Известная томская поэтесса, член Союза писателей России работает сейчас над романом. Режим самоизоляции для творческой натуры оказался во благо.

– Когда стихи написаны, что происходит сразу после этого?

– Желание поделиться с теми литсобратьями, кто способен поддержать, оценить. Но присутствуют и сомнения: «А так ли хорошо получилось, как хотелось?» Ибо в процессе сочинения стихотворения остаются лишние строчки и образы, не вписавшие­ся в размер, сюжет, концепцию. Позднее я возвращаюсь к ним. Что-то удается довести до удобочитаемого состояния. А остальное? Есть идея издать остатки в виде книги одностиший.

– Лучший способ монетизации литспособностей?

– Для меня этот вопрос не совсем актуален. Зарабатываю на кусок хлеба не поэзией. Хорошо оплачиваемые вечера Ах Астаховой и подобных других вызывают у меня недоумение. Почему за посредственное исполнение посредственных вирш люди выкладывают немалые деньги? Получается, что это не поэзия, а некий проект. Профанация творчества.

– Когда начались ваши стихи?

– Печаталась в районной газете «Заветы Ильича», когда училась в школе. Но я всегда трезво смотрела на мир и профессию выбирала сознательно нефилологическую. Стихи по-настоящему начались во время учебы в Томском приборостроительном техникуме (специальность «программирование для быстродействующих ЭВМ»). Тогда же я попала в лито «Томь» при газете «Молодой ленинец», его вел молодой поэт Александр Казанцев. Встретила близких мне по духу людей, испытала дружбу, влюбленность, предательство и прочие необходимые для становления поэта противоречивые чувства и стремления. С некоторыми, «выжившими в катаклизмах», общаюсь до сих пор. Многие занимаются литературой профессионально: Ольга Комарова, Елена Кириллова, Александр Панов, Андрей Правда, Евгения Буторина.

Печатали меня при социализме редко, ибо я не писала про кобылу и про рожь. Всего четыре мои строчки вошли в «братскую могилу» сборника «Завтрашнее утро» 1982 года. Однако и мне не возбранялось по комсомольской путевке ездить по районам области, выступать в ПТУ и библиотеках, на стройках и дойках, перед лесорубами прямо в заснеженном лесу и так далее. С конца девяностых много и с удовольствием сотрудничала с журналом «Сибирские Афины». Писала эссе, заметки о культурной жизни Томска. Время было очень плодотворное.

– Как различаете хорошие стихи и не очень? А хорошие и великолепные?

– В хороших стихах есть свежесть восприятия жизни, неожиданные сравнения, образы. А в великолепных уровень этой свежести ошеломляет, он сравним с глотком родниковой воды или даже водопадом.

– Идеальное стихохранилище – Интернет или библиотека?

– В каждой современной библиотеке есть теперь Интернет. Одно другому не мешает. Я предпочитаю бумажную книгу. Мне нравится ее вещность – текстура, запах. От бумажных страниц не устают глаза, бумажную книгу приятно полистать, посмотреть картинки опять же. Как выпускница вечерней художественной школы, я неравнодушна к изобразительному ряду.

– Поэтов крайне мало в телевизоре. Если бы вы могли выбирать, кому бы дали интервью из этой троицы: Дудю, Собчак или Познеру?

– Разумеется, Познеру. По крайней мере, симпатичный умный дядечка. Хотя зачем поэтам в телевизор на интервью? Поэт – это его тексты. Этим он и интересен, а не размышлениями на тему.

– Почему в соседних городах – Новосибирске, Красноярске, Барнауле, Иркутске – регулярно проходят крупные литфесты, организовываются другие заметные литсобытия, а Томск подобной активностью похвастаться не может?

– Причина в отсутствии организатора, человека, состоявшегося творчески, с харизмой, желанием и умением организовать событие. Авторитетного одновременно для власти и писателей. Таким был Александр Казанцев – поэт, прозаик, драматург, редактор журнала «Сибирские Афины», организатор всесибирских семинаров, руководитель детских и взрослых литстудий, основатель фестиваля-конкурса «Устами детей говорит мир», организатор городских поэтических конкурсов и семинаров.

Увы, сегодня в вузах нет литературных студий. На работе с пишущей молодежью экономят. Нет былого размаха в поисках звездочек и среди школьников. «Одна в поле воин» – сказочница Татьяна Мейко со своей студией «ЮГ». Подросли ученики Александра Рубана: Борис Пейгин, Лариса Мареева. Они вполне способны прий­ти на смену «старикам». В том числе и в работе с молодежью.

– Помечтаем. Приглашает вас губернатор и спрашивает, чем помочь. Что ответите?

– Хорошо бы помочь деньгами – чем же еще? На издание книги, проведение литературных мероприятий…

– Современный человек станет абсолютно беспомощным в быту, как только отключат электричество. Вам не страшно думать о такой перспективе?

– Тому, кто вырос в деревне, умеет принести воды из речки, развести костер, отключение электричества не страшно.

– Как живется, когда не пишется?

– Нормально. Но иногда тревожно от мысли, что ничего больше уже не напишется. С другой стороны, уже написано достаточно. Возможно, я сказала всё, что хотела. С третьей – чувствую свой неизрасходованный потенциал в плане прозы. Значит, есть куда расти, к чему стремиться.

Справка «ТН»

Елена Клименко родилась в селе Первомайском Томской области в семье учителей. Окончила Томский приборостроительный техникум. Училась на факультете прикладной математики ТГУ. В настоящее время инженер лаборатории развития образования НОЦ ТО ТГПУ. Руководила литературной студией «Литературная среда» при ФДП ТГПУ (2005–2015). Награждена медалью ТГПУ «За заслуги в области образования», благодарностью губернатора Томской области. Член Союза писателей России. Автор шести поэтических книг. Участница Международного фестиваля русской поэзии и культуры «Болдинская осень в Ковент-Гардене» (Лондон, 2007). Член редколлегии журнала «Начало века» (Томск) и творческого совета журнала поэзии «После 12» (Кемерово).

Автор: Юрий Татаренко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 4 = 5