«Не могу простить!»

… В московском выставочном центре шла конференция по инвестициям в зарубежную недвижимость. Для Екатерины это было очень важное событие. Катя без устали давала консультации, раздавала визитки, не было времени даже ответить на звонки, от которых разрывался мобильник. Когда девушка все-таки подняла трубку, она не поверила своим ушам:

– У нас больше нет мамы! Отец ее задушил! – не своим голосом кричал брат.

Убийство произошло 7 апреля 2012 года. По новостным сводкам пронеслось сухое сообщение: «Директор ООО «ЗСК «Томский» задушил экс-супругу прямо в ее рабочем кабинете». (Женщина работала бухгалтером в другом коммерческом предприятии, расположенном в этом же здании.) Мужчина сам позвонил в полицию, сообщил о случившемся и стал ожидать дежурный наряд. Он полностью признал свою вину но пояснил, что сам момент удушени я не помнит.

Семейный бизнес

В нашей семье были разные периоды, но мы всегда нормально общались, вместе проводили праздники. Все резко изменилось, когда у отца появилась женщина.

С мужем Владимиром Галина была знакома со школы: в 9-м классе молодые люди начали встречаться, на 4-м курсе университета поженились. Шли рука об руку: получали высшее образование, растили детей. В 1990-м муж решил организовать свое предприятие. Галина помогала и словом и делом.

С каждым годом дела шли все лучше: бизнес креп, муж становился увереннее в себе, импозантнее…

«Муж, у которого я находилась в подчинении, стал позволять себе придирки, грубость и хамство. Отстранил от работы, запретил пускать на предприятие, выдавать ключи от кабинета, не заплатил зарплату. И твердил мне одно и то же: дай развод, хочу свободы», – эту историю Галина рассказывала корреспонденту «ТВ» в 2010 году. Тогда, попав в сложную ситуацию и выяснив, что многие семьи сталкиваются с подобными проблемами, Галина стала активно выступать за создание в Томске женского кризисного центра.

…Мама звонила мне за 6 часов до смерти, а я не смогла ответить на звонок, за это себя никогда не прощу. Цените своих близких, это действительно самое важное в жизни.

Вскоре Галина отчетливо поняла: в семье все окончательно расклеилось, развода не избежать. Не привыкшая пасовать перед проблемами, она искала помощи у психологов и юристов (ведь ей приходилось решать и экономические проблемы: с мужем связывали совместные обязательства по кредитам, которые распространялись и на детей).

Ищите женщину

– В нашей семье, как и в любой другой, были разные периоды, но мы всегда нормально общались, вместе проводили семейные праздники, я очень любила своих маму и папу, — рассказывает Катя. — Но все резко изменилось, когда у отца появилась женщина (она устроилась к нему на предприятие). Мама же, как бухгалтер с большим опытом, пошла к нему работать, чтобы помочь решить накопившиеся проблемы, – так было решено на семейном совете.

Но жесткий финансовый контроль, который установила мама, ряду сотрудников пришелся не по душе. Ее постоянно дискредитировали, настраивали против нее отца, и он с агрессией стал воспринимать даже самые логичные предложения мамы, нервничал. Эмоциональное состояние отца подрывала и его личная жизнь.

Он  постоянно винил себя в чем-то и как-будто пытался загладить свою вину дорогими подарками, путешествиями.  А в семье были лишь слезы, проблемы, коллекторы и т.д. Мама была единственным человеком, на ком отец мог выместить свою злость и обиду на жизнь, на людях-то он вел себя достойно, – продолжает Екатерина. – Мы не запрещали отцу жить так, как он хочет. «Eсли ты любишь эту женщину – будь счастлив, но давай сначала сообща решим проблемы в бизнесе», – лишь об этом мама его молила, лишь для этого она продолжала работать в «семейном холдинге», параллельно реализуя свои проекты.

За пять дней до убийства отец гостил у Кати в Москве, она всячески старалась устроить папе праздник в день его 55-летия… Несмотря на ту боль, что он причинил семье, она продолжала любить и жалеть его…

А был ли аффект?

Матери нет. Отец под следствием. Дети пытаются жить дальше.

– У меня нет желания уничтожить отца, этого человека больше просто не существует в моей жизни. Психиатрическая экспертиза установила, что в момент совершения преступления он находился в состоянии аффекта. Но мы, родственники, хотим справедливого расследования, и у нас есть основания не доверять проведенной в Томске экспертизе, а ходатайствовать о назначении дополнительной.

С отцом Катя виделась мельком.

— Глаза спокойные, молчит… Не сказал даже дежурного «прости». Я очень тяжело переживаю и предательство отца, и смерь мамы, она была для меня и подругой, и учителем, и партнером – всем…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 79 = 80