Дама из Чикаго

В Томском симфоническом оркестре появилась американка

-Красивая. Звучит. А дальше посмотрим, как она будет себя вести, – улыбается арфистка Томского академического симфонического оркестра Екатерина Лаптева.

Несколькими минутами ранее новенький инструмент производства американской фирмы Lyon & Healy был бережно распакован из контейнера и представлен артистке. Легкими движениями пальцев Екатерина Иннокентьевна пробегается по струнам. После чего делает резюме:

– Все хорошо. Но нужно натягивать струны, чтобы держали строй. Это дня три займет. Потом уже начну разыгрывать инструмент.

К новому музыкальному инструменту, как и к любой новой вещи, нужно привыкать. Тут как с автомобилем: вроде бы все то же самое, даже габариты схожие, но есть нюансы.

В творческой судьбе Екатерины Лаптевой это первая арфа иностранного производства. На инструменте, подобном прибывшей «американке», играла только во время гастролей оркестра в Китае. Но одно дело играть на чужом инструменте. И совсем другое, когда такой появляется в твоем доме. А Томскую филармонию Екатерина Лаптева, которая служит здесь почти полвека и является единственной исполнительницей на арфе, давно считает своим домом.

– Это четвертая арфа, которую учреждение приобретает за 75 лет своего существования, – рассказывает директор Томской областной филармонии Наталия Чабовская. – Две предыдущие арфы – закупки 1980 и 1981 годов – находятся в рабочем состоянии. Обе изготовлены на Ленинградской фабрике имени Луначарского. Одна стоит в Органном зале, вторая – в Большом концертном зале. Но срок амортизации обеих уже истек. Мастер, который приезжал в позапрошлом году, очень удивлялся: «Надо же! Арфы столько не живут».

Арфа без хлопот

Обзавестись инструментом фирмы Lyon & Healy – большая удача для любого оркестра. В настоящий момент это ведущий мировой производитель педальных арф. Их производством занимается с 1889 года. Что любопытно, начинала свой славный путь компания с небольшого магазинчика нот и музыкальных инструментов в Чикаго. Музыканты частенько приносили сюда сломанные арфы, нуждающиеся в ремонте. До тех пор пока молодой и амбициозный совладелец магазина Патрик Хили не произнес: «Давайте сделаем такую арфу, которая больше не принесет хлопот своему владельцу из-за быстрого выхода из строя. С которой можно объехать вокруг света, не потеряв ни единого винтика!»

Сегодня уникальные инструменты бренда Lyon & Healy можно встретить в оркестрах по всему миру – от Нью-Йоркской филармонии до Большого театра в России. Теперь и в Томском симфоническом оркестре тоже.

Ценное приобретение (стоимость «американки» около 4,5 млн рублей) стало возможным благодаря субсидии, выделенной губернатором Сергеем Жвачкиным к 75-летию филармонии и Томского академического симфонического оркестра.

– Как музыкант, я понимаю, что значит для исполнителя получить новый качественный инструмент. Это настоящее событие, если не сказать, праздник, – отметил начальник Департамента по культуре Томской области Павел Волк, который пришел поздравить коллектив с приобретением. – Вопрос с обеспечением инструментами главного творческого коллектива региона во все времена был на повестке дня. Первым пунктом в программе юбилейных мероприятий Сергей Анатольевич обозначил пополнение парка инструментов оркестра.

Компанию новоселов арфе в ближайшее время составят контрафагот, гобой, флейта большая и флейта-пикколо, два кларнета, четыре контрабаса и пять валторн. Ожидается, что все они прибудут в учреждение до осени.

Общая сумма областной субсидии – 50 млн рублей. Помимо покупки инструментов на эти средства планируется обновление одежды сцены и проведение юбилейных мероприятий.

Это просто канитель какая-то

Трепетный момент – распаковка арфы – случился только через три дня после ее прибытия в Томск. До этого иностранка проходила акклиматизацию. Для деревянных музыкальных инструментов – стандартная процедура после путешествий в холодное время года. Резкие перепады температуры и влажности чреваты. Могла лопнуть деревянная дека арфы.

«Американка», получившая томскую прописку, выполнена из ситхинской ели. Именно она придает арфе яркое, теплое, резонансное звучание. Произрастает такая ель на западе Северной Америки. Древесина для будущей арфы отстаивается годами, иногда до пяти лет. Инструмент фирмы Lyon & Healy демонстрирует не только качество звучания, но и мастерство деревообработки. Дека украшена цветочной резьбой и изящным орнаментом.

Вместе с инструментом филармония получила комплект струн производства Великобритании. Их у арфы 46. Одиннадцать из них – металлические, остальные – нейлоновые. В былые времена для производства струн использовалась жила. Преуспевал в этом деле, например, Полтавский мясокомбинат.

– Струны мы обычно заказываем в Москве. Нейлоновые приобретаем комплектом, обходится он примерно в 25 тысяч рублей. Металлические струны дороже. Стоимость одной струны – от 10 тысяч, – рассказывает Екатерина Лаптева. – Каждая металлическая струна обвита шелковой канителью. На американской арфе они цветные: фа – синие, до – красные. Визуально это очень удобно для исполнителя.

Арфа – инструмент не только изящный, но и достаточно капризный. Например, не терпит сквозняков и резких перемен погоды за окном. Подобные катаклизмы почти наверняка скажутся на звучании. И вообще она не каждому в руки дается.

– Был забавный случай в консерватории, – вспоминает Екатерина Лаптева. – На экзамен нужно было перенести инструмент с третьего на первый этаж. Арфа – барышня нелегкая, весит от 40 килограммов и больше. Попросила своего однокурсника-контрабасиста (парень высокий, крепкий) помочь. Но предупредила: «Будь осторожен! У арфы смещен центр тяжести». «Да я грузчиком в одесском порту работал! Что я, с арфой не справлюсь?» Бодро так подхватил ее и… чуть не уронил. Хорошо, что я, зная эту особенность инструмента, вовремя подстраховала. Такая она, арфа. С ходу ее никто не поднимет.

* * *

Но все капризы арфы компенсирует ее волшебное звучание. В симфонических оркестрах она используется с XIX века. Без арфы не прозвучит «Фантастическая симфония» Берлиоза, симфония «Манфред» Чайковского и симфонии Сибелиуса. Трудно представить без этого инструмента оперы Пуччини, Гуно, Мусоргского, Рубинштейна, Верди, Бизе. Знаменитый «Вальс цветов» из балета «Щелкунчик» начинается с соло арфы.

Дебют томской «американки» планируется 18 апреля в БКЗ – на концерте «Окно в Европу». Она будет звучать во время исполнения Adagietto из Симфонии № 5 Густава Малера.

Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *