Что общего между работой следователя, скоростным ралли и реаниматологией

Статей на сайте: 191

Фото: Артем Изофатов

img_4385

Произнесите слово «следователь», и послушное воображение нарисует примерно такую картинку. Товарищ с непроницаемым лицом и суровым взглядом. Малоулыбчивый. Погрязший в своих протоколах, экспертизах, допросах. И вечно уставший. А если он еще и на высокой должности…

Может, конечно, на какой-то планете такие следователи и обитают. Но уж точно не на ленинской «земле». И это точно не руководитель следственного отдела Роман Кошкин и не его заместитель Евгений Крутовский. Образ матерых профессионалов дополняет безграничное обаяние, молодой задор, переходящий в профессиональный азарт и, как ни странно, трепетность. К определенным безумствам, кстати, эти парни тоже готовы. Думаете, серьезному во всех отношениях обладателю ведомственной награды слабо сигануть с тарзанки?

Единица + единица

– В то время как наши коллеги сели в новенькие авто и умчали вперед, мы еще только чиним колеса. Но уж когда двигатель на полную мощь заведем, не только догоним их, но и на обгон пойдем! – проводит красочную аналогию Роман Кошкин, руководитель следственного отдела по Ленинскому району и автолюбитель со стажем.

Еще недавно подполковник Кошкин и капитан юстиции Крутовский были самостоятельными боевыми единицами. Роман Борисович успешно трудился первым заместителем руководителя некогда единого городского следственного отдела. Евгений Крутовский умело распутывал хитроумные коррупционные схемы. Почти все должностные и коррупционные преступления последних лет, прогремевшие в области и за ее пределами, расследовал он. Уголовные дела в отношении начальника УЭБиПК по Томской области Константина Савченко, бывшего мэра Николая Николайчука, главы Бакчарского района Дмитрия Донского украшают послужной список опытного «важняка».

Их объединила весенняя реформа, после которой в каждом районе города появился свой следственный отдел. Самый «ударный» достался Роману Борисовичу. Отнюдь не по воле случая. В последнее время Ленинскому подразделению не сильно везло: текучка кадров, руководители в силу разных объективных причин часто менялись. Опять же район надежно закрепил за собой славу одного из самых криминальных. У руководства управления сомнений не было: собрать мощный коллектив и грамотно выстроить рабочий процесс в таких непростых условиях сможет только Кошкин! На предыдущей своей должности подполковник так организовал работу следователей на вверенной ему кировской «земле», что та «машина» мчала без промедлений и остановок.

Евгений Крутовский оказался идеальным кандидатом на роль «второго пилота» в этом экипаже. Три года службы «на земле» и четыре с половиной – в отделе по расследованию особо важных дел наглядно показали: у этого парня большие перспективы и мощный потенциал.

Расчет вышел тонкий. В былые времена подполковник Кошкин основательно занимался дзюдо. Среди трофеев Евгения Крутовского – коричневый пояс по джиу-джитсу. Так что соревновательный дух и профессиональный азарт у этого руководящего дуэта в крови. Отсюда готовность вывести свой экипаж (читай – отдел) из аутсайдеров в лидеры.

Когда хочется в полет

– Поначалу все мы немножко гардемарины. Окрыляют драйв, максимализм молодости, понимание, что ты занимаешься по-настоящему важным делом, за которое возьмется не каждый, – улыбается руководитель следственного отдела по Ленинскому району, вспоминая свои первые шаги в любимой профессии. – Со временем эту эйфорию сменяет более продуманный, глубокий, спокойный подход к работе.

img_0138А уж как гордится Романом Борисовичем 12-летняя дочь! Сердце сильного мужчины екнуло, когда на прошлый день рождения Арина нарисовала его портрет. В форме, при полном параде. Даже цвет мундира подобрала идеально. И звезды на погонах расположились четко на своих местах. В детском саду на вопрос о том, кем работают ее родители, Ариша на всю группу объявляла: «Я – прокурорская дочь!» В те годы Следственный комитет еще был при прокуратуре.

– Я 15 лет в профессии. И мне не скучно! – не скрывает энтузиазма подполковник Кошкин. – Причем люблю именно следствие. За восемь месяцев до того, как Следственный комитет отделился от прокуратуры, меня назначили старшим помощником прокурора Советского района. Честно признаюсь: на новой должности места себе не находил. И повышение это было, и работа стала намного спокойнее, и безумные ночные дежурства остались позади. Но я все равно скучал по тем будням. Следователь – профессия творческая: ты сам планируешь рабочий график, ход расследования, назначаешь следственные действия. Этого полета мне не хватало.

Сегодня ему остается только с улыбкой вспоминать о юношеских мечтах стать врачом-реаниматологом. Но между своей несостоявшейся и нынешней профессиями Роман Борисович, как настоящий мастер образов, сходство нашел:

– В следствии, как и в реаниматологии, нужно действовать с филигранной точностью. Одна ошибочная цифра в дате, одно неточное слово в заявлении – и у обвиняемого появляется возможность для маневра.

По иронии судьбы ему выпала задача реанимировать отдел.

«Важняк» меняет амплуа

В работе следователя не последнюю роль играет интуиция. На нее Евгений Крутовский привык опираться не только в следствии, но и в карьерных перемещениях. Предложение перейти из «важняцкого» отдела на руководящую должность он получал не раз. Не хотелось расставаться с любимой работой.

img_6847– У меня и сегодня, когда в наш отдел прилетает какое-нибудь интересное коррупционное дело, руки чешутся самому за него взяться. Времени нет! – сетует Крутовский. – Вот освою новый для меня фронт работы и с удовольствием буду расследовать некоторые дела сам.

В ожидании этих времен он поддерживает интеллектуальный тонус за шахматной доской. В свободную минуту ныряет в сотовый, где загружена черно-белая игра. Не упускает возможность разыграть партию-другую с товарищами.

Отказывался от заманчивых предложений Евгений еще и потому, что нутром чуял: время для перемен пока не пришло. Но нынешнее свое назначение принял с радостью.

– Если учиться руководящей работе, то только у Кошкина! – поясняет новоиспеченный заместитель. – Мне всегда нравился его стиль руководства, умение выстраивать отношения с подчиненными, создавать командный дух. И еще я понял: пора выходить из зоны комфорта и менять амплуа. Иначе профессиональная деградация не за горами.

Сегодня Крутовский – самый молодой заместитель руководителя в системе Следственного управления Следственного комитета по Томской области. И по возрасту, и по звездам. Этот факт его только подстегивает.

– Если ты не стремишься стать лучшим в своем деле, зачем вообще им занимаешься? – резонно подмечает Евгений. – Я амбициозен. Со студенчества таким был. Но амбициозен в меру.

В 2012 году Евгений Крутовский получил ведомственную награду как лучший следователь. По сегодняшний день он – единственный ее обладатель в Томской области. Когда ушел на руководящую должность, со спокойной душой повесил знак отличия на китель.

– Теперь я не следователь, можно больше не скромничать! – смеется Евгений.

Получите свой адреналин, пожалуйста

Погоня за бандитами и лихие перестрелки хороши для остросюжетных фильмов. В реальной жизни главное оружие следователя (тем более руководителя отдела) – авторучка и голова. Евгений добирает экстрим «на стороне». Каждый отпуск этот любитель новых впечатлений старается рвануть в какое-нибудь путешествие. Заодно практикует в заморских странах разговорный английский – параллельно с юридическим образованием получал диплом переводчика. И не упускает возможность получить адреналин в местных экстрим-парках.

Роман Кошкин после особенно тяжелого дня спешит в спортзал:

– Часок-другой провел со снарядами наедине – и голова светлая становится. Можно дальше работать.

Эмоциональная разрядка обоим нужна для того, чтобы выдавать на службе стопроцентный результат. Тем более когда перед ними стоит задача догнать и перегнать.

– У нас в отделе подобралась сильная команда. Сдюжим! – не сомневаются Крутовский и Кошкин.

И еще один штрих к коллективному портрету двух руководителей. В команде Ленинского района есть сотрудники, которые у них на особом счету. Это девушки-следователи.

– Конечно, спрос с них по всей строгости. Дела должны расследоваться качественно и в срок, – поясняет Роман Борисович. – Но если есть возможность дать им нагрузки поменьше, пользуюсь случаем. После рождения дочери у меня появилось трепетное отношение к женщинам, желание их оберегать.

Что ни говори, а настоящие офицеры – это не только звезды, звания и погоны. Это образ жизни.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

36 + = 40