Что происходит, когда голова дружит с руками

Статей на сайте: 16093

Вячеслав Колба прикручивает к кованому дереву длинные деревянные ветки. Композиция называется «Железное дерево». Символизирует хрупкость всего живого, которому, железно, надо помогать. Но сейчас надо бы помочь будущему победителю в номинации «Кузнец-молодец»: шуруп, дрель, ветка… Рук кузнецу в третьем поколении явно не хватает:

– Давайте, я подержу! – хватается за ветку одна из зрительниц.

«Праздник топора» – он такой, заводной: всем, не только конкурсантам, хочется поработать руками, вспомнить уроки труда, бабушкины спицы, мамину швейную машинку «Подольск», запах столярного клея, ощутить пальцами мелкий бархат отшлифованного дерева, да просто забор поправить дома или на даче. После такого созидательного, творческого международного фестиваля чертовски хочется ручками поработать. Наверно, именно в этой креативной идее и кроется успех международного фестиваля ремесел «Праздник топора», который в этом году посетило больше 150 тыс. человек. Пробки на подъезде к «Околице» были беспрецедентными – и это тоже, увы, свидетельство народного успеха «Праздника топора».

«Виктор Николаевич Петров, на центральном входе вас ожидает сын Александр», – над «Околицей» по громкой связи разносится объявление.

Тоже феномен: все ходят трезвые (полиция отработала на совесть, безопасность была на высоте), а дети нет-нет да и терялись. Потому что и взрослым есть что посмотреть, и детям чем заняться. В одну крутящуюся избушку Бабы-яги набивались по три десятка пацанов и девчонок и выходить не хотели. Родители, утратив надежду увидеть свое чадо, шли по татарской деревне, к бурятским юртам, на китайскую чайную церемонию… Но, конечно, вне конкуренции по зрительскому интересу были рабочие зоны фестиваля. Старейшая – плотницкая, где трудились 250 мастеров из 35 стран и 20 регионов России. Самая молодая – берестянщики. Самая горячая, сплоченная, мужская – кузнечная зона под руководством белокурого кузнеца Анны Белецкой. Знающие себе цену печники под началом питерских мастеров. Всегда готовые помочь друг другу керамисты и гончары. Андрей Салтан, многократный победитель и призер фестиваля в работе с глиной и гончарным кругом, говорит, что будет ездить на «Топор» при любых обстоятельствах.

– Дело не в том, победишь ты или нет. Во-первых, ничем не заменить личного общения с мастерами. Во-вторых, организаторы фестиваля привозят таких гостей, глядя на которых просто ахаешь. Вот этот дядечка из Турции Ахмет Ташхомджу вообще-то уникальный мастер – потехи ради делал кувшин ногами, в Измире пятиметровую вазу сделал, в Книгу рекордов Гиннесса занесен, так он для нас, гончаров, в узком кругу такие техники показывал – нам и не снилось!

Крепко вырос в мастерстве и главный конкурс – плотников. Нынче был жесткий предварительный отбор участников. У Килиана Улэна из Франции к концу пятого дня остались только горящие от усталости глаза, осыпанные по периметру защитных очков мелкой древесной пылью. Его слон во фраке с бабочкой, стоящий на дыбах, – протест природы против поглощающей ее цивилизации.

– Это удивительно, – говорит Килиан, – сколько людей у вас заинтересованы в таком необычном искусстве деревянной скульптуры, ходят каждый день, спрашивают. Я много где был, но с таким количеством зрителей сталкиваюсь впервые.

Нам и самим удивительно, почему мы, народ вышедший из леса, плотники и столяры по праву рождения, умельцы на все руки, в 1990-е носили китайские пуховики, а в нулевые считали верхом совершенства мебель от IKEA. Штамповка – на «Празднике топора» самое оскорбительное слово.

– Никакой 3D-принтер кузнеца не заменит, – говорит мне один из мастеров. – Поэтому «Праздник топора» правильный праздник. Я в 2008-м вышел на пенсию и занялся кузнечным делом. Приносят мне гнутый лом с карьера. Выправи, говорят, никто не берется. Только новый предлагают. Машине же легче новый сделать. Только кузнец может дать вещи новую жизнь. Вы на моих рыбок посмотрите, они же все разные – таких в строительном супермаркете не купишь.

Алексей Идлов на кованых рыбок посмотреть, к сожалению, не может. По территории фестиваля передвигается с помощью супруги и палочки.

– Для меня главное то, что видит человек, который рядом со мной, – говорит Алексей, и супруга расцветает, держа его под руку. – Ее глаза – это мои глаза. А уж запах дерева, звуки работы, фактуру материала – это я чувствую и слышу очень хорошо. Здесь просто прекрасно!

Для особенных людей нынче в «Околице» тоже постарались: на главных маршрутах поручни, пандусы, противоскользящие покрытия. В дождь (а куда без него!) это оценили все посетители «Праздника топора», особенно те, что на шпильках.

Но главной заботой организаторов было питание участников. На прошлогоднем фестивале именно оно стало слабым звеном, из-за которого праздник был завершен досрочно. В косой ландшафт «Околицы» довольно удачно был вписан и в короткие сроки построен новый корпус столовой. Поставщик питания нынче работал под жестким контролем Роспотребнадзора. На входе в столовую не только мыли, но и дезинфицировали руки специальным спреем.

– В пиковые моменты мы кормили до тысячи человек ежедневно: мастеров, волонтеров, организаторов, участников культурной программы, – говорит администратор столовой «Околицы» Олег Перелыгин. – Готовили все на месте, недовольных не было. Наоборот, такой книги отзывов у меня в столовой на улице Пролетарской никогда не было.

Фотографирую книгу: благодарят китайцы, немцы, французы, поляки, чилийцы, доминиканцы…

В субботу на празднике случилось происшествие: отключили электричество как раз во время подготовки ужина. Пищеблок перевели на запасной генератор, на всякий случай был готов сухой паек. В общем, трехчасовое отсутствие электричества заметили немногие.

– После прошлогодних эксцессов мы проработали такие варианты чрезвычайных ситуаций, что нас ничего уже не могло испугать, – говорит директор «Праздника топора» Денис ­Лыхин. – Самое страшное ЧП для нас случилось в воскресенье вечером, когда замолчала последняя бензопила. Мы просто оглохли от тишины.

Временно оглохли и 35 волонтеров, которые помогали мастерам, и переводчики, которые не отходили от иностранных умельцев. Мастера все-таки старались соблюдать технику безопасности, работали в наушниках и респираторах, а добровольцам уши и рот затыкать было не положено.

– Они у меня настоящие герои, – говорит организатор Елена Бондаренко. – В 21.00 садились в автобус и тут же засыпали. А утром чуть свет – снова на площадке.

Совместный труд для общественной пользы и правда объединяет. Это отметил и заместитель губернатора Томской области Андрей Кнорр, когда открывал фестиваль:

– Губернатор Томской области Сергей Жвачкин поставил перед нами цель: создать на фестивале творческую и дружелюбную атмосферу. Мне кажется, у нас это получилось. Мы обязательно будем расширять, развивать фестиваль, добавлять площадки…

На добавленной новой площадке резчиков по дереву цейтнот. Задание свободное, но сосновая доска стандартных размеров. Сергей Морозов из Архангельска в Томске впервые, но уже собирается на будущий год приехать снова:

– В следующем году приеду, привезу свою доску – липовую или осиновую! Как можно вашу смолистую сосну расписать нормально – краска не ложится!

Сосна, кстати, была не только наша. Для плотников и резчиков специально везли с Алтая кряжи с толщиной ствола больше 80 сантиметров. В Томской области такие исполины не вырастают. А вот инструмент мастера старались везти свой, привычный руке. Только зарубежные мастера не смогли по условиям авиационной безопасности взять с собой бензопилы. На месте гостям выдали 50 «Штилей», точили цепи и чинили их бесплатно тоже специалисты культовой марки.

– Мы за пять дней наточили пару сотен цепей, – говорит представитель фирмы. – Несколько редукторов перебрали, карбюраторы почистили, потому что древесная пыль висит, фильтры забиваются, пилы перестают работать. Они, конечно, художники, но с пилой тоже надо ласково…

Денис Тучс, кузнец из Рязани, привез ровно 23 килограмма молотков и приспособлений. Хотел еще кольчугу, но она семь килограммов – норма авиабагажа не позволила.

– Победили где-нибудь? – спрашиваю Дениса.

29-летний худенький паренек, совсем не кузнечной комплекции, поднимает глаза от наковальни.

– Смотря что вы называете победой, – ответил неженатый веган и трезвенник. – Главная победа у человека всегда внутри. А может быть, она ходит сейчас по дорожкам этого прекрасного парка…

Каждый настоящий мастер по странному совпадению – философ. То ли развитая мелкая моторика тому виной, то ли долгие часы сосредоточенного одиночества за работой, но глупых мастеров своего дела нет.

В прошлом году, когда «Праздник топора» был отменен, томские мастера Олег Антух и Сергей Бычков все-таки доделали свою конкурсную работу и подарили оргкомитету. Оргкомитет в назидание себе поставил скульптуру рядом с офисом. Пояснительная записка к работе гласит: «В скульптурной группе отображен момент нанесения коварнейшего бокового удара через голову и гениальнейшая защита через то же место. Скрытый смысл композиции заключается в том, что все нужно делать с умом и… все становится искусством, если подключить голову».

Что и доказал «Праздник топора – 2018».

Автор: Андрей Остров
Фото: Юрий Цветков

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

34 − = 28