затянуть пояса во имя некоего прекрасного будущего для внуков. Жить надо сегодня, а для внуков экономику развивать.

    Например, считаю, что ежегодное повышение зарплаты на уровень инфляции мало дает – как были люди бедными, так и остаются. Вопрос повышения зарплат и пенсий надо решать в принципе – значительно увеличивать. Я считаю лукавыми разговоры, что у нас-де рост зарплаты опережает рост производительности труда: изначальная планка зарплаты была очень низкая. В России доля зарплаты в единице продукции гораздо ниже, чем в развитых странах!

    Направления роста

    — Экономику развивать в каких направлениях?

    — Наши преимущества на виду, и на них надо сосредоточить усилия. Во-первых, научно-образовательный комплекс. Во-вторых, атомная промышленность. Третье – космическая. Четвертое – высокого уровня предприятия, занимающиеся IT-технологиями. Конечно, нефть и газ – там тоже современные, высокотехнологичные предприятия. «Востокгазпром» подтвердил планы – добыча не менее 3 млрд. кубов газа в год и 1 млн. тонн нефти. Для «Томскнефтехима» уже приняты мощные инвестиционные решения по строительству завода на 200 тысяч тон полипропилена в год – уже один миллиард рублей на проектирование выделен.

    — Атомная промышленность? Но оружейные реакторы будут остановлены.

    — Разговоры о съеживании СХК не имеют под собой почвы. С остановкой оружейных реакторов комбинат потеряет в объеме производства, но экономически, в прибыли выиграет – все, что связано с разделительным производством, будет развиваться. Без этого производства Росатом не может решить поставленные задачи. Во-вторых, безусловно, нужно строить атомную станцию: на севере области уже дефицит электроэнергии. Электричество наш север получает из Сургута, а там семимильными шагами развивается собственная промышленность…

    — Понятный для обывателя аргумент в пользу строительства АЭС?

    — Будет новый крупный налогоплательщик, то есть лучше дороги, медицина, школы, спортсооружения и т.д.

    Близок локоть…

    — По нефтяной отрасли и вызовы большие – с приростом запасов, например.

    — Да, на правобережье пока нашли только каплю. И «Томскнефть» все больше уходит в Ханты-Мансийский округ. Поэтому, кстати, и нужно строить замещающие производства – ту же атомную станцию.

    — Другие вызовы?

    — Об электроэнергии сказал. Дорожная инфраструктура слабая: сворачиваешь от Юрги и невольно думаешь – в какую глушь едем… Надо уговорить правительство для начала построить современный автобан Новосибирск — Юрга, а уж от Томска до Юрги мы бы как-нибудь сами напряглись. Новосибирск стремительно развивается, и он должен быть доступным для Томска, чтобы за два часа можно было доехать.

    Лес остается больной темой – здесь отстаем от соседей. По запасам можем заготавливать до 30 млн. кубов в год, а вырубаем меньше полутора. Остальной лес – как в басне про лису и виноград – взять не можем: нет дорог, нет электричества. Надо искать варианты.

    — Бюджет тратит большие деньги на села, где нет никакого производства. Может, следует активизировать программу переселения?

    — Сейчас работает специальная комиссия, которая анализирует территориальное размещение производительных сил по области. Не знаю, что в итоге она скажет, но интуитивно давно пришел к выводу – необходимо развитие агломерации вокруг Томска. Разве это нормально, когда до Лучаново (13 километров от города!) нет хорошей дороги, и представители стекольного завода хотят из-за этого перенести производство – просят площадку в Томске. Это же смешно – все должно быть наоборот. Инфраструктура 30-километровой зоны вокруг Томска – нулевая. А в Новосибирске прекрасные поселки строят и в 40 километрах от города, и люди из них спокойно в город на работу ездят. То есть нам в Нелюбино сам бог велел жилье строить. Но я против насильственного переселения, так же как против объединения районов.

    — Ходят, кстати, слухи, что есть идея объединить Молчановский и Кривошеинский районы.

    — Я против. Если объединят – Молчаново не будет. Посмотрите на Пудино – был прекрасный райцентр, а теперь? А Парбиг каким был!

    — Как оцениваете действия властей Томска?

    — Хорошая городская Дума – непростая, но квалифицированная. В мэрию сейчас квалифицированные кадры приходят. Но команды там пока нет – отдельно нападающие, отдельно защитники, командной игры еще нет. Ее предстоит создавать.

    — Выборы мэра будут серьезными?

    — Думаю, значительно труднее, чем 2 марта.

    Образ жизни

    — Борис Алексеевич, возвращаясь к началу разговора: можно ли жить долго при наших проблемах – экология, медицина…

    — С нашим здравоохранением, при всех его недостатках, можно долго жить, а вот с нашим поведением – нельзя. К примеру, есть обывательское мнение, что раком у нас болеют, потому что Северск рядом. А в Шотландии (сейчас специально литературу по этой теме изучаю) в свое время уровень заболеваний раком был выше нашего. Они провели исследования и выяснили, что главной причиной являются вредные пищевые привычки. А мы в области в прошлом году пропили 5,5 млрд. рублей и хотим, чтобы не было инсультов, рака, инфарктов. А посмотрите на питание школьников – газировка, чипсы, шоколад. В той же Шотландии, когда власти занялись пропагандой правильного питания, на 50 процентов заболеваемость раком сократили.

    — И кто должен объяснять про правильное питание?

    — Первой — власть, на втором месте – здравоохранение, на третьем – производители продуктов, на четвертом – торговые сети. И только потом всякие контролеры. Мы в Думе готовим на рассмотрение вопрос о продовольственной безопасности, в том числе, надеюсь, мне удастся убедить коллег поднять знамя борьбы за правильное питание.

    Классная классная

    Галина Николаевна Волкова, классная 6-го Б гимназии № 1 – лучший классный руководитель года. Итоги уже пятого ежегодного конкурса подвели в городском управлении образования. Изюминка еще и в том, что Галина Николаевна преподает немецкий язык: учителя иностранных языков обычно не занимаются классным руководством, ведь половину класса они на своих уроках не видят. Однако все получается!

    — В детстве у меня была очень хорошая учительница Галина Михайловна Мальцева, — рассказывает победительница. — Я ее помню до сих пор. Сама захотела работать так же. Приехала в Томск из Пермской области, здесь окончила педагогический институт. Начинала в 25-й школе, теперь, уже 20 лет, работаю в первой.

    Это уже мой четвертый класс, где я классный руководитель. Сейчас у меня 32 человека, и все талантливые! Что я без детей?

    ГЛАВНОЕ — ПОНИМАНИЕ

    — На городской конкурс сама выйти не решилась бы, направили коллеги. На первый тур надо было приготовить анализ воспитательной работы за прошлый год. А мы так много с детьми делали, было что показать, — заслуженно гордится Галина Николаевна. — Мы участвуем в самых разных конкурсах – от математического до детских рисунков, провели декаду иностранного языка, на базе класса организовали скаутский отряд, тренируемся перед смотром строя и песни, выпускаем сатирический лист «Колючка» и газету, уже обдумываем концерт в конце учебного года… А мы же еще и отдыхать хотим! Ходили на дискотеку, на открытие снежного городка, играли в КВН. Поскольку я «немец», мы проводили мероприятия, связанные с традициями Германии – у них там много веселых праздников. Переписываемся с детьми из Ганноверской школы, своими руками делаем им подарки… Я много говорю? Ой, мне только дай волю!

    На стене класса висит стенд с работами учеников.

    — Рисунки дети иногда сами делают и помещают в свой уголок, — объясняет Волкова. — Я их храню – собираю в альбом вместе с достижениями класса и фоторепортажами. Потом выпускники приходят, смотрят. Иногда говорят: «Какими мы были смешными!»

    Еще мы каждый год проводим выборы в актив класса. Выдвигаем кандидатов, некоторые сами выдвигаются. Призываю ребят относиться к выборам серьезно, объясняю: «Если отметите несколько фамилий, бюллетень будет недействительным». Выбираем счетную комиссию. Сначала стесняются, а потом членов комиссии становится даже больше, чем надо – все хотят подсчитывать голоса. Заполняют протокол, подписывают – все по правилам.

    — Это все отнимает очень много времени. А семья?

    — Семья меня всегда понимает. Муж ни разу не сказал: «Ты что-то дома не сделала, потому что просидела на работе». Сейчас сын уже взрослый, у него своя жизнь.

    КОЛЛЕКТИВНАЯ ПОБЕДА

    — Еще меня очень поддержали коллеги. Во втором туре мы делали подарки друзьям, было пять мастер-классов, и со мной вместе работали учителя рисования, музыки, труда…

    На третий тур со мной на сцену пришли выступать восемь учеников и еще семеро — поболеть. Дети были во мне уверены.

    После конкурса пришла в класс – они мне плакат написали: «Поздравляем Волкову Галину Николаевну – лучшего классного руководителя». И открытку подарили: «Мы гордимся, что вы наш самый классный классный».

    НЕСТРОГАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА

    Прозвучал звонок на перемену, и в класс к Галине Николаевне начинают заглядывать ее шестиклашки: кому-то надо подписать дневник, кто-то, похоже, просто захотел поболтать. Забегает очередной посетитель:

    — У вас есть бумажка?

    — Вот здесь возьми. …Плеваться, что ли?

    — Да, — с довольной улыбкой.

    — Ну тебя!

    Самое время выяснить мнение учеников:

    — Какая у вас учительница?

    — Хорошая.

    — Активная!

    — Строгая.

    — Не строгая!

    — Добрая.

    — Может помочь.

    — …Хорошие у вас дети.

    — Да, и год от года все лучше, — улыбается Галина Николаевна.

     

     

     

  • Галина Волкова: «У меня 32 ученика, и все талантливые!»
  •  

    Освободивший пол-Европы

    Вечер. Улица Каспийская безлюдна уже к восьми часам. Население частного сектора то ли смотрит телевизор, то ли уже укладывается спать. В некоторых домишках окна уже не светятся.

    — Вы не 62-й дом ищете?

    — Точно, его.

    — Ну так заходите!

    Через пять минут знакомлюсь с хозяином. Александр Васильевич Вершинин – невысокий, прямой и худой почти до прозрачности человек. В лице отсутствует выражение напряженности, часто свойственное слабослышащим людям. Он медленно присаживается за стол. Готов разговаривать. Напротив устраивается его дочь – Елена Бену. Без ее участия в беседе в качестве своеобразного переводчика уже, пожалуй, не обойтись: через несколько дней, 23 февраля, ее отцу исполняется 90 лет.

    Герой прошлого века, едва ли не мальчишкой воевавший на озере Хасан, Вершинин ушел на фронт Великой Отечественной уже кадровым военным, успев окончить перед самой войной школу сержантов. Было ему тогда 23 года.

    — Семь лет отстукал, — улыбается ветеран, — везде воевал, пол-Европы прошел. Россию освобождал, Украину, Белоруссию, Румынию, Болгарию, Югославию, Венгрию, Австрию.

    Под Ленинградом воевал. Сам город не видел, не до того было: как только немца разбили, пришел приказ двигаться на Сталинград. Марш-бросок в 300 километров, и снова бой. Тоже на окраинах. В Будапеште все как в Сталинграде — полтора месяца с фашистами дрались.

    Освобождение городов, форсирование рек сливались в сознании сержанта Вершинина в одну бесконечную вереницу: «Война, стрельба, убийство. Люди пачками лежат…» И вместо эпических картин память хранит отдельные эпизоды. Александр Васильевич уже забыл, где встретил победу, но смерть своего товарища отчетливо видит до сих пор.

    — В городе Купинске Харьковской области было. Сидели мы с Иваном в окопе. Затишье. Он и говорит: «Сашка, я хочу посмотреть, что немцы делают!» Что я ему отвечу? Запретить не могу, он такой же сержант, как и я. Ну, высунулся из окопа. А немецкий снайпер прямо в лоб ему!.. Вот и посмотрел на немцев. Жалко мне его – и тогда, и сейчас…

    И много лет спустя, когда немцы уже перестали быть в сознании людей фашистами, Александр Васильевич так и не смог смотреть на эту нацию иначе. Когда из Германии приезжала в гости знакомая (бывшая томичка), он демонстративно не слушал «как там у них» и не задавал никаких вопросов.

    — Отец, — помогает разговору Елена Александровна, — ты расскажи, как женщин в Будапеште спас.

    — Было дело, — оживляется Вершинин. — Меня тогда поставили начальником колонны – снаряжение, снаряды, мины развезти нашим батальонам. Авиация немецкая в воздухе висит, маневрировать приходится. Одну машину сюда, другую туда…

    — Ты про женщин давай.

    — Сейчас дойду! Развезли груз по батальонам, едем обратно. Гляжу – навстречу солдат идет, один. «Откуда?» — спрашиваю. «Ходил в 4-й батальон, там уже никого нет. Только в одной избе трое женщин сидят. Штабные. Со всеми документами, и знамя при них».

    Расспросил я его, как проехать, и рванул. Штабистки как увидели меня – глаза выпучили.

    «Грузитесь, — говорю, — быстро. И знамя не забудьте!» Собрались они. Едем. Одну я наверх в кузов посадил: «Как увидишь опасность – стучи по кабине!» Она стучит, я маневрирую, за дома от немецких орудий прячусь. Добрались до своих. Женщины потом объяснение написали, и наградило меня командование «Красной Звездой». Так вот я самостоятельно совершил военный подвиг.

    После войны Александр Васильевич вернулся в Томск. Устроился водителем на 673-й завод (впоследствии «Эмальпровод») и проработал там больше 30 лет, до самой пенсии. Все новые машины объезжал: грузовая ли придет на предприятие, легковая, автокран. Почитай, весь небогатый в ту пору автопарк прошел через его руки.

    Он и дом свой сам выстроил на выделенной заводом земле. Как раз здесь, на Каспийской, где мы сейчас сидим. Не раз его награждали дипломами «За лучшую усадьбу». Долгие годы в День Победы над домом Вершининых глава семейства устанавливал красный флаг. Традиция прервалась, когда флаг стал трехцветным.

    В этом доме выросли и двое детей. Сейчас Александр Васильевич живет в нем с женой Анной Ивановной. В декабре Вершининой исполнилось восемьдесят. А в сентябре супруги готовятся отметить 60-летие — бриллиантовую свадьбу.

    — Как родители живут? – переспрашивает Елена Бену. — Встают утром, отец помогает маме готовить, приносит продукты. (До недавнего времени он еще сам ходил в аптеку, магазин, да еще и выискивал, где что можно подешевле взять.)

    Отец и баню еще сам топит, и воду выносит, и снег помаленьку откидывает. Во всем маме помогают. Любовь у них! До сих пор целуются…

    Белый соскучился по Байкалу

    Известный томский путешественник-экстремал Валерий Белый отправляется в очередную, пятую по счету, экспедицию на Байкал. На этот раз он вместе с инструктором по туризму Александром Ищуком задумал пересечь озеро по льду на велосипедах, затратив на 620 км пути две недели. Стартует велоэкспедиция в городе Северобайкальске 15 февраля, а финиш намечен на станции Слюдянка 1 марта. Томские велопутешественники такой маршрут еще не покоряли.

    Экспедиция пройдет в автономном режиме. С собой экстремалы берут только самое необходимое: велосипеды, палатку, комплект теплой одежды, газовую горелку, горючее, сани-волокуши, фонари, спальники, аптечку, топор, продукты питания, фотоаппарат, видеокамеру и карты маршрута.

    — Успел за два года соскучиться по Байкалу, — откровенно признался Валерий Белый корреспонденту «ТН». — У этого величественного озера особая энергетика, красивейшая природа, которые влекут тебя постоянно. И отказаться от этого влечения нет сил.

    Толщина льда по акватории озера в феврале достигает 70-110 см. Опасность представляют трещины и пропарины, которые не замерзают даже зимой и простираются на десятки километров. Особенно часто они встречаются в средней части Байкала. В северной части озера путешественников поджидают другие трудности — высокий снежный покров, что может снизить скорость передвижения.

    — Снаряжение планируем везти на санях-волокушах, которые привяжем к велосипеду, — уточнил Белый. — Не исключено, что при большом количестве осадков велосипед придется тащить, прорубаясь через снежные поля и торосы. На чистом льду — гологлядке – для устойчивости будем использовать шипованные покрышки.

    Нынешнюю экспедицию путешественник посвятил предстоящим Олимпийским играм в Пекине. Напомним, в 2002 году Валерий Белый совершил одиночный зимний переход вдоль озера с юга на север. Год спустя прошел пешком и на лыжах вокруг Байкала. В 2004-м совершил 500-километровый соло-переход от Монголии до Байкала с обходом по льду острова Ольхон. А два года назад пересек озеро по ледовому центру.

    Камешек в наш огород

    Поиски упавших на Землю космических тел стали для томича Вадима Тюменцева без преувеличения смыслом жизни. Его заветная мечта – найти знаменитый Чулымский метеорит, упавший на территорию Томской области в 1984 году. А пока он собирает экспедицию, которая в апреле отправится на Алтай к предполагаемому месту падения Угловского метеорита, пролет которого наблюдали местные жители 10 января прошлого года.

    УБЕДИТЕЛЬНОЕ МНОГОТОЧИЕ

    Это будет уже четвертая экспедиция, предпринятая томским энтузиастом, – первые три состоялись в апреле, мае и июне прошлого года и были посвящены сбору информации – опросу населения, поиску очевидцев и предварительному обследованию предполагаемого района падения. Метеорит получил название Угловского, поскольку несколько сообщений о его пролете пришли из Угловского района Алтайского края. К сожалению, с места вероятного падения болида сообщений не было. Пролет же наблюдался на протяжении 200-250 километров. На поиски в разное время выезжало не меньше четырех экспедиций. Есть данные, что поисковая группа общественного научно-исследовательского объединения «Космопоиск» в мае прошлого года обнаружила эпицентр и обломки метеорита, однако у энтузиастов вроде Вадима Тюменцева есть повод утверждать, что точка в истории поиска Угловского метеорита еще не поставлена.

    — Очевидцы утверждают, что болид раскололся в небе, — поясняет Тюменцев. — Один осколок, вероятно, улетел в Угловский, а второй – в соседний Михайловский район. Из населенного пункта Ключи вообще видели, как три камня один за другим спускались с неба. Вероятнее всего, метеорит взорвался, и его осколки разбросаны на площади в несколько десятков квадратных километров.

    О метеорите Вадим Тюменцев узнал из письма руководителя «Космопоиска» Вадима Черноброва и сразу решил оказать содействие.

    — Я самостоятельно веду поиски, не принадлежу ни к какой организации. Получив письмо от Черноброва, я дал объявление о подготовке экспедиции, на которое откликнулся Игорь Дорошин – томич, участвовавший в нескольких экспедициях на Тунгуску. Благодаря его методическим указаниям мне удалось достаточно качественно провести опрос населения и исследование района падения метеорита. В успехе нынешней экспедиции я не сомневаюсь, иначе не стоило ее и затевать. Вероятность того, что мы найдем обломки, достаточно высока. У меня есть четкое представление о районе, над которым произошел взрыв, и о районе падения метеорита. Я решил, что лучший способ – собрать 20 человек, пройти цепью по степи. Из приборов нам потребуются мощные магниты, позволяющие удерживать сравнительно крупные металлические предметы – для поиска осколков. Отсортировав осколки по весу, можно достаточно точно определить след метеорита: большие обломки летят дальше. Таким образом, мы сможем выйти к эпицентру. Когда метеорит будет найден, часть обломков будет передана в институт геохимии, часть по возможности распределена между различными НИИ, которые будут искать прикладное применение космическому веществу.

    ПОИСК СМЫСЛА ПОД НОГАМИ

    Познание мира незаслуженно вытеснено на периферию коммерческой, производственной и прочей сугубо прагматической деятельностью, считает Вадим Тюменцев.

    — Зачем искать? Находя и изучая метеориты, человек больше узнает о Вселенной. Это самый дешевый способ получить в свое распоряжение образцы космического вещества. Зачем познавать мир? Конечно, можно и дальше бегать по нашему «шарику», продавать, покупать, но это, мне кажется, недальновидно. Метеориты могут многое рассказать нам о космосе, а будущее человечества, если верить Циолковскому, неразрывно связано с космосом.

    — Вадим, а лично у вас какой интерес в этих поисках?

    — Начну издалека: Томск имеет отношение к метеоритной теме не меньше, чем Москва. Из Томска с 1959 года отправлялись комплексные самодеятельные экспедиции на Тунгуску. Но официальных НИИ, объединений такого рода нет. А природа, как известно, пустоты не терпит.

    — И давно вы «в метеоритной теме»?

    — Со школы. В одной из книжек из серии «Знание» я прочитал про Чулымский метеорит. Я заинтересовался. После 10-го класса оставил школу и решил заняться поисками. Ездил в Верхнекетский район (тогда мне казалось, что если метеориты где и падали, то это там). Тогда я еще не знал, что в 1930-х годах в Томской области были найдены два метеорита — один в Молчановском, а другой — в Колпашевском районе. Я же настроился на поиски Чулымского… К слову, этот метеорит при всем старании маститых ученых и энтузиастов до сих пор не найден. И это камушек в наш огород: своего, мол, найти не можем, а все едем на Тунгуску да на Алтай…

    В марте — мае 2007 года были организованы поиски Алтайского космического тела (первоначальные названия: Угловский метеорит, Новичихинский метеорит или Рубцовский НЛО), упавшего вечером 10 января 2007 года юго-западнее Барнаула. Было организовано несколько предварительных разведок местности, большая экспедиция (91 человек, включая местных добровольцев) прошла здесь со 2 по 20 мая 2007 года.

    СПРАВКА

    «Космопоиск» — международное движение и общероссийское общественное научно-исследовательское объединение, исследующее малоизученные, в том числе криптофизические, аномальные явления и иные пограничные и прорывные направления в науке для последующего прикладного применения полученных знаний.