Что произошло в Центре временного содержания иностранных граждан

Статей на сайте: 68

С Иваном Шевелевым, председателем Общественной наблюдательной комиссии, мы познакомились на круглом столе, посвященном проблемам пенитенциарного здравоохранения. Тюремной медицины, говоря простым (и неполиткорректным) языком. Выступление его запомнилось не только глубоким знанием вопроса (он говорил о лечении гепатита С за решеткой и на воле, а также о проблемах реабилитации), но и ярко выраженной личной позицией. Как и многие СМИ, мы назвали представляемую им организацию наблюдательным советом при УФСИН. И глубоко ошиблись. ОНК – это институт гражданского общества, призванный стоять на страже прав человека, находящегося в местах лишения свободы. Но ни к структурам Федеральной службы исполнения наказаний, ни к УВД она отношения не имеет. Зато имеет право входить беспрепятственно в любые узилища и темницы – уж извините за высокий штиль. Впрочем, этой данной обществом функцией отдельные силовые структуры могут и пренебречь. Именно после такого случая мы и встретились вновь.

Битие как сознание

Произошло это после ЧП в томском Центре временного содержания иностранных граждан. В ночь с 12 на 13 апреля там, как уверяет председатель ОНК, были избиты мигранты. Кем и почему, до сих пор остается невыясненным. УВД молчит, видимо, надеясь, что все само собой утрясется. Как это случилось в январе, когда против иностранных граждан была применена сила (по свидетельству очевидцев, Росгвардия применяла дубинки и электрошокеры). За четыре месяца два случая насилия, в которых фигурирует миграционный центр. Не многовато ли для периферийного региона? Что должно произойти, чтобы в Управлении внутренних дел по Томской области прекратили играть в молчанку? Тяжкие телесные? Так дело уже дошло до скорой. Что-то еще похуже? Летальный исход? Чтобы уж точно «поехали все» – кто со своих кресел, а кто и в красноярскую спецзону?

– Мы не первый раз сталкиваемся с тем, что в УВД к нашей деятельности относятся, скажем так, без понимания. Притом что с УФСИН никаких недоразумений нет. Дело в личной позиции первых руководителей или в чем-то еще, сказать затрудняюсь. Но в Центр временного содержания иностранных граждан наших представителей сначала просто отказывались пустить. Хотя это полностью противоречит российскому законодательству, – говорит Иван Шевелев. – Члены комиссии были допущены к избитым только после появления начальника. Но давать какие-либо пояснения или комментарии он отказался. Просто молчал, и все. Резонный вопрос: если никакого избиения не было или мигранты сами себя избили, чем объясняется такая скрытность?

Что за комиссия, издатель?

Общественная наблюдательная комиссия была создана в соответствии с 76-ФЗ от 10 июня 2008 года. То есть скоро отметит 10-летний юбилей. К ФСИН действительно никакого отношения не имеет.

– Там есть общественный совет, в него входят достойные люди, но это совершенно другая, чисто ведомственная структура. Ее состав утверждает начальник УФСИН. Наш – Общественная палата Российской Федерации. Каждая некоммерческая организация, в уставе которой есть упоминание о правах человека, может делегировать в ОНК двух своих представителей. Действуем мы на основе Закона РФ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания».

В Томской области это семь учреждений службы ФСИН, в которых содержатся около 5 тыс. осужденных (четыре колонии для взрослых, одна – для девушек и два следственных изолятора) и 42 объекта полиции – это ИВС, камеры содержания задержанных лиц, спецприемники и так далее. Именно с ними, говорит председатель ОНК, больше всего головной боли.

– СИЗО в Томской области очень приличные, нам даже дико читать, что где-то в Центральной России и даже в Московской области камеры переполнены, а подследственные спят чуть ли не по очереди, – поясняет Иван Шевелев. – У нас такое было разве что в 1990-е. Сейчас все пристойно.

Жалобы от заключенных и подследственных, конечно, бывают, но все недоразумения оперативно устраняются. А вот то, что называют в народе обезьянниками, ни в какие ворота не лезет. Во многих районах эти помещения находятся в удручающем состоянии. Да что там глубинка! В областном центре только в Октябрьском районе провели ремонт, в остальных же…

– В Кировском районе человек может лечь только на полу, по диагонали. В Советском райотделе помещение чуть просторнее, – рассказывает Шевелев, – зато во время рейда члены комиссии обнаружили полуторалитровую бутылку «с желтой жидкостью». А в Ленинском нас не хотели даже в дежурную часть пускать.

Согласно законодательству члены ОНК имеют уникальную для российских правозащитников возможность беспрепятственно входить в любые ИВС, СИЗО и ИК без разрешения начальника. Но вот правом вести следствие или дознание они не наделены. И поэтому могут только писать запросы на имя начальника УМВД по Томской области Александра Будника. Которые тот просто игнорирует. По крайней мере, игнорировал до сих пор.

Вы в ответе за тех, кого поучили

Вряд ли такую политику руководства томской полиции можно назвать дальновидной. Как говорит Иван Шевелев, это дело престижа власти. Может, сами того не осознавая, повторяющимися скандалами с мигрантами томские силовики оказывают весьма плохую услугу имиджу Томской области? Как говорят, первый случай – это случай. Второй – уже прецедент. Умному региону нужна репутация субъекта, где бьют мигрантов?

– Что произошло в Центре временного содержания иностранных граждан на самом деле, мы в точности так и не знаем. Ответа от начальника УМВД нет, в Росгвардии утверждают, что силу не применяли. Но следы побоев реально есть, это же не выдумки!

То, что один человек был госпитализирован (из больницы бедняга сбежал и теперь находится неизвестно где. Надолго же ему запомнится томское гостеприимство!), а у другого сломано ребро – факт. Кстати, мы разговаривали с гражданской женой последнего. Она говорит, что муж страшно запуган.

– Да, он освободился из «тройки», но он свое отсидел! И освобожден по УДО. Почему к нему относятся как к преступнику? Его хотят депортировать, но у него там, на родине, никого нет, родители живут в России. Российские граждане. Мы с Хасаном вместе 10 лет, у нас 6-летний сын, мы хотели сделать генетическую экспертизу, но начальник центра ставит палки в колеса. Пишут, что в центре был какой-то бунт, это бред. Было 12 часов ночи, одни люди спали, другие чай пили. Вдруг ворвались эти: четверо – в масках, остальные – сотрудники центра – и стали всех избивать. А начальник там был и все видел!

Эмоциональную речь томички Анастасии С. можно назвать ее сугубо личной интерпретацией событий. Но то, что в центре и вообще в отношении к мигрантам у нас далеко не все в порядке, очевидно.

– Понимаете, ведь эти люди на самом деле не преступники! Центр – общежитие, а не тюрьма. Но атмосфера там какая-то странная. Чего стоят кормушки на дверях! Ведь те, кто там находится, это граждане иностранных государств. У многих вся вина заключается в том, что они потеряли или не получили вовремя какую-то бумажку, – говорит Иван Шевелев. – Представьте, что вы приезжаете в Бухару или Самарканд и теряете паспорт. И вас помещают в такие условия…

Нам представилось еще кое-что. Те люди, которых разгоняли шокерами в январе и пинали по ребрам в апреле, они ведь простые работяги. Наверняка и не думающие о политике. Может, даже питавшие до поры какие-то ностальгические чувства к России, СССР, о котором им рассказывали родители. По крайней мере, они против нас ничего не имели. А теперь?

«Мы в ответе за тех, кого приручили». А вот эти бравые русские парни, избивавшие беззащитных «гастеров», они понимают, что тоже в ответе? За то, что порождают ненависть? Перед всеми нами в ответе… Думается, вряд ли.

 

 

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР

Следственными органами Следственного комитета РФ по Томской области по факту применения насилия сотрудниками УМВД России по Томской области и Управления Росгвардии по Томской области в отношении лиц, находящихся в Центре временного содержания иностранных граждан, возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия или угрозой его применения).

Как говорится в пресс-релизе Следственного комитета, по предварительным данным, 12 апреля 2018 года в вечернее время сотрудники полиции и Росгвардии, находясь в Центре временного содержания иностранных граждан, во время досмотра помещений центра незаконно, при отсутствии на то оснований применили физическую силу в отношении четырех иностранных граждан, содержащихся в ЦВСИГ, причинив им телесные повреждения.

В настоящее время проводятся следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего. Расследование уголовного дела продолжается.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

57 + = 61