Смена пола

Помните анекдот про то, как актера провинциального театра приглашают в Голливуд сниматься за бешеные деньги у Джеймса Кэмерона. А он отвечает: «Я не могу – у меня ёлки!»

Можно смеяться, но этот анекдот из жизни очень точно передает театральную предновогоднюю атмосферу. Все кипит: от касс до костюмерного цеха. В этот момент нельзя уехать и кого-то подвести, хотя аврал все равно гарантирован. Тем более что в бой брошены сразу два молодых столичных режиссера, причем девушки. Неудивительно: женщины пришли в некогда мужскую профессию и довольно элегантно в ней освоились.  Сначала в кино, теперь вот в театре девушки-режиссеры перестают быть редкостью. В томской драме главный режиссер – мужчина, а приглашенные – совсем юные девушки.  

 

С девяти до десяти – подвиг

С большой сцены слышны звуки балалайки.

– Ехал я к императрице через всю Сибирь. Дело было зимой, шел снег, мой конь устал, я хотел спать, то и дело падал от усталости. Что делать? Понадеялся я на русский авось и решил ночевать в открытом поле.

Свистит метель.

Перед режиссером  и актерами стоит мучительный выбор, как озвучить шаги коня по снегу: цок-цок или тыгдык-тыгдык?

Барон Мюнхгаузен известен российскому зрителю не потому, что летал на Луну, а потому, что не врет. В советские времена рассказы о записном врале и трепаче, преобразованные Григорием Гориным и Марком Захаровым, стали культовыми. И вот барон Карл Фридрих Иероним снова возвращается в Россию, чтобы привязать лошадь к церковному кресту, напоить половину лошади из фонтана и бог еще знает для чего. Александра Мамкаева из Санкт-Петербурга знакома с Мюнхгаузеном с детства и в темноте репетиционного зала как бы туда возвращается.

  – Это, скорее, диалог с моим детством, с моими впечатлениями, – говорит Александра. –  Я захотела, чтобы этот персонаж вышел из пространства литературы, сошел со страниц и стал материальным, живым.

Каким получится томский Мюнхгаузен, совсем скоро увидят зрители, а томскими актерами Александра довольна уже сейчас:

– Все артисты у меня замечательные, предлагают свои идеи, честно подходят к работе, без всяких скидок на ёлки. Это большая честь для меня – поработать в Томске с очень хорошими артистами.

 

Большой секрет для маленькой фантазии

На Луну летал и один из героев другой премьеры, которая готовится на малой сцене. Постановка по короткому рассказу Николая Носова «Фантазеры» рассказывает про мальчишек, которые выдумывают, и про мальчика, который врет. Разница, уверена режиссер Евгения Мальгавко, великая!

– В Мишутке и Стасике столько энергии, что они могут фантазировать весь день без остановки, при этом их фантазии вреда не причиняют – это как искусство. Фантазеры, они ведь тоже творцы и художники! – Евгения переводит дух. – А вот Игорь – скептик. Он более рациональный и всё делает для выгоды, поэтому он фантазировать не умеет, он умеет только врать, а вранье это от скупости, жадности, он не может договориться со своей совестью, поэтому придумывает какие-то истории, чтобы ему не попало. Мне бы хотелось, чтобы и взрослые, и дети поняли, что фантазия созидательна и добра сама по себе, а ложь тупа, неконструктивна и множит зло.

Камерная постановка (в пьесе четыре персонажа) и самих актеров делает детьми.

– Любой уважающий себя актер будет относиться к каждому выходу на сцену ответственно: хоть в детском, хоть во взрослом спектакле. Тем более что дети очень тонко чувствуют ситуацию. Если сфальшивить, они в театр больше не придут, – продолжает  Евгения. – У меня в коллективе ребята делают все осознанно, прорабатывают каждую мелочь и предлагают свои идеи.

Евгения Мальгавко окончила Щуку. Ее наставник Михаил Борисов в Томском театре драмы работал в 1983 году художественным руководителем. Тогда ему было 34, он ставил дипломную работу «Только правда». Теперь удивлять томичей приехала его ученица.

– Дети – всегда дети. Конечно, они живут в настоящем, видят, что творится вокруг, смотрят телевизор и «Ютуб». Но осовременивать Носова у нас нет задачи, хотя на нашей сцене звучит Иван Дорн и MC Антоха, актеры танцуют хип-хоп. А декорации у нас самые обычные, тем более что для детского воображения нет преград: для них обычная простыня –  это и море, и палатка, и небо…

 

Елена Бутакова

Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

39 + = 43