Вера Долженкова, член Гильдии судебных репортеров России, Светлана Захарова

фемида_ЧБ

12 апреля – страшная дата для семьи Шалдо. В этот день не стало Евгения – любимого сына и мужа. Он решил удалить разболевшийся зуб мудрости и умер во время операции. Евгению Шалдо было 38 лет.

Нелепая смерть молодого здорового мужчины взбудоражила всю область. Трагедию томичи горячо обсуждали на рабочих местах, спорили на интернет-форумах, медики старались взвешенно разобраться в произошедшем.

…Через пару недель исполнится два года со дня ЧП, но до сих пор по громкому уголовному делу не вынесен приговор суда. Семья погибшего уверена: судебный процесс намеренно затягивается и врач, обвиняемый в смерти Жени, избежит наказания по формальным признакам – из-за истечения сроков уголовной ответственности.

Трагедия случилась в отделении челюстно-лицевой хирургии городской больницы №3 апрельским вечером 2013 года, куда Евгений обратился за помощью. Из-за сильного рвотного рефлекса у пациента врачи решили провести операцию под общим обезболиванием. Но после наркоза не смогли установить дыхательную трубку. Без нее пациент не может дышать. Вызванный в операционную лор-врач выполнил трахеостомию (рассечение трахеи и введение трубки) для экстренного восстановления проходимости дыхательных путей и повредил крупный кровеносный сосуд. Реанимационные мероприятия были безуспешны. Евгений умер от кровотечения. Около двенадцати часов ночи жене Ларисе позвонил представитель больницы и сообщил, что ее муж скончался.

Врачебная ошибка

Уголовное дело по факту смерти пациента было возбуждено 24 апреля 2013 года. Для более профессионального расследования правоохранительные органы привлекли к делу независимых экспертов из Алтайского краевого бюро судебно-медицинской экспертизы, которые и провели необходимые исследования. Изучив материалы, барнаульцы сделали однозначный вывод – в гибели Евгения Шалдо виновен врач, который делал пациенту трахеостомию. Дефекты оказания медицинской помощи, по их мнению, привели к развитию массивной кровопотери, явившейся непосредственной причиной смерти мужчины.

Лор-врачу горбольницы №3 Илье Курбатову было предъявлено обвинение по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей» (ч. 2 ст. 109 УК РФ). Статья предусматривает наказание в виде ограничения свободы на срок до трех лет либо лишения свободы на тот же срок. Интересы обвиняемого в суде защищают два адвоката. Один из них, Антон Тимофеев, заявил, что его подзащитный не считает себя виновным. Однако от каких-либо комментариев для нашей газеты, что называется на диктофон, адвокат отказался. И пояснил, что его подзащитный – «единственный врач, предпринявший попытку сохранить жизнь пациенту». А следствие и родственники погибшего, которых Тимофеев очень уважает, сделали этого врача крайним. Что касается комиссионной судебно-медицинской экспертизы барнаульцев, то, по его мнению, она выполнена непрофессионально.

Под прикрытием

Кировским районным судом дело рассматривается с 29 мая 2014 года. С этого времени прошло уже более 20 заседаний. Родители и жена Евгения ходят в суд как на работу. Подсудимый же с 9 декабря на процесс не является: он все время болеет! Коллеги-доктора с завидной регулярностью выставляют ему разные диагнозы и с такой же регулярностью госпитализируют в разные лечебные учреждения области. Родственники погибшего не сомневаются, что долгоиграющая канитель с больничными листами – способ уйти от наказания: через два года после совершения деяния истекает срок привлечения Курбатова к уголовной ответственности.

За последние четыре месяца подсудимый трижды находился в стационарах. Сначала оказался на больничной койке в медицинском центре №2 Северска, причем лег в больницу за день до очередного судебного заседания. Затем был госпитализирован в ОКБ. На этот раз за три дня до назначенного судьей разбирательства. С 16 февраля находится на длительном лечении в Северском медицинском центре №1 и по состоянию здоровья в судебном заседании участвовать не может. Предположительный срок лечения по последнему диагнозу – два месяца с момента госпитализации.

Скрываться от правосудия обвиняемый стал после заседания, на котором в режиме видео-конференц-связи был допрошен эксперт из Барнаула. Адвокат потерпевшей стороны Юлия Копейкина считает, что это не связано с какими-то вновь открывшимися обстоятельствами дела, ничего нового он тогда не сообщил. По ее мнению, подсудимый выжидал удобный момент ближе к окончанию срока для того, чтобы «начать болеть», и со стороны это бы выглядело вполне логично и уместно.

– Связи в медицинской среде позволяют ему иметь разные диагнозы. Выглядит, конечно, все это очень цинично, – говорит Юлия Копейкина.

Все происходящее Лариса и родители Евгения Шалдо называют цирком и мечтают об одном: чтобы представление поскорее закончилось.

Без ускорения

В конце февраля мама Евгения, Татьяна Григорьевна, обратилась в Кировский районный суд с заявлением об ускорении рассмотрения уголовного дела. Ответ от председателя Владимира Жукова ее обескуражил. В бумаге значилось, что периодичность назначения судебных заседаний с учетом количества уголовных дел и материалов, находящихся в производстве у судьи, является обоснованной и разумной. А факт нахождения подсудимого на стационарном лечении в связи с заболеванием подтвержден официальными ответами на запросы суда, подписанными руководителями медицинских учреждений, и не доверять им нет оснований. Таким образом, подчеркивает председатель, указания действий, необходимых для ускорения рассмотрения уголовного дела, отсутствуют, судьей принимаются достаточные меры для своевременного рассмотрения дела. Однако Татьяна Шалдо не успокоилась: написала заявление в следственный комитет региона с просьбой провести расследование на предмет правомерности действий главных врачей лечебных учреждений, которые, на ее взгляд, укрывают обвиняемого.

Срок без надежды

На одном из мартовских заседаний суда потерпевшая сторона заявила ходатайство о назначении комплексной судебно-психиатрической экспертизы подсудимого. Судья приняла положительное решение о проведении экспертного обследования и обязала главного врача медучреждения, в котором сейчас находится обвиняемый, доставить его в областную психиатрическую больницу. В ходе экспертизы специалисты должны пролить свет на вопросы: соответствует ли диагноз, установленный в медицинском центре №1 Северска действительности, может ли он участвовать в заседаниях, имеются ли у подсудимого признаки алкогольной или наркотической зависимости и другие.

На решение суда, по словам адвоката, серьезно повлияли материалы прокурорской проверки, которые были инициированы потерпевшей стороной:

– Эксперт Росздравнадзора по Томской области установил, что оснований для госпитализации подсудимого в медицинский центр №1 не было. Кроме того, были выявлены многочисленные нарушения по поводу продления больничного.

До 12 апреля, дня, когда истечет срок ответственности за трагедию семьи Шалдо, а доктор Илья Курбатов облегченно вздохнет, осталось чуть больше двух недель. У общественности сложилось стойкое мнение, что врач, непрофессиональные действия которого привели к гибели молодого мужчины, не понесет никакого наказания.

– Год назад, войдя в процесс, мы и в страшном сне не могли представить, что придем к такому финалу: виновное лицо счастливо избежит ответственности. Все к этому идет. Оставшийся срок надежд не оставляет. Хотя доказательная база была собрана очень ­убедительная. Вина Курбатова очевидна. В это дело вложен колоссальный труд экспертов, следователей, специалистов, – возмущается адвокат Юлия Копейкина.

Странная травма

«Томские новости» вмешались в ситуацию. Начали наводить справки о деталях судебных разбирательств, забросали представителей суда вопросами. Результат – мгновенный (для непосвященных совершенно неожиданный) пресс-релиз областного суда о ходе этого судебного процесса. В нем говорится: «Подсудимый с декабря 2014 года прекратил участвовать в судебных заседаниях, предоставляя больничные листы, свидетельствующие о наличии у него различных заболеваний. Ввиду участившейся информации о том, что подсудимый таким образом пытается скрыться от правосудия, напоминаем, что закрепленный Конституцией РФ принцип состязательности и равноправия сторон не позволяет суду оказывать воздействие на правомерное поведение участников процесса, направленное на сокращение сроков рассмотрения дела. В случае если будет доказано, что подсудимый не является в судебное заседание без уважительных причин, суд вправе подвергнуть его приводу, а также применить к нему или изменить ему меру пресечения…

На сегодняшний день судом востребована медицинская карта подсудимого, а также получено официальное заключение медицинского центра №1 ФГБУ «Сибирский федеральный научно-клинический центр» ФМБА России о невозможности участия подсудимого в судебном процессе. Кроме того, суду предоставлены иные документы, подтверждающие круглосуточное нахождение подсудимого в стационаре указанного учебного учреждения…»

«Томские новости» располагают другими доказательствами, собранными матерью погибшего Евгения Шалдо и официально оформленными в виде акта, переданного в Кировский суд. 4 февраля 2015 года, в тот момент, когда доктор Илья Курбатов якобы в очень плохом состоянии должен был лежать в одной из палат нейрохирургического отделения ОКБ с диагнозом «черепно-мозговая травма», больного на месте не оказалось. Татьяна Шалдо лично пришла его навестить. Но, как следует из акта, подписанного свидетелями: «Больные сказали, что Курбатов был здесь три дня назад, что он занял койку и больше его никто не выдел». В этом акте есть даже приписка заведующего отделением «На 14.00 04.02.2015 пациент отсутствует в палате». Как возможно даже пятиминутное отсутствие в лечебном учреждении больного, госпитализированного по экстренным показаниям (по направлению врача скорой помощи)? Может, дело в комментариях главного врача ОКБ М.А.Лукашова, предназначенных судье Кировского суда Е.В.Галяутдиновой? В них говорится: «Рекомендовано… продолжение медикаментозной терапии в амбулаторных условиях, наблюдение врача-невролога по месту жительства». Странное лечение закрытой черепно-мозговой травмы…

Очередная дата судебного заседания остается открытой. Ждем результатов комплексной судебно-психиатрической экспертизы Курбатова. А время между тем неумолимо приближается к 12 апреля.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

43 − = 41