Даниил КрапчуновДокументальный фильм «Атлантида Русского Севера» три дня собирал полный зал в зрелищном центре «Аэлита». Фильм рассказывает об энтузиастах, которые восстанавливают уникальные деревянные церкви Архангельской и Вологодской областей. А также о семьях, переехавших в деревню из мегаполисов с намерением «возрождать традиционный сельский уклад жизни вопреки глобализации и государственной политике урбанизации».

Даниил Крапчунов, руководитель интернет-лицея Нацио­нального исследовательского Томского политехнического университета, научный руководитель арт-проекта «Васильев вечер»

О дауншифтерах, бросивших все и уехавших в деревню, говорят уже как об обычном явлении. Люди бегут от дикого темпа жизни, от карьеры, от навязанного обществом потребления ценностей… Но мало кто вспоминает о том, что счастливыми в этом «побеге» становятся единицы.

Более-менее приживаются лишь те, кто имеет стабильные источники дохода – либо зарабатывает деньги удаленно (где-нибудь в Норвегии или на Кипре), либо создает на новом месте свой бизнес. В этом смысле показательны экопоселения, которые есть в том числе и в Томской области. Их жителям присущ яркий симптом избранности: «Мы такие экологичные, растворенные в этой красоте, а вы задыхайтесь в своих многоэтажных клетушках». Но и они не могут обеспечивать себя только натуральным хозяйством – начинают «делать бизнес», к примеру на сборе иван-чая… Возвращение в классическую деревню XIX века, к тихому сельскому быту, который рисует фантазия, сегодня невозможно. Элементарно утеряны нужные для выживания в этой среде навыки: мы не знаем, как доить корову, как класть печь и т.д. Мой товарищ родом из Колпашева знаком с крестьянством не понаслышке. Переехав из Томска в село, сам построил дом, был очень горд, пока не прожил в нем первую зиму и не убедился, что многое сделал неправильно…

Идиллических соседей в деревне тоже не будет. Нет там крестьян – есть только сельские жители, ведущие городской образ жизни, для которых работа на почте или в отделении банка предел мечтаний. Все, кто мог уехать, уехали в город или хотя бы в райцентр. Мы с участниками «Васильева вечера» почти 20 лет бываем в экспедициях, в глубинке – собираем фольклорный материал. Не припомню ни одного места, где жизнь била бы ключом. Самая распространенная картина – на 40 дворов всего три-четыре жилых дома, в каждом из которых живет одна бабушка…

В Томской области в начале XX века было 25 тыс. населенных пунктов, а сегодня – 500. «Та самая» деревня умерла, и с этим ничего не поделаешь. Переселенцы ее не спасут – они такие же носители потребительского городского сознания. Единственное, что мы можем сделать, – это сохранить в памяти опыт прошлого. И история реставраторов, восстанавливающих деревянные церкви на Русском Севере, – это как раз история обретения памяти. Надежда на то, что зеленые ростки прорастут сквозь асфальт, даже когда разрушения кажутся необратимыми.

1 комментарий

  1. Ай Данила молодец. Как точно сказал. От быта прошлого мы можем сохранить только воспоминания. 5+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 6 = 1