Персона
27.02.2015

Евгений Попов: «Чтобы знать историю, надо читать мемуары»

Статей на сайте: 492
Евгений Попов, восходитель на Эверест (8 848 м), «снежный барс» (альпинист, взошедший на пять высочайших вершин СНГ), автор двух книг об альпинизме

Евгений Попов, восходитель на Эверест (8 848 м), «снежный барс» (альпинист, взошедший на пять высочайших вершин СНГ), автор двух книг об альпинизме

На 23 февраля жена подарила Евгению Попову две книги: мемуары военного атташе Британского посольства Альфреда Нокса и начальника генштаба Германии во время Первой мировой войны Эриха Людендорфа. Оба описывают события 1914–1919 годов.

– Профессионалы изучают историю, сидя в архивах. Я, как простой интересующийся, предпочитаю читать мемуары непосредственных участников событий: для меня важен взгляд современника, – говорит Евгений. – Например, именно Людендорф первым из высокопоставленных военных чиновников озвучил информацию, что большевики спонсировались немецким Генеральным штабом. Когда в 1922 году его воспоминания были опубликованы, Сталин потребовал перевести ему книгу. А когда прочитал, отдал приказ скупить и уничтожить все экземпляры.

По горячим следам

– Сталин был очень удивлен – даже среди большевистской верхушки Ленин особо не афишировал источник средств, потраченных на пропаганду, – делает экскурс в историю Евгений Попов. – А средства нужны были огромные: партия издавала 40 газет, распространявшихся гигантскими тиражами, кроме того, нужно было готовить тысячи агитаторов, которые смогли бы убедить 10-миллионную действующую армию не воевать за Родину. Ведь, по сути, большевики проспали Февральскую революцию (она началась 23 февраля по старому стилю и 8 марта по новому, чтобы скрыть память об этих датах, впоследствии и были придуманы советские праздники). В Петроградском совете рабочих и солдатских депутатов – главном пролетарском органе, который появился в первые дни после февраля, – было всего 2% большевиков. Однако в апреле 1917-го в Россию прибыл «вождь мирового пролетариата» и за весну – лето сумел резко повысить популярность своей партии, с помощью оплаченной немцами агитации.

Да, в мемуарах невозможно избежать субъективной оценки событий. Но в одном можно быть уверенным: неангажированные авторы, которые писали без политической подоплеки, специально врать не будут.

Попов2

Мне не интересно читать обзоры, когда некий историк прочитал те же самые мемуары, собрал документы и изложил свой взгляд на историческое событие. Так, несколько лет назад жена подарила мне книгу о маршале Рокоссовском. Я знаю, что с 1937 по 1940 год он находился в тюрьме НКВД. Было бы интересно почитать об этом трагическом периоде его жизни, полагаю, будь у него возможность, он бы многое о нем рассказал. Но в книге на 700 страниц данному факту посвящен всего один абзац: был арестован, в тюрьме ему выбили передние зубы, сломали восемь ребер, раздробили молотком пальцы на ногах.

Моя революция

– Мне интересно было бы прочитать «Записки о Русско-японской войне» главнокомандующего вооруженными силами России на Дальнем Востоке Алексея Куропаткина. Любопытны воспоминания участников Цусимского сражения, в котором погиб почти весь Балтийский флот. По Первой мировой, пожалуй, лучший обзор сделал военный теоретик генерал Николай Головин: он больше 20 лет посвятил сбору и изучению материалов.

И все же наиболее интересны для меня революция и Гражданская война, изменившие страну кардинально. «Почему так случилось?» – на этот вопрос хочется найти ответ. Иногда интересно почитать солдат и офицеров, чтобы представить реальные боевые условия. Но эти люди в силу своего положения не могли видеть всю картину, поэтому с точки зрения грамотного анализа полезны воспоминания командующих армиями. К тому же они дают разный взгляд на одни и те же события. Например, «Белый Крым» Петр Врангель написал как ответ на «Очерки русской смуты» Антона Деникина. Адмирал Колчак – один из величайших флотоводцев того времени – не оставил записей, но опубликованы протоколы его допроса. Следственная комиссия в Иркутске успела провести не более десятка допросов, и ответы касаются событий вплоть до конца 1918 года. Дальше рассказать не успел… Книга интересна тем, что это не отшлифованный взгляд Колчака на самого себя (чем нередко страдают мемуары), а четкие ответы на вопросы следователей. Безусловно, Александр Васильевич понимал, что его расстреляют, и перед смертью он, как мне кажется, был абсолютно честен, вел себя благородно и мужественно. Умолчал лишь о родственниках, чтобы их не коснулись репрессии. Неправильная фамилия могла стоить жизни. Я как-то читал воспоминания князя Сергея Голицына – во время революции ему было восемь лет, ни в чем перед советской властью провиниться не успел. Но его постоянно таскали в ЧК. Сергей Михайлович приводит список близких родственников из 80 человек, из них выжили лишь трое.

Молчаливые красные

– Я стараюсь изучать все спектры мнений – и белых, и красных, и розовых (так нередко называли эсеров), и зеленых, и нейтральных. Недавно, например, прочитал воспоминания немецкого военнопленного, который во время революции оказался в России. Вопреки распространенному мнению, их не заключали в тюрьмы, а распределяли по губерниям и отправляли на различные работы (свои-то мужики были в армии), за что даже платили зарплату.

Больше всего не люблю читать монархистов – у них в голове было моральное ограничение, что можно говорить о царе, что нельзя (кстати, лидеры Белого движения в большинстве своем были либералами, а не монархистами).

Почти невозможно найти адекватной красной литературы. Со стороны белых есть воспоминания и министров (одной из лучших книг я считаю «Сибирь, союзники и Колчак» члена Омского правительства Гинса), и генералов уровня дивизии, корпуса, армии, и офицеров, и добровольцев и солдат. А вот красные командиры такого наследия не оставили. Например, одним только Восточным фронтом командовали шесть-семь человек, двое из которых потом стали главкомами Красной армии (Каменев и Вацетис), но ни один не поделился публично мыслями. Все, что я нашел у Сергея Сергеевича Каменева, – «Мои воспоминания о Ленине». Смысл их читать… Есть мемуары Буденного, но их писали за него другие люди в 1950–1960-е годы. Единственная красная работа, достойная внимания, – «История гражданской войны», изданная в 1930 году. Вся оперативная часть написана полковником Генерального штаба Н.Н. Какуриным, в Гражданскую войну бывшим замом Тухачевского. Но ее сильно правили в Главном политическом управлении. Прямо по абзацам видна разница в стиле: если написано, что «противник имел преимущество в том-то», то это, скорей всего, оригинальный текст. Фразы типа «сбросить белогвардейскую сволочь в Черное море» – явно творение главпуровцев… В этой книге несколько сотен ссылочных документов на другую литературу, что говорит о том, что осмыслить революцию и Гражданскую войну в СССР пытались многие. Но в большинстве своем эти источники были уничтожены. Только благодаря эмигрантам есть возможность прочитать современников, чтобы составить представление о той катастрофичной для России эпохе.

– В основном я скачиваю книги из Сети, главным образом потому, что это требует меньше времени: выдался перерыв в работе 15 минут – открыл файл, прочитал несколько абзацев. С бумажным форматом осилить большой объем информации невозможно, между тем о революции и Гражданской войне написаны тысячи книг. Во-вторых, в Интернете можно сразу же найти информацию по неизвестному лицу или событию, попавшемуся в книге. Однако же редкие книги можно только выписать.

 

– Мемуары порой читать тяжело – все-таки военачальники не профессиональные писатели. Но есть несколько художественных произведений, великолепно написанных и при этом довольно точных в исторических деталях. Это прежде всего «Окаянные дни» Бунина, «Петербургские дневники» Зинаиды Гиппиус, «Купол Св. Исаакия Далматского» Куприна.

 

КНИЖНЫЙ ТОП ФЕВРАЛЯ

В феврале в книжной сети «Читай-город» (интернет-доставка плюс три офлайн-магазина в Томске) популярностью пользовалась трогательная история от Дж. Боуэна «Уличный кот по имени Боб. Как человек и кот обрели надежду на улицах Лондона». Много покупали сентиментальную прозу Дж. Мойеса «До встречи с тобой», «Сто лет одиночества» Маркеса и «Пятьдесят оттенков серого» Э. Джеймс. В томском книжном магазине «Водолей» подтверждают популярность романа «Пятьдесят оттенков серого» – экранизация с успехом идет в кинотеатрах города. Также томичи предпочитали «Обитель» Захара Прилепина, «Историю российского государства» Бориса Акунина. Как подчеркивают в магазине, неизменным успехом который месяц пользуются «Случаи. Шутки. Афоризмы» Фаины Раневской.

ЧТО ВЫ ЧИТАЛИ

Алексей Князев, д.х.н., старший научный сотрудник ЛКИ ТГУ:

– В данный момент у меня открыт научно-фантастический роман Джеймса Роллинса «Шестое вымирание». Земле грозит очередное массовое вымирание, одна группа людей хочет предотвратить его, вторая – приблизить, чтобы очистить планету… Меня зацепил этот автор, и сейчас читаю все, что он написал. Хорошая «жвачка» для расслабления мозга перед сном.

Аркадий Эскин, президент Томской торгово-промышленной палаты:

– На прошлой неделе прочитал (признаться, без особого удовольствия) книгу Гарика Корогодского «Как потратить миллион, которого нет» – о мальчике из простой советской еврейской семьи. Вообще, в последнее время читаю больше то, что подсовывает молодое поколение. «Как потратить миллион…» дала дочь, а в выходные с подачи молодых коллег приступил к детективу братьев Вайнеров «Эра милосердия», по которому снят фильм «Место встречи изменить нельзя».

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,,,,,,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 48 = 56