Персона
05.10.2012

Евгений Васильченко уехал в Краснодарский край по зову бизнеса

Статей на сайте: 1390

Гостеприимство дома Васильченко в Геленджике недавно оценил директор «Томских мельниц» Евгений Рубцов

Евгений Васильченко еще 10 лет назад не мог и предположить, что его, коренного сибиряка, судьба унесет на юг. Дорога к солнцу, как сам признается, вымощена азартом, стремлением к развитию и бизнес-интересом.

Сибирское прошлое

1990-е годы. ЗАО «Том-Мас» Евгений Васильченко возглавлял 20 лет

Васильченко родом из Омска. В Томск он попал в 1977 году по распределению: выпускника Омского аграрного университета направили на Зырянский молочный завод в качестве главного инженера. В 1978 году был назначен директором Парабельского молокозавода и позднее – Кожевниковского завода СОМ. С 1985 года Евгений Васильченко – директор областной маслосырбазы (затем – молочная компания «Том-Мас»). Этим предприятием он руководил 20 лет.

– Уже в начале 1986 года началась активная реконструкции предприятия, которая продолжалась около 3 лет, и в результате «Том-Мас» стал одним из крупнейших предприятий региона по переработке молока, – с гордостью вспоминает Евгений Викторович. – Такого результата достигли потому, что применили самые современные технологии. К примеру, нам удалось организовать производство технического казеина и наладить его поставки в США и Германию. На вырученные деньги приобрели шведское оборудование «Тетра-пак». Конкуренты все еще разливали молоко по стеклянным бутылкам, а мы поставляли на рынок продукты в более удобной для потребителя упаковке. К тому же внедрили уникальную на тот период технологию разлива, позволявшую продлить срок годности молочных продуктов (коктейлей, напитков) до года. Это были неоспоримые конкурентные преимущества, что и позволило значительно расширить рынок сбыта продукции от Хабаровска до Петербурга. Нам довольно быстро удалось вернуть вложения. Очень благодарен всем, кто тогда был со мной рядом.

Но конкуренты не спали: вскоре аналогичные технологии стали использовать и другие предприятия России. Более крупные участники рынка поглощали тех, кто слабее. В связи с ужесточением конкуренции и рядом других обстоятельств в конце 1990-х – начале 2000-х стратегия «Том-Маса» стала меняться. Предприятие приобрело дополнительные молочные активы. Постепенно «дочками» ЗАО стали Кожевниковский, Асиновский, Зырянский, Первомайский молочные заводы, позднее – Томский гормолзавод, а также Чановский завод сухого молока (Новосибирская область). Каждое предприятие имело свою специализацию: одни производили сыр, другие молочные напитки, третьи – сухое молоко.

– Со временем я осознал: это максимум. Дальше в масштабах Томской области у предприятия нет вариантов для развития. Во-первых, прирастать нечем. Во-вторых, наращивать производственные мощности и увеличивать объемы выпускаемой продукции тоже невозможно. Ведь главное условие для развития молочного дела – сырье. В Томской области его ресурс ограничен, как-то повлиять на эту ситуацию я, как основной переработчик молока, не мог.

А Васильченко хотелось продолжать жизнь в привычном для себя темпе: инвестировать, получать отдачу и ощущать, что как бизнесмен он не прогадал.

– В 2005 году совет директоров выставил акции на продажу. Представители разных компаний стали приглядываться и прицениваться к нашим активам. Переговоры шли год. Точки соприкосновения нашли с «Юнимилком» (позже он перепродал холдинг «Данону»).

Южное настоящее

На фоне разговоров о продаже компании в семье стал возникать вопрос: а что дальше?

– Ответа у меня не было, но я его искал, – продолжает Евгений Викторович. – Бездельником себя представить не мог. В Томске вариантов для инвестирования не видел, но уезжать даже не думал. И как раз в этот период однокурсник и родственник одновременно зазывали в Краснодарский край. Поехал, скорее, из любопытства, в поиске вдохновения и новых идей.

Прокатился по Сочи, Краснодару, Геленджику, Анапе. Первое, что оценил, – климат. Второе – инвестиционная привлекательность региона – впечатлило уже как бизнесмена: здесь есть куда вкладывать. А когда приехал в Геленджик, мне захотелось в нем остаться. В этом городке я увидел перспективы и для себя, и для своих детей.

В 2006 году семья Васильченко перебралась к морю. Евгений Викторович, обладая предпринимательским чутьем, сразу приобрел несколько земельных участков. Учредил инвестиционно-строи-тельную компанию «Стройдом» (возводит жилые дома и объекты соцкультбыта).

– Волей-неволей, конечно, Томскую область сравниваю с Краснодарским краем. Да, на юге все развивается динамичнее – Краснодарский край не зря назван третьим регионом по инвестпривлекательности после Москвы и Питера. Поэтому и проблемы, с которыми порой сталкивается бизнес, решаются быстрее. Хотя бывают исключения. А вот общий уровень местной власти, как мне кажется, уступает томским чиновникам. Иногда выступления местного главы администрации просто шокируют. Приведу пример: совещание по строительству аэропорта в Геленджике, Дерипаска (его компания строит аэропорт и взлетную полосу) жалуется главе государства Владимиру Путину, что взлетная полоса уперлась в жилой домик, владелец которого никак не хочет съезжать. Местный глава знаете что сказал? «Только и остается, что поджечь».

– В строительном секторе региона тоже свои особенности, – продолжает Васильченко. – Есть проблемы с водой: сети к домам приходится тянуть с Кубани: свои водозаборы есть далеко не во всех городах края. И энергетики здесь такие же: не особо вкладываются в наращивание мощностей, хотя темпы развития края вроде бы обязывают. Застройщики испытывают проблемы с подключением объектов и ведут борьбу за техусловия. Отличие в одном: когда возникают трения, местная власть на самом деле подключается и содействует в решении вопросов. Еще хотел бы развеять миф, что Томск – один из немногих городов страны, где застройщики покупают земельные участки без инфраструктуры. Подвод коммуникаций – свет, газ, воду и в Краснодарском крае, да, думаю, и в любом регионе, застройщики осуществляют за свой счет. При этом на юге цена «квадрата» в чистовой отделке 40–45 тыс. рублей (для сравнения: в Томске в среднем 50–55 тыс. – Прим. авт.). И могу объяснить, откуда такая разница в цене. Дело не в затратах застройщика: на юге и в Сибири они примерно равнозначны. Геленджик, как и соседние города, застраивают не только местные строители, но и компании Петербурга и Москвы. Конкуренция делает цену квадратного метра доступнее.

 

Евгений Васильченко с женой

Из электронного письма Евгения Васильченко:

«Вспоминаю, как после окончания университета в 1977 году приехал в Томск. Железнодорожный вокзал, серый дож-дливый октябрьский вечер, на руках у меня маленькая дочь Марина, за плечами рюкзак, рядом жена Надежда… Так все начиналось».

«Геленджик – уютный городок, свободный от суеты больших областных центров. Море, прекрасный воздух, шикарная набережная. Здесь, кстати, проживают многие сибиряки, и томичи в том числе. К примеру, Виктор Кулагин – в прошлом директор «Томскснаба» и «Сельхозтехники». Виктор Григорьевич пишет замечательные стихи о Томске, вот строки, которые мне особенно близки:

«Шуршит на липах юная листва,
Играет с ней неторопливый ветер,
Давно, давно в плену я колдовства
Любви моей на этом белом свете!»

Семья

«Уже год как бизнесом в основном управляют дети – дочь и сын. Я теперь только консультирую и этим вполне доволен: мне есть кому передать дело».

Евгений Васильченко с внучкой Катей

 

 

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

30 − = 25