Денис Штенгелов о новых проектах группы компаний «КДВ», точках роста и внутренней мотивации

В Томске совладелец и генеральный директор «КДВ» Денис Штенгелов проводит основное рабочее время, хотя в сфере интересов предприятия – вся территория России и ряд стран СНГ. Будучи крупным игроком на рынке кондитерских изделий и снековой продукции (по оценке экспертов, сейчас в стране единственный соперник томской «КДВ Групп»  Frito Lay – профильное подразделение международного гиганта PepsiCo), «КДВ» пробует силы в других сферах. В частности, в ретейле (проект «Ярче!») и в сфере спортивной индустрии (проект «Кенгуру»).

Чтобы реализовать все свои идеи и проекты, Штенгелову приходится жить в свойственном ему динамичном темпе и на две страны: семья (супруга и трое детей – сыновья 13, 10 лет и дочка в возрасте 2,5 года) два года назад перебралась в Австралию.

– Цифры по оттоку капитала из страны обращают на себя внимание. Не чувствуя уверенности в завтрашнем дне, многие бизнесмены уезжают из России. Мне тоже знакомо ощущение нестабильности, но я по-прежнему готов вести бизнес в России. Причины переезда нашей семьи иные…

Об этом и многом другом – эксклюзивное интервью «ТН» с Денисом Штенгеловым.

Намного «Ярче!»

– Сеть магазинов шаговой доступности «Ярче!» по географии пока региональный проект, – рассказывает Денис Штенгелов. – Для его реализации мы приобрели в Западной Сибири 120 объектов – землю и недвижимость, 25 из них (в основном недвижимость) в Томске. На данный момент «Ярче!» работают в формате «пилота»: шлифуем модель, которую в перспективе хотим распространить на всю сеть.

С ассортиментом в российской рознице особых проблем нет, считает бизнесмен, а качество товаров, причем при довольно жестком законодательстве, зачастую хромает (особенно это свойственно несетевым торговым точкам).

– Свежие продукты (выпущенные вчера-сегодня) найти не так-то просто. На полках встречаются товары с оставшимся третьим сроком реализации, бывают и реанимированные продукты. Я много езжу по миру и знаю, что наполнить полки свежайшей продукцией вполне реально. Для этого «КДВ» в масштабах «Ярче!» меняет корявую цепочку доставки товаров потребителю, свойственную российской рознице. Проблем масса – не оперативен производитель, где-то хромают логистика и дистрибуция, роль играет неправильная внутренняя организация магазинов. Неэффективность на этом отрезке колоссальная. И это сказывается не только на качестве, но и на конечной стоимости продукта. Пример: в США курица стоит 2,2 доллара (70 рублей) за килограмм, в Томске – больше 100. Вот эта разница – наши реальные возможности.

Для сети «Ярче!» выстраивается своя цепочка поставок. Часть товаров – собственного производства. Это кондитерская и снековая продукция (Яшкинский пищекомбинат, «Сибирский берег», «Бриджтаун фудс» и др.), растительное масло (у «КДВ» есть завод в Алтайском крае), яйцо (птицефабрика «Инская»), овощи («КДВ» приобрел земли в Алтайском крае).

– Конечно, сотрудничаем и с другими производителями, – продолжает Штенгелов. – Основное условие «КДВ», чтобы производитель обеспечил поставки свежайшей продукции, причем в нужных для сети объемах. А с этим сложно. Та же Межениновская птицефабрика нас полностью устраивает по качеству товара, но пока не может обеспечить необходимый объем.

На рынок «Ярче!» выходит с определенной идеологией.

– Мы хотим убедить покупателя: в наших магазинах продукт более свежий, чем хранится у вас в холодильнике. Не нужно закупаться впрок. Если хозяйка проведет ревизию своего бюджета, то увидит: на запас она потратила больше денег, чем на продукты, которые съела ее семья.

«Кенгуру» шаговой доступности

Своя идеология есть и у другого проекта «КДВ»: компания открывает в Томске сеть небольших фитнес-клубов шаговой доступности. Формат для города новый: экономвариант, с ежемесячной стоимостью абонемента 600 руб­лей.

– Хотим зацепить людей, у которых особо нет времени и денег на занятия спортом, а таких большинство, – делится планами бизнесмен.

Первый клуб откроется в середине ноября в районе спичфабрики, затем на ул. Сибирской и пр. Мира. «Кенгуру» будут располагаться на тех же площадях, что и магазины «Ярче!»: недвижимость специально покупали с резервом «квадратов».

– Индустрия спорта мне интересна и как человеку, неравнодушному к такому времяпровождению, и как бизнесмену, – признается Штенгелов. – Относительно Томска у меня были большие планы: открыть на пр. Мира (там, где намерена построить гипермаркет «Лента». – Прим. ред.) современный спортивный комплекс с системой бассейнов, залов. Для этого «КДВ» в 2011 году за 200 млн руб­лей приобрел на аукционе участок4 га. Однако мэрия по своим соображениям предложила в течение двух месяцев выделить «КДВ» иную земельную площадку (разумеется, на возмездной основе), мы согласились. Но год ожиданий закончился ничем. И поскольку спортивный проект для нас непрофильный, я не стал концентрировать на нем усилия. А земельный участок на пр. Мира мы продали, как только нам поступило выгодное предложение.

Точки роста и мотивация

«В Австралии у меня семья, в России – работа. За год с близкими провожу месяца три. Но, находясь а Австралии, я чувствую себя полноценным мужем и отцом. А в Томске наша жизнь выглядела так: в 6 часов утра, когда еще сплю я, уходят дети. Вечером, когда прихожу с работы, уже спят они».

Бизнес компании «КДВ» сосредоточен в России: «Налоги здесь меньше, чем во многих других странах», – объясняет Штенгелов. Если взять во внимание всю географию продаж (Россию и бывшие союзные республики), то точкой роста в компании на данный момент считают кондитерские изделия – конфеты. Вафли, снековая продукция расходятся стабильно хорошо, но рост меньше, чем по конфетам, и Штенгелова это не устраивает.

– В целом существующую бизнес-модель «КДВ» считаю правильной и эффективной, но тем не менее мне всегда хочется что-то в ней улучшить, – говорит бизнесмен, – это и есть моя внутренняя и самая сильная мотивация для движения вперед.

А еще мне очень хочется оставить след: чтобы внук, а лучше правнук, сказал: «В том числе в этом заслуга и моего предка».

Томск – Австралия

Чтобы реализовать все свои идеи и проекты, Штенгелову приходится жить в свойственном ему динамичном темпе и на две страны: семья (супруга и трое детей – сыновья 13, 10 лет и дочка в возрасте 2,5 года) два года назад перебралась в Австралию.

– Цифры по оттоку капитала из страны обращают на себя внимание. Не чувствуя уверенности в завтрашнем дне, многие бизнесмены уезжают из России. Мне тоже знакомо ощущение нестабильности, но я по-прежнему готов вести бизнес в России. Причины переезда нашей семьи иные. Самый важный момент – образование: российское меня в корне не устраивало. Всего несколько примеров. Мы вернулись из Австралии, когда в Томске был свиной грипп. Несколько дней сыновья уже ходили в свою гимназию – «Томь». А в один прекрасный день им сообщили: они не имеют права находиться в образовательном учреждении. Дети (8 и 10 лет) были вынуждены вый­ти зимой на улицу и ждать, когда за ними приедет мама. Разве это можно объяснить с точки зрения педагогики? Или странная позиция учителя английского: «Уже сейчас вы должны думать, какую оценку получат ваши дети на ЕГЭ». И это в 3-м классе! Разве язык учат не для того, чтобы на нем говорить?

А конкретно в Австралию мы сначала ездили, чтобы во время каникул дети могли посещать теннисную академию – в Томске круглогодичных кортов не было. Так что решение сменить место жительства мы приняли в интересах детей.

– В перспективе мне бы хотелось, чтобы младшие Штенгеловы приняли компанию, смогли достойно ею управлять. И мне в том числе и поэтому важно, чтобы они узнали мир и в отличие от меня свободно владели английским. Последняя цель, кстати, уже достигнута, – с удовлетворением замечает отец.

 Пять фактов о себе

1. Первые деньги заработал в 15 лет в качестве пастуха.

2. Несмотря на бурное развитие интернет-коммуникаций, не вовлечен в сетевую жизнь: она не способна дать то, что дает мне реальное общение. Исключение – шахматы: игре с интернет-партнером могу посвятить полдня. Эта игра, как бизнес, – отличная тренировка мозга, требующая стопроцентной концентрации.

3. Люблю вкусно поесть. Предпочтение отдам итальянской кухне, в Томске для этого пойду в «Пармезан», ради восточной – в «Инжир», русской – в «Вечный зов».

4. К автомобилям отношусь без фанатизма. Уже 10 лет езжу на «Ленд-Крузере».

5. Не суеверен: никогда не воспринимаю трудности как дурной знак, скорее, наоборот.

на злобу дня

О взаимоотношениях власти и бизнеса

– Когда говорят о бизнес-климате, мне не совсем понятно, о чем речь, – рассуждает совладелец «КДВ». – Задача чиновников любого уровня – создать почву: инфраструктуру и четкие правила игры. Проблема России в том, что в законах эти правила вроде бы прописаны, но бизнесмены редко их читают, а еще реже придерживаются. Все хотят, чтобы вопросы решались быстрее, хотя даже в развитых странах процесс согласований может тянуться довольно долго (до полугода в том числе). Но в России разрыв между прописанным и желаемым порождает коррупцию.

Хотя лично меня тяжело заставить предложить чиновнику хотя бы копейку. Если я уверен в своей правоте, буду бить в одну точку до победного.

По моему мнению, во многом бизнес-климат зависит и от того, менялась в регионе власть или нет. Это в коммерческих компаниях процесс смены руководства в основном происходит эволюционно, а чиновники, оказавшись у руля, как правило на 90% меняют команду, затем берут паузу – не принимают решений, входят в курс дела. Это самый неприятный момент для бизнеса. К примеру, именно по этой причине в Московской области сейчас вести дела гораздо сложнее.

Из регионов, где мы работаем, я бы выделил Кузбасс – там правила игры бизнесу понятны. Возможно, поэтому там сконцентрированы основные производственные мощности «КДВ».

Одна мысль про “Денис Штенгелов о новых проектах группы компаний «КДВ», точках роста и внутренней мотивации”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девять + девять =