Мнение
22.06.2018

Где найти последнее пристанище?

Статей на сайте: 16295

В нашей стране до сих пор не принят федеральный закон о погребении и похоронном деле. Он прошел пять редакций, но до Госдумы так и не добрался. Из-за этого, по мнению специалистов, не удается «цивилизовать» похоронный бизнес. В частности, тормозится строительство крематориев. В России их всего 23, хотя потребность значительно больше. Недавно возможность строительства крематория обсуждали и в Законодательной думе Томской области. Тема вызвала оживленную дискуссию.

Живые имеют право думать о мертвых

Людмила Благовещенская, врач, кандидат медицинских наук

– Для меня все, что связано с кремацией, – личная история. Когда-то я пережила драматические минуты, воспоминания о которых растянулись на 50 лет. И спустя полвека смогла переосмыслить их.

Мой отец Кесарь Федорович был замечательным врачом. До сих пор я встречаю людей, которые помнят его и искренне благодарят. Всю войну он прошел военным хирургом, работал в госпитале. Возвратившись, немало оперировал в Тимирязевской больнице, работал вместе с видными томскими хирургами, потом долгие годы был главврачом детского костно-туберкулезного санатория, где продолжал хирургическую практику. Его пример повлиял на мой выбор профессии. Еще студенткой второго курса ассистировала ему.

И вот настоящий удар. В прямом и переносном смысле. Командировка отца в Москву закончилась драматически. Инсульт. Мама вылетела в столицу, чтобы на семейном совете вместе с другими московскими родственниками решить, как организовать похороны. Коллеги были за то, чтобы тело доставить в Томск. Но родственники настояли на кремации. Урну с прахом отца привезли в Томск и захоронили во дворе детского туберкулезного санатория, где она покоится и сейчас. Я в том совете участия не принимала, была в командировке. И горько об этом сожалела. Я бы настояла на том, чтобы тело отца предали земле по сложившимся канонам.

Прошло уже более 50 лет, и я жила с этим горьким чувством сожаления. Переживала, мысленно возвращалась к ситуации. И вот спустя полвека пришла к решению, что урну надо перезахоронить. Могила может затеряться, территория лечебного учреждения – не самое подходящее место для погоста. И только тут осознала, что все эти годы была в плену собственных стереотипов, неоправданных эмоций, а правы оказались все же родственники. Насколько проще сейчас решить мою проблему на вполне законных основаниях, нежели производить полное перезахоронение. На кладбище мне сказали, что урну можно разместить в могиле матери.

Обстоятельства бывают разные. Теперь я понимаю, что кремация – это цивилизованный способ погребения. Через 25 лет кладбища закрываются, через 50 на них уже могут что-то строить. Не раз сообщалось о том, что во время раскопок в черте Томска находят останки бывших захоронений. Да и места даже на новом кладбище в Воронине уже не хватает. А сколько заброшенных могил? Некому ухаживать. Совсем другое дело – колумбарий. Поставил урну с прахом и в любое время можешь прийти, принести цветы.

Я против распыления пепла над рекой или городом. У человека после смерти тоже должно быть пристанище. Да и родственникам надо куда-то прийти, чтобы поклониться своим родным, поплакать.

Практика предавать тело усопшего огню существует в ряде религий и стран. В Индии, например. Конечно, это не наша традиция. Но что это за традиция, когда в старую могилу вторым этажом ставят гробы с новыми усопшими?

Каждый человек при жизни делает свой выбор, как родственники должны распорядиться с его телом, когда он уйдет в мир иной. Быть кремированным или преданным земле. Но именно у живых должна быть возможность этот выбор исполнить. Поэтому я за крематорий.

Кладбищам нужна альтернатива

Сергей Брянский, депутат Законодательной думы Томской области, член постоянно действующей рабочей группы по вопросам реализации законодательства о погребении и похоронном деле

– Строить или не строить крематорий? Конечно, строить. Весь цивилизованный мир идет по этому пути. И мы у себя на рабочей группе тоже приняли такое решение. Необходимость в этом диктуют процессы урбанизации. Земли не хватает, кладбища вокруг города разрастаются. У нас это еще и связано с агломерацией, присоединением ряда территорий Томского района. Выносить погосты далеко за пределы города и содержать их становится все более затратно. Да и для населения это создает определенные проблемы.

А в каком состоянии эти кладбища? Мы делали объезд и наблюдали печальную картину. Могилы, которым уже по 50 лет, провалились, заросли травой. Над ними ни крестов, ни памятников – унылое зрелище. Не хотелось бы когда-нибудь оказаться в такой компании позабытых людей.

В то же время ВЦИОМ проводил опрос и выяснил, что большинство молодых людей поддерживают кремацию. Выгодно – не выгодно – это должно больше волновать инвесторов. Крематорий точно не будет строиться на бюджетные деньги, забота власти – предоставить землю, а если инвесторы возьмутся, значит, их коммерческий интерес просчитан и оправдан. Это к сомнению, что в полумиллионном городе такое сооружение нерентабельно. Кемерово не намного больше Томска, а там крематорий есть.

Я за то, чтобы и кладбища были, но только достойно содержались, и крематорий. Время меняется, и цивилизация диктует свои предпочтения. Кремация тел усопших – одно из них.

Традиции нужно уважать

Андрей Туров, протоиерей, руководитель отдела по взаимоотношениям церкви и общества Томской епархии РПЦ, член Общественной палаты Томской области

– Традиция погребения тел усопших – важная часть жизни каждого человека. Мы неизбежно сталкиваемся с феноменом смерти родственников и близких людей. Это напоминает нам о том, что и мы рано или поздно окажемся в вечности.

Для верующего человека исход из временной жизни в жизнь вечную и традиции, сопровождающие процесс прощания с покойным, исполнены глубоким смыслом и выражают положения христианского вероучения. Вот как об этом говорится в официальном документе Русской православной церкви «О христианском погребении усопших»: «В обряде христианского погребения Церковь выражает почитание, подобающее телу скончавшегося человека».

Кремация как способ погребения выходит далеко за рамки христианской традиции. Сжигание покойного – принадлежность языческих культов. Распространен этот способ утилизации тел и в наше время, например в Индии. В Европе кремация стала распространяться с Франции. В нашей стране массово кремировать тела усопших стали после революционных событий 1917 года, устраивая первые крематории на территориях старинных монастырей. Этот способ утилизации тела часто стал нести идейную нагрузку – чтобы похороны не были похожи на христианские проводы человека в последний путь.

Да, можно понять прагматичные доводы, делающие кремацию внешне привлекательной. В наши дни оказание услуг по кремации тел в городах с большим населением является коммерчески взаимовыгодным. Структуры, владеющие крематориями, получают прибыль; власти решают проблемы, связанные с выделением больших земельных участков под кладбища и экономят на их содержании. Родственники умершего получают относительно дешевый и простой способ организации похорон.

Спектр коммерческих предложений обширен: от урн с прахом в нишах колумбариев с прозрачными стенами, до урн с прахом непосредственно в домах родственников. А еще – отсылки праха в космическое пространство, развеивание в горах, над морями, океанами…

В настоящее время отмечается желание многих людей пойти по менее затратному пути при организации похорон. И в материальном, и в эмоциональном плане. Традиции прощания с покойным дома, когда собираются все родственники и друзья, утрачены и заменены на «эстетичные» часовые посещения залов прощаний. Родственники отменяют за ненужностью молитвенное поминовение новопреставленных даже тогда, когда покойные при жизни настоятельно просили об этом. Поминальные трапезы перестали быть благотворительным мероприятием и трансформировались в междусобойные посиделки, часто с тяжелым хмельным завершением. Значение фразы «помянуть покойного» сейчас для многих людей означает «есть и пить», а вовсе не совершить молитву о душе покинувшего этот мир человека.

Родители нередко принимают решение не приводить на скорбные похоронные мероприятия своих детей, уберегая их от «отрицательных эмоций». При использовании кремации родственники освобождаются от хлопот сохранения могилы, у которой смогли бы собраться все близкие и вспомнить покойного.

Традиции, связанные с прощанием и проводами покойного в последний путь, несут большую духовную пользу не только покойному, но и всем оставшимся. Об этом не стоит забывать.

Стоит учитывать, когда родственники выбирают кремацию вопреки воле умершего. «Мы не боимся никакого ущерба при любом способе погребения, но придерживаемся старого и лучшего обычая предавать тело земле», – писал раннехристианский автор Марк Минуций Феликс.

Важно, чтобы при решении таких вопросов и организации ритуальных услуг на практике людям были предложены доступные альтернативы, которые могли бы гарантировать им реальный выбор согласно велениям их совести и традициям, которых люди желали бы придерживаться при проводах в последний путь своих родных и близких.

Материалы полосы подготовила Нина Губская

RSS статьи.  Cсылка на статью: 

Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 4 =