Древесина «для личных нужд» стала в Томской области стабильным теневым бизнесом

Сергей Жабин: «Вот участок, где согласно постановлению главы Калтайского поселения Идриса Галямова собственнику было разрешено снести «древесно-кустарниковую поросль» в количестве 20 штук и объеме 10 кубов. Что же это за поросль-гигант?!»

Общественность и экологи бьются за 505 кедров в районе Курлека, на днях закончилось разбирательство по вырубке на Басандайке… Эксперты говорят: чтобы «зеленые легкие» обрели более стойкий иммунитет, нужно корректировать закон Томской области, позволяющий массовую вырубку древесины для личных нужд граждан.

Было вето, а стало – это

В августе 2011-го глава региона Виктор Кресс довольно резко высказался в адрес «черных лесорубов», обвинил в коррупции чиновников областной администрации, отвечающих за управление лесами, и запретил порубки в радиусе 60 км от границ Томска.

Вето коснулось земель, прилегающих к населенным пунктам: Томск, Курлек, Тимирязевское, Половинка, Победа, Моряковский Затон, а также к территориям, занимаемым садоводческими, огородническими и дачными некоммерческими объединениями. И, как говорят общественники и соглашаются в прокуратуре, «лесорубы» действительно притихли, но ненадолго.

– Каждый запрет влечет за собой противоправные действия, что и произошло. Правда, тенденция изменилась: если год-два назад выявлялись факты масштабных незаконных порубок, то сейчас стали рубить чаще, но в меньшем объеме: машина заехала, загрузилась и ушла, – пояснил томский межрайонный природоохранный прокурор Дмитрий Неверов.

В Аникине, на Басандайке

И вот совсем свежий скандал – в Аникине. От Томска до этого поселка всего 5 км, эта территория однозначно входит в зону, запрещенную для порубок. На территории ФГУ «Томский лесхоз», где расположен лесопитомник Аникинский, теперь пеньки до горизонта. В природоохранной прокуратуре пояснили: нарушений не выявлено, снесли деревья-переростки в лесопитомнике, на смену которым высадят молодняк. Местное население сомневается, что такой массовый снос понадобился для санитарной очистки питомника. Граждане рассказывают: впритык к лесопитомнику планируют строить особняки (люди видели представителей партнерства, задавали им вопросы, получали уклончивые ответы), уже есть подстанция, протянуты линии электропередачи. В прокуратуре говорят, что и до них такие разговоры доходили, но уверяют: держим ситуацию на контроле.

В пользу общественности закончилась история с уничтожением леса на Басандайке, где на площади порядка 100 га выявили зараженную древесину, на 23 га назначили сплошную санитарную рубку. Конкурс выиграло ОГАУ «Лесной имущественный центр», который, в свою очередь, заключил договор, в том числе и купли-продажи древесины, с еще одной организацией. При проверке выяснилось, документально «заболеваемость» подтверждена на площади в два раза меньше (10,3 га). Так что и на этот раз народное возмущение оказалось действенным.

В Курлеке

Страсти бушуют в районе Курлека, рядом с которым находится садоводческое общество «Медведка». Общественники и экологи уверены: здесь в любой момент под нож могут пойти 40-летние кедры. Ведь, чтобы построить два коттеджа, собственники участков уже стерли с лица земли десятки деревьев. Согласно документам главы Калтайского поселения Идриса Галямова, разрешившего вырубку на спорных землях, на участке росла исключительно древесно-кустарниковая поросль.

Старший инспектор по охране природы Людмила Ванявкина и эколог «Облкомприроды» Анна Пужда зафиксировали и составили акт: «Вырублено четыре ряда кедра и еще шесть рядов на другом участке. От вырубки активизируются эрозийные процессы берега Томи, присутствуют оползни, проломы».

Рядом пока еще шумят 505 кедров.

– Если зеленую зону не защитить, то и эти деревья пойдут под снос, ведь в районе «Медведки» выделено не два участка. Согласно документам замглавы Томского района Оксаны Быстрицкой, их отведено 13. Правда, кому они предоставлены, администрация раскрывать не стала. «Сведения являются конфиденциальными», – показывает ответ чиновников руководитель экологического центра «Стриж» Сергей Жабин. – Но в этом ответе есть схема участков, их кадастровые номера, значит, они уже чьи-то. И я сильно сомневаюсь, что их владельцы не будут строиться. А возвести в этой зоне дома, не вырубив насаждения, невозможно.

– Покажу и другие любопытные документы. Вот, к примеру, две карты местности. Согласно одной лесопосадки (кедры, сосны) имеются, согласно другой – уже отсутствуют, – показывает карты Жабин. – Разумеется, разрешив рубки, чиновники опирались на карту, где кедровника нет. Во всех официальных ответах представители власти Томского района так и пишут: «Лесопосадки кедра не зарегистрированы». Между тем лесопосадка из кедра и сосны в водоохранной зоне Томи за Курлеком проведена ориентировочно в 1970-м году, документально отражена на плане лесонасаждений Калтайского лесничества и в государственном акте на право собственности на землю общества «Медведка» от 1993 года.

Общественников поддерживает и глава департамента природных ресурсов Александр Адам, который в письме к прокурору Томского района зафиксировал: «В лесах, расположенных в водоохранных зонах, запрещается проведение сплошных рубок».

И вроде бы за спасение кедрача выступает глава Томского района Владимир Лукьянов, согласно документам (от 11.11.2011) «главе Калтайского сельского поселения Галямову не рекомендовано разрешать вырубку на территории, прилегающей к «Медведке». Советую рассмотреть вопрос о возможности объявить территорию, занятую кедровником, особо охраняемой зоной местного значения». Но особого статуса у земель нет до сих пор, именно это и тревожит общественность.

– Намерение присвоить зеленой зоне у «Медведки» особый статус есть, времени и специалистов для этого нет, – кратко прокомментировал Галямов.

Дыра в законе

– Чтобы лес стали вырубать в более скромных масштабах, нужно не только бить по рукам «черных лесорубов» и недобросовестных представителей власти. Это мы и так делаем, – комментирует ситуацию Дмитрий Неверов. – К примеру, в отношении директора ОГКУ «Томсклес» возбуждено дело об административном правонарушении, устанавливали коррупционные связи ОГКУ с лесозаготовителями, есть уголовные дела, оперативная информация, продолжаем работать по противоправным действиям чиновников.

Но параллельно нужно решить проблему с нехваткой лесничих. В 1990-х их было порядка 2 тыс., сейчас 400. Им некогда обходить вверенные территории: они тонут в бумажной работе.

Но главная проблема – областной Закон «О предоставлении древесины для личных нужд». Согласно этому нормативному акту любой, кто имеет земельный участок, может за копейки получить 200 кубов древесины хвойной, еще 50 кубов на постройки, потом на ремонт, на строительство бани… Закон дает много прав, но не обязывает строить, и возводить здание многие даже не планируют.

Древесина зачастую продается еще в виде постановлений. Это уже сложившийся теневой бизнес, приводящий к массовому уничтожению зеленого фонда. За год, на первый взгляд законно, вырубается порядка 900 тыс. кубов. И это только на бумаге, а ведь, как правило, рубят не только на деляне, но и рядом – каждый участок не проверишь.

И раз благое дело превратилось в плохо управляемый процесс, есть смысл ограничить количество потенциальных потребителей древесины, для чего необходимо внести корректировки в областной закон. Искоренить теневую практику можно: выдавать древесину только для целевого использования или за компенсацию из бюджета, но когда объект построен. В этом случае количество порубок явно сократится. Вопрос поправок обсуждается на уровне областной власти, надеемся, коррективы будут внесены.

 

На территории ФГУ «Томский лесхоз», где расположен Аникинский лесопитомник, сегодня пеньки до горизонта…

За 2010–2011 годы правом получить деляну для личных нужд воспользовались почти 50 тыс. человек, в результате выкосили 1,8 млн кубов леса. Прокурорская проверка показала: строили из льготного леса единицы, остальные его попросту продали.

Лесом для личных нужд распоряжаются органы местного самоуправления, они признают граждан нуждающимися. «Томское управление лесами» (в лице участковых лесничих) заключает с гражданами договоры купли-продажи древесины. Организации ведут рубки, выиграв право аренды участка, аукционы проводит департамент предпринимательства и реального сектора экономики.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *