Философия архитектуры от Олега Лещинера

Объекты архитектора Олега Лещинера знает любой томич: это, например, «Биг Сити», театр «Версия», гостиница «Тоян»… На днях на Каштаке открылся крупный торговый комплекс «МираМикс», первый в Томске, спроектированный специально под эту функцию; строится «Изумрудный город»…

– Мне нравится архитектура… хорошая. Неважно, деревянная или каменная, какая по стилистике. Раньше она была более консервативна: нарабатывались какие-то стандарты и долго применялись, от этого они были достаточно уравновешенными. Все здания эпохи были похожи. Сейчас процессы идут быстрее, и больше зависит от личности автора: началась эпоха проявления индивидуальности, следование не стилю, а внутренним пристрастиям. И есть интересные примеры. Другое дело, что мы привязываемся к старым зданиям просто потому, что это воспоминания детства, молодости. Иногда жаль, что исчезают милые сердцу вещи, которые и не являются шедевром архитектуры. Налет времени создает ауру.

Иногда есть ощущение, что что-то сделано в историческом стиле, но на деле это стилизация. А попытка подражания изначально обречена на неудачу: делают другие люди, другими руками, материалами. Работая в «Спецпроектреставрации», заметил: когда ту же резьбу делают по образцу, видно – это делалось в XIX веке, а это вчера. И дело не в старении дерева. Невозможно просто и коротко объяснить, в чем разница. Но она во всем. Хотя, казалось бы, одно и то же. Как человек это видит, не вполне понятно. Те, кто пытается это объяснить, заведомо сами не пытались ничего сделать, поэтому им кажется, что объяснить легко… Вроде в проектировании есть простые вещи, объективные методики, расчеты. Все им следуют. Но один человек талантливый, другой нет.

В большинстве городов есть районы, которые возвели фронтовики, когда вернулись с войны. Строили очень маленькие, скупо декорированные, но удачные дома. Наверное, дело в состоянии души, настроении, мыслях: вернулись победители, счастливые люди. Они верили, что дальше жизнь будет светлая и ясная. Смотрели, что получается у других, перенимали, что нравится. И не делали ничего лишнего. Мой учитель по рисунку говорил: «Вкус – это когда чувствуешь лишнее. Штрихуешь, штрихуешь – и понимаешь: все, хватит».

Еще архитектура сильно зависит от финансовой ситуации. Вообще, думаю, архитектура – синтетическая деятельность, на которую влияет все: мировоззрение, философия, морально-этическое состояние общества в целом и каждого автора в отдельности. Нет ничего, что не влияло бы на архитектуру. Большое значение имеет дух места. Надо почувствовать место, чтобы что-то спроектировать.

А самое главное в архитектуре – творчество. Нельзя человека творчества ограничивать слишком сильно – тогда ничего хорошего не получится. Есть всякие люди, комиссии, которые согласовывают проект. Но здание стоит лет 400. Людей, кто согласовывал и говорил, что они отвечают, не будет уже. Вся ответственность на авторе. И перед современниками, и перед потомками, и перед Богом, и перед собой. У Лыгина тоже были проблемы с согласованием и с восприятием современников. Но об этом никто уже не помнит, а здания стоят.

 

Жилой комплекс в квартале улиц Большой и Малой Подгорной, Островского и Дальне-Ключевской

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *