27.07.2018

Евгений Работкин: До профессии модельера меня довела жизнь

Статей на сайте: 16419

На протяжении многих лет художник-модельер Евгений Работкин остается одним из самых известных и самых загадочных людей Томска, для которого красота – не философское понятие, а образ жизни. В интервью «ТН» Евгений рассказал о том, почему он долгое время воевал с самим собой, почему живет в Томске и в чем томичи дадут фору новосибирцам.

 

 

Долой оболочку!

– Евгений, скажите как модель­ер: все-таки форма определяет содержание или содержание – форму?

– По-разному. Но чаще всего человек сам определяет все, что с ним происходит в жизни. В том числе и то, как он выглядит. Когда человек не очень понимает себя, обращается к профессионалам. Мы, модельеры и дизайнеры, работаем над тем, чтобы через ту самую форму прийти к содержанию. По опыту скажу: редко приживается подобранный для человека образ, который не соответствует его внутреннему состоянию.

Наверное, прозвучит это странно, но меня мало занимает, кто и во что одет. За людьми я действительно люблю наблюдать. Но мне интересны не кофточка, брюки, жакет, а внутренняя жизнь человека. Суть всегда интереснее оболочки. А проявляется она в конкретных ситуациях, поступках, реакциях.

– Смотрите ли вы телевизионные шоу о моде и преображениях с целью узнать о том, что делают ваши столичные коллеги по индустрии красоты?

– Раньше смотрел такие передачи, даже увлекало. Говорю прежде всего о программе «Модный приговор», которую ведет мой учитель Александр Васильев. Сейчас совсем не смотрю: она давно превратилась в конвейер. И рассчитаны эти передачи все-таки на обывателей. На тех, кто сидит дома, им скучно, они мечтают о сказочной жизни и с упоением смотрят такие программы.

– С чем, на ваш взгляд, связана резко выросшая в последнее время популярность передач вроде «Модного приговора»?

– Все очень просто. Они – о наших базовых потребностях, к которым относится и желание хорошо выглядеть. Другое дело, что полностью сменить имидж и гардероб по нынешним ценам удовольствие дорогое и не каждому по карману. Героям «Модного приговора» такая возможность предоставляется. А зрительницы сидят у телевизора, смотрят на это и представляют себя на той ковровой дорожке.

Еще одна причина – наша природная вера в сказку про Золушку. Каждая (если не каждая, то уж точно через одну) девушка, женщина убеждена: вот поменяю себя, и жизнь сразу же повернется в лучшую сторону. Правда, меняют почему-то только гардероб, а не характер, привычки, взгляды.

– Смены имиджа достаточно для того, чтобы изменить жизнь к лучшему?

– В некоторых случаях, кто бы и насколько скептически к этому ни относился, достаточно. Для других людей – нет, они вечно недовольны собой, окружающими, жизнью. Кардинальная смена имиджа – это же не просто поменять одни наряды на другие. Она рождает совершенно иное мироощущение.

Приведу конкретный пример. Уже шесть лет я занимаюсь проектом «Особая мода». Участие в модных показах принимают не только люди с инвалидностью, но и их близкие. В том числе мамы детей с ограниченными возможностями здоровья. У них голова целыми днями, сами понимаете, какими проблемами занята. И тут она попадает в новую, непривычную для нее среду. В процессе подготовки шоу мы приглашаем стилистов, парикмахеров, визажистов. Эта команда создает для нее образ – прическу, макияж, наряд. Причем не тот, какой хочет модель, а подиумную. Как режиссер показа я ставлю подиумную походку. А потом некоторые из участниц показа пишут мне: «Спасибо, Евгений! Я впервые за долгое время почувствовала себя женщиной».

 

Эффект болота присутствует

– Однажды вы признались, что «до профессии модельера вас довела жизнь». Ваша мама швея, и, наблюдая с детства за ее работой, вы в какой-то момент тоже захотели стать портным. Сегодня вы благодарны жизни за это или имеете претензии?

– От настроения зависит. Мне все время чего-то не хватает для ощущения абсолютной гармонии, поэтому и претензии к жизни всегда найдутся (улыбается). Я вообще очень обидчивый, мне свойственно подолгу не принимать какие-то события в своей судьбе, жаловаться на нее. Со временем приходит понимание: а ведь все не так уж плохо.

За профессию портного я точно не в обиде. Она стала отправной точкой для реализации моих мечтаний. В какой-то момент я понял, что мне тесно в рамках профессии портного, и я решил развиваться. Сегодня я режиссер модных показов, модельер-художник, преподаватель курса «Дизайн одежды». Как портной теперь почти не работаю, заказы принимаю очень редко.

– С непониманием со стороны сверстников приходилось сталкиваться?

– А как же. Но я одиночка, всегда был сам по себе. Чаще общался с людьми старше себя. Это спасало. Но внутренний дискомфорт я ощущал всегда. Мне казалось, что я не вписываюсь в окружающую меня жизнь, в ее правила и рамки. Уже в достаточно взрослом возрасте пришло понимание: у каждого свой путь и каждый имеет право проживать свою жизнь так, как хочет и умеет. С той минуты я перестал конфликтовать с самим собой и стал получать удовлетворение от того, чем занимаюсь.

– В Томске имеются перспективы в сфере индустрии красоты? Нет желания перебраться в другой город?

– Есть немало тех, кто брюзжит о том, что в Томске все уныло, неспешно и нет широких перспектив для развития. Отчасти я с ними согласен. Есть у нашего любимого города этакий эффект болота. Но лишь отчасти! С другой стороны, Томск – идеальное место для реализации творческих проектов. Здесь это можно делать вдумчиво, основательно, детально. Но я всегда говорю моим ученикам: если вы хотите развиваться в своем деле, расширяйте свои собственные горизонты. Обязательно нужно периодически выезжать за пределы Томска. Хотя бы в соседний Новосибирск.

По поводу того, чтобы тотально сменить место прописки… Был период, когда я мечтал рвануть куда-нибудь из Томска. Сейчас наступил тот момент, когда уже никуда не хочется уезжать. Хотя ни от чего не зарекаюсь.

Вообще сегодня мы живем в таком мире, где для твоей профессиональной реализации все дороги открыты. На днях, например, я начал совместный проект с московской фирмой. Работаю при этом «на стационаре». А еще в Томске много людей занимаются выпуском модной одежды. Но мы даже не знаем об этих производствах: свои коллекции они успешно реализуют через Интернет на европейском рынке.

– У вас в Томске есть достойная конкуренция?

– Нет вообще никакой конкуренции. Но это не потому, что я человек со звездными замашками, а потому, что никто больше в Томске не занимается такими проектами. Это факт. Иногда меня спрашивают: не скучно ли без конкуренции? Мне – нисколько.

– То, что вы видите на улицах города, радует вас с профессиональной точки зрения? Как выглядят томичи?

– Прекрасно выглядят. И так было всегда. Вспоминаю свою первую поездку в Новосибирск в конце 1980-х годов. Я тогда сильно удивился, насколько ярче выглядят томичи по сравнению со своими ближайшими соседями. Возвращался я домой тремя электричками, с каждой пересадкой в вагонах появлялось все больше томичей. И картинка становилась более живой, привлекательной, интересной.

 

Когда треники не прокатывают

– Почему сегодня у индустрии красоты мужское лицо?

– Факт давно известный: в учебных заведениях, где готовят модельеров, дизайнеров, портных, 90% учащихся – девушки. Но успешными и знаменитыми, как правило, становятся мужики. С чем это связано, я не знаю. Рискну предположить, что природное ощущение красоты и гармонии у мужчин более развито. К тому же создание образа подра­зумевает рациональный взгляд со стороны. А он более присущ сильной половине человечества. Вообще в среде художников, фотографов, стилистов, писателей и в других творческих сферах известных мужчин больше, чем женщин. Думаю, это связано еще и с тем, что у прекрасной половины человечества львиную долю времени отнимает материнство. Мужчины на рождение и воспитание детей столько сил и трудов не тратят. У них больше времени на то, чтобы созерцать, философствовать и реализоваться в своем деле.

– Сегодня мужчин, активно ухаживающих за собой, едва ли не больше, чем женщин. С чем это связано?

– Меня тот факт, что мужчины стали активно следить за тем, как они выглядят, только радует. Наконец-то этот пережиток советских времен о том, что мужик хорош как он есть, остался в прошлом. Ну и лучшая половина человечества постаралась. Сейчас много женщин ярких, успешных, умеющих эффектно себя подать. Мужчины подтягиваются: рядом с такой дамой за вариант в трениках и на диване, почесывая пузо, как-то неловко становится.

– Если пофантазировать о моде будущего, какой она станет лет через 50–70?

– Думаю, кардинальных перемен не произойдет. Возможно, одежда станет еще более унифицированной и простой. Темп жизни вряд ли снизится, скорее, наберет обороты. При таком ритме люди стремятся к комфорту. Они не хотят тратить много времени на уход за одеждой. Предел мечтаний – вещь, которую забросил в стиральную машинку, вытащил, встряхнул пару раз – и даже гладить не нужно. Я и сам такой же.

– Как относитесь к растиражированной фразе о том, что красота спасет мир?

– А я и спасаю (улыбается). Прежде всего себя. И попутно тех, кто находится рядом. В чем спасение? Хорошая, стильная, качественная одежда как минимум раскрашивает будни.

Фото: Дарья Федорищева

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги:
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 5 = 1