_j0a5605

Удивительная история Ани из Октябрьского

Анна Макарова в своем родном поселке Октябрьском Томского района – личность известная. Как только мы спросили, где живет девушка, которая писала Путину, нам немедленно указали путь. Хотя могли бы и сами опознать улицу Комсомольскую по уродливой трубе тепломагистрали – именно из нее берет воду Аня и ее соседи. Девушка о ней рассказывала нам, а перед этим – президенту.

Активистка с Комсомольской

Раз есть магистраль, значит, и тепло в поселке есть. Но не про Анину честь – оно по другую сторону улицы. У Ани в доме отопление как в XIX веке – от печки. А вода – техническая, для стирки и прочих домашних нужд (в семье двое детей) – из теплотрассы. Ее даже не берут – добывают. Где-то после минус 30 по Цельсию «источник» перемерзает, и приходится ездить с саночками на колонку. Это далеко, да и дороги, естественно, не чищены. Чепэшная ситуация, говорят чиновники. А по нам, так снегопад в Сибири, даже и обильный, – это норма. А ЧП – это когда он в Марокко. Но этот так, к слову.

О своих водяных мытарствах Аня Макарова, энергичная молодая мама (в декретном отпуске с младшенькой, Яной), осенью взяла да и написала самому Владимиру Владимировичу. Отчаянная девка! Она уже не первый раз бунты на корабле устраивает. Не так давно развернула целую кампанию по сохранению детского отделения в местной больнице. Точнее, сначала самой больницы (филиала Светленской) – ее хотели «оптимизировать». А потом уже только детского отделения. В нем всю жизнь проработала ее мама. Активисты стучались во все двери, но особое спасибо передают ОНФ и лично Татьяне Соломатиной – ныне депутату Государственной думы.

– Мы очень благодарны Татьяне Васильевне. Даже не ожидали, что она сама приедет к нам и примет непосредственное участие в судьбе нашей больницы, – говорят активисты.

_j0a5548

_j0a5630

Как Оля стала Аней

То, что стихийный штаб по спасению детского отделения возглавила именно Анна Макарова, символично. Около трех десятков лет назад именно сюда привезли из села Наумовка маленький пищащий сверток, найденный в лютый мороз на улице, на крыльце. Это была девочка, и звали ее тогда Оля. Новое имя найденышу дала новая мама. Ей тогда было 22 года, и она только что потеряла новорожденного. Девочку окрестили Анной (в церкви, как и полагается, хотя в поселке ее тогда не было), и почти три десятка лет она прожила в любви и заботе, даже не подозревая, что приемная. У нее было счастливое детство: и фотографии в альбоме, и мама с папой, и крестная, и бабушка, и сестренка, и братик. А затем – своя семья, муж, сын-первенец, малышка Яна. Узнав почти в 30 лет, что ее удочерили, Аня бросилась к матери: неужели правда? Они ведь так похожи, все говорят!

Посоветовавшись, родные решили все рассказать. Анна все-таки взрослая женщина, сама мать.

Удивительное дело, что «доброжелатели» молчали так долго – не случайно в прежние годы, когда усыновления не были массовым явлением, приемные родители обычно меняли место жительства. Ведь по соседству всегда находилась «добрая» душа, у которой язык чесался открыть «сиротинке» глаза на суровую правду. И Ане, и ее маме повезло: тайну своего рождения девушка узнала, когда она ей уже не могла повредить. Сколько неокрепших детских душ получают жестокую травму, услыхав от доброхотов: «А ты-то ведь им не родная(ой)!» И ведь не со зла – из самых лучших побуждений!

Такая большая семья

Но в нашем конкретном случае все и на самом деле вышло, наверное, к лучшему. Хотя, может быть, ее мама – настоящая мама, давшая имя и вырастившая, которая и сейчас рядом и помогает растить детей, так и не считает. Возможно, она и не хотела ворошить эту давнюю историю. Но Аня… Аня решила, что раз уж ей сказали «а», то все тайные «б», «в» и так далее по алфавиту тоже должны стать явными. Не то, чтобы она надеялась раскопать какую-то романтическую историю а-ля Болливуд или мексиканские сериалы. Уж больно место ее предполагаемого рождения, село Наумовка, не располагало к таким иллюзиям, но девушка поехала искать «слонов». Кто любит Агату Кристи, знает: они никогда ничего не забывают. Но люди не слоны. Они упорно не желали вспоминать.

Наверное, человек менее энергичный, нежели наша героиня, повздыхал бы, поплакал да на том и успокоился. Чего былое ворошить? Все ведь сложилось благополучно. Но не такова Аня. Она продолжала поиски. Благо Наумовка хоть и по другую сторону от Томска, а все же не за тыщу верст. Искала везде. В администрации. В архивах. В родильных и детских домах. В загсах… Наконец нашла. Родного брата!

Удивительно, как закручивает судьба человеческие жизни. Оказывается, ее брат (он старше на пять лет) воспитывался в детдоме. Он еще помнит бабушку, она обещала его обязательно забрать – только продаст квартиру и купит дом. Он ждал. Год, два, три. Бабушка так и не приехала. Она вообще пропала. Мальчик так и рос сиротой. Но не сгинул, не спился и не забродяжил, как это, увы, нередко бывает с выпускниками детдомов, а получил образование. «Он все время учится, и сейчас опять учится!» – рассказывает Аня. Брат сейчас живет в Санкт-Петербурге, служит на РЖД – начальником поезда. Ответственная, между прочим, должность.

Но самое интересное, что Аня до рождения Яны трудилась проводником, как и ее брат. Он тогда еще жил в Томске. И они даже встречались, не зная о своем родстве, – работали на одном направлении! Но и это еще не все: в Белом Яру нашлись еще две их сестры, 14 и 16 лет. Они воспитываются в хорошей приемной семье, они виделись и теперь все вместе общаются. Хеппи-энд?

Биологическую мать Аня так и не нашла. Только информацию о том, что тело женщины, которая когда-то ее родила и подбросила на крыльцо якобы биологическому отцу, было найдено несколько лет назад в каком-то колодце в Томске. Похоронили ее на кладбище для неизвестных. Аня очень хотела отыскать ее могилу. Положить цветочки. Зла она на нее не держит. Но, как оказалось, среди множества холмиков со стандартными, частью завалившимися деревянными столбиками чье-то конкретное захоронение найти практически невозможно. Искала сама. Искала с братом. Тупик. Сейчас Аня смирилась с тем, что могилу этой женщины она никогда не найдет. А вот фотографию ее она нашла. И даже разместила на своей страничке в «Одноклассниках». Мало ли, может, кто узнает, откликнется…

Обещанного по году ждут

Вот такой конец у этой удивительной житейской истории. Но что же, спросите вы, с водопроводом и ответом на письмо Путину? Тогда, в октябре, какие-то чиновничьи шестеренки повернулись в очень удачном для Ани Макаровой направлении. Ее письмо отложили, а девушку пригласили на видеоконференцию с участием высокого чина из администрации президента. «Один человек – один вопрос» – таковы были правила игры. Хотя Ане очень бы хотелось поговорить с президентом об отсутствии слива. Глава Томского района Владимир Лукьянов на радостях, что ему не прилетело сверху за Анину дерзость, пообещал вместе с водой провести и канализацию. Не только Макаровой, но и всей невеликой улице. Когда? Когда снег растает. Он, как вы помните, выпал нынче осенью необычайно рано.

С тех пор больше никто о воде для жителей Комсомольской и не заикался. Аню это не слишком удивляет: ведь президент дал местным властям год. Время еще есть. Вот только она сомневается: а водопровод им сделают за просто так или за наличный расчет? А то в прошлом году они было обратились к компании, которая командует у них коммуналкой, так им выкатили счет: по 138 тыс. с каждой квартиры! У Ани семья хоть и крепкая, но таких денег и близко нет. Это было, конечно, еще до того, как она Путину писала…

Так что пока, как и прежде, Аня с сыном регулярно отправляется в поход – по воду. Конечно, пушистую шубу она при этом, как правило, не надевает – но… мы переодеваться в затрапезу девушку не попросили. Все-таки не каждый день ее для газеты снимают. А за питьевой водой они с мужем ездят на родник, в Александровку. Благо машина есть. У кого такой возможности нет – пьют свою, из колонки. А она в Октябрьском – бр-р-р. Эта проблема для поселка многолетняя. Может, Анина дерзость и ее поможет решить? Чем черт не шутит? Такая бы получилась почти рождественская сказка. Но уже не этого года…

_j0a5407

Прощаясь с Аней и Кириллом (остальных членов семьи мы не застали – муж на работе, дочка в садике), мы обещали обязательно узнать, чем закончится «президентская часть» этой неординарной истории. И, конечно, пожелали всего самого-самого ее такой многочисленной теперь родне.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

57 + = 61