Персона
29.08.2014

Где же вы сейчас? Юрий Краснов: Дураков у нас не больше, чем у других

Статей на сайте: 302

Краснов

Бывший спикер Северского горсовета о времени, реформах и о себе

Председатель городского совета народных депутатов ЗАТО Северск Юрий Краснов, избранный на этот пост на изломе 1990-х, вспыхнул яркой звездой на томском политическом небосклоне и… исчез с горизонта. «Я теперь человек непубличный, – объясняет он затишье вокруг своего имени. – Работаю в ТУСУРе, где пригодился мой опыт переписки с федеральными министерствами и ведомствами, а также уважение к стилю и букве нормативных документов». Преодолев нежелание Юрия Ивановича «светиться», мы уговорили-таки его пообщаться с прессой.

Куда приводит интерес к периодике

– Юрий Иванович, что побудило вас, технического специалиста, заняться политикой?

– Это произошло почти случайно. Помнится, в начале перестройки очень интересные материалы публиковали журналы «Огонек» и «Новый мир», в частности статьи Василия Селюнина. Я эти издания выписывал, читал и рассказывал о них друзьям и коллегам по работе. В 1989 году друзья предложили мне поучаствовать в выборах народных депутатов СССР и выдвинули от коллектива заводской лаборатории. На конференции СХК меня поддержали, и я вышел на окружное предвыборное собрание, где занял 3-е место из 11. Но в бюллетень решили внести только двоих, на этом все закончилось. Но, видимо, фамилия прозвучала, поэтому на выборах в городской совет Северска меня избрали депутатом, а потом на сессии и председателем. В то время необходимость перемен была очевидна для большинства, выборы отличались очень высокой активностью, поэтому на моем месте мог оказаться любой, к власти тогда пришло много новых людей – и в центре, и на местах. Характерно, что на тех первых, самых искренних выборах рядовые работники зачастую побеждали представителей номенклатуры. Может быть, мне помогло то, что было уже понятие о системном подходе, лекции о котором нам в политехе читали Феликс Перегудов, Владимир Ямпольский.

– Но в советское время у томичей сложился стереотип Северска как сытого и всем довольного города, этакого острова коммунизма, где невозможно появление идеологической оппозиции. Это было обманчивое мнение? Чего не хватало северчанам?

– Надо признать, что в прошлом этот стереотип имел объективную основу, но в конце 1980-х – начале 1990-х он уже был несправедлив. С каждым годом снабжение города ухудшалось. А ранее действительно обеспечение Северска, как и всех городов Минсредмаша, было на высоком уровне, как и уровень всей инфраструктуры. Как мне рассказывали, когда Сталину сказали, что в Америке ученые-ядерщики получают зарплату на порядок выше наших и всем обеспечены, было принято решение создать более высокий уровень зарплаты и обеспеченности в закрытых городах ядерного комплекса. Такие города создавались вдали от других населенных пунктов, только Северск оказался рядом с областным центром. В этом ему повезло впоследствии, когда не стало хватать рабочих мест. Другое дело, что спад в Северске, где все было и вдруг не стало, воспринимался иначе, чем в Томске и других местах, где давно ничего не было.

Талоны были введены практически на все, да и то не отоваривались. Поэтому в Северске, как и везде, появились неформальные движения, в которые входили люди с активной жизненной позицией, стали проходить митинги. Вопросы поднимались вокруг дефицита, справедливости, состояния экологии, нехватки информации по распределению авто, гаражей, погребов.

Испытание властью

– Каким оказался путь к креслу председателя горсовета – тернистым или легким? Хотелось его занять? Или пришлось ломать себя?

– К должности председателя я не стремился и даже не представлял, освобожденная это работа или по совместительству, тем более что раньше никогда не был депутатом. И, когда меня назвали в числе кандидатов, не верил, что это серьезно. Но, когда после ответов на вопросы депутатов, обсуждения кандидатур, нескольких туров голосования прошла моя кандидатура с перевесом всего в два-три голоса, почувствовал какое-то беспокойство: справлюсь ли? смогу ли сделать что-то доброе для людей?

– Что было самым трудным в работе?

– Самым трудным был начальный период организации работы совета. Нет помещений, телефонов, машинистки, того, другого. По всем вопросам обращались к администрации, все постепенно налаживалось. К тому же ответственными работниками администрации совет избрал практически всех бывших членов исполкома во главе с Николаем Кузьменко, который досконально знал город и, что немаловажно, хорошо знал чиновников в Минатоме, от которых во многом зависит благополучие города. И второе – организация работы большого коллектива (тогда в совете было 200 депутатов). Надо было как-то структурировать по направлениям деятельности, политическим пристрастиям, создать атмосферу совместной работы (как сейчас говорят, толерантности). Были образованы депутатские группы (аналог фракции), тщательно вырабатывался регламент работы совета. На это ушло много времени, и необходимость этого не все понимали. Впоследствии с избранием малого совета, появлением законодательства о местном самоуправлении, разделением полномочий представительной и исполнительной власти эффективность работы повысилась.

Вспоминая то время, я вижу и ошибки: мало рассказывали жителям о деятельности совета. Или, например, нужно было просмотреть все решения депутатов предыдущего созыва и принять по ним решение: что отменить, что пролонгировать, что обеспечить финансовыми ресурсами.

– Какие наиболее важные шаги тогда удалось сделать, какие решения принять?

– Преимущество того совета (когда 200 депутатов) было в том, что депутаты хорошо знали проблемы, настроения и жизнь своих избирателей. Сложное положение было с талонами, существовала биржа, где желающие менялись талонами: колбасу меняли на курево, на водку, на мясо… Поэтому мы выработали положение о торговых книжках, в которых были талоны на все. Причем на детей и детские товары выдавались отдельные книжки. Сейчас даже страшно подумать, какой толщины были бы эти книжки, если бы не состоялись переход к рынку, свобода торговли и ценообразования (Егор Гайдар). Из важных решений того времени могу назвать разработку положений о строительстве погребов, гаражей, выделении авто, земельных участков с учетом льготных категорий и возможной справедливости. Была разработана и принята программа социальной защиты малоимущих.

Вместе со всей страной в городе началась приватизация жилья и госимущества по утвержденной депутатами программе. А ведь скептики предупреждали, что жители сожгут первый же частный ларек. Но ничего подобного не произошло, в Северске рыночные преобразования шли даже быстрее, чем в других закрытых городах. Важно, что мы изучали и заимствовали опыт томского совета, с которым поддерживали тесные связи. Не всегда удавалось принимать решения, что называется, справедливые, но это отдельный разговор (законное не всегда справедливое).

– Говорят, власть для мужчин слаще денег и женщин. Удалось вкусить прелесть власти? Или это был все-таки горький хлеб?

– Честно сказать, хватало того и другого: и радостей, и горечи, и несправедливых обид, которые приходилось терпеть. Что скрывать, у представителей власти больше возможностей иметь и деньги, и все остальное. Не могу сказать это про всех мужчин, люди разные, это зависит от того, как ты относишься к власти (как к возможностям или как к служению). Сначала приятно: тебя приглашают как важную персону на всякие мероприятия, сажают в президиум, кормят, поят на халяву (не будешь же расплачиваться с пригласившими), потом это воспринимаешь как обязанность, но жалко времени. Расставаться с должностью было не то чтобы жаль, но некоторая неожиданность и растерянность присутствовали.

Смена власти должна происходить путем конкурентных честных выборов. А в 1993-м работа городских и районных советов была остановлена, советы распущены указом Ельцина, после того как представительная и исполнительная власти в Москве не смогли мирно урегулировать разногласия. Но зато не успел, как говорится, забронзоветь. Кстати, семья была рада, что я ушел с этой работы, так как доставалось и им.

Иных уж нет, а те далече

– С кем из прежних единомышленников поддерживаете отношения? Многие томские политики-демократы перебрались в Москву (Сулакшин, Добжинский, Сеньковская), кто-то (Попов) – за океан. Нет ли чувства досады, что не удалось сделать аналогичную карьеру?

– Да ну что вы! Никаких связей с известными демократами уже давно нет. Некому объединять: кого посадили, кого убили, кто уехал, а кто и разочаровался или переориентировался. Да и само слово дискредитировано. Ваши примеры – это единицы, которые только подтверждают правило, я их всех знаю и уважаю, у них сложилось, и дай бог им доброго здоровья. Надо отметить очень большую роль Сулакшина в ту пору по поддержке демократических идей, людей, преобразований в Томске и Северске. Последующий период – это другой вопрос, но, как говорится, еще не вечер. Я поддерживаю отношения с друзьями из Северска – депутатами того самого совета, в котором мы вместе работали. Мы, хотя и не часто, встречаемся, с грустью вспоминаем бурные события нашей молодости, обсуждаем, анализируем уже с позиции сегодняшнего дня; часто у нас разные мнения о том периоде, можно ли было сделать лучше и больше и каким образом. Про карьеру – недолго переживал, что вышло так, как вышло. Мне не один раз предлагали должности (Кресс в те далекие годы предлагал должность представителя президента в Томске), от которых я отказывался. Может, потому, что рос в среде и во время, когда скромность считалась добродетелью. Сейчас другое время.

Оценки выносить рано

– Нет ли у вас, Юрий Иванович, разочарования тем, как проходили реформы?

– Как говорится, задним умом мы все горазды (лучше всех сформулировал Черномырдин: «Хотели как лучше…»). Сейчас много пишется негативного про лихие 90-е, причем пишут зачастую те, кто выиграл от реформ. Но нет глубокого анализа, почему страна подошла к 1990-м в состоянии, когда «могучая экономика» не способна производить простые товары народного потребления, когда ничего нельзя купить, не говоря уже про сложную бытовую технику, технологии и автомобили, что давным-давно освоено за рубежом. Да и вся история с 1917 года в обществе не осмыслена, не оценена, не извлечены уроки, это еще предстоит сделать. Сами реформы 1990-х шли в пожарном порядке.

Народный капитализм не получился. Можно сказать, что народ заплатил очень высокую цену за обучение рынку, а результат никого не устраивает. Хотя, как говорят психологи, – это всегда неизбежная плата при переходе общества на другой уровень управления, взаимоотношений.

– Все ли, с вашей точки зрения, правильно делал президент Ельцин? Ваше отношение к его «загогулинам», к семье, тотальной коррупции, вопиющему контрасту в доходах людей?

– Вот про писателей говорят, что бывает ранний и поздний период творчества. Так и про Бориса Николаевича можно сказать. Ранний Ельцин – начало реформ, ничего не скрывалось, свободная пресса, разделение властей, свобода выезда за рубеж, приватизация жилья, государственного имущества, развитие малого бизнеса, рост авторитета России в мире, атмосфера свободы и энтузиазма. Поздний Ельцин – сосредоточение собственности в руках немногих, отложенные реформы армии, суда, социальной сферы, возврат подковерной политики.

Что касается известных поступков и личных качеств Бориса Николаевича, то, конечно, репутационные издержки такие поступки вызывают, но не это главное в политике. Недавно один из прошлых руководителей Польши высказывался, почему, по его мнению, у них реформы были успешны, а в России нет. Преобразования начинались практически в одно время, но в Польше уже через пять лет начался рост экономики, а в РФ все вернулось на круги своя. Он считает главными два момента. Во-первых, власть и оппозиция сумели договориться, сели за круглый стол переговоров (при посредничестве католической церкви). И, во-вторых, у них не было цели набить карманы. Что явилось причиной неуспеха реформ у нас, историки напишут позже, слишком мало времени прошло.

Мечты и реальность

– Насколько, Юрий Иванович, совпали мечты и надежды 1990-х с реальным положением дел?

– У Микеланджело есть выражение: чтобы сделать шедевр, нужно взять глыбу мрамора и отсечь все лишнее. Вот и в 1990-е годы на основе мирового опыта и множества проблем попытались сформулировать, что убрать, от чего избавиться, а что сохранить и к чему стремиться. В первую очередь ликвидировать монополию на власть, льготы и привилегии, бесчисленные запреты на то, другое, а внедрить равенство всех перед законом, разделение властей, независимый суд, независимую прессу, свободные, альтернативные и, главное, конкурентные выборы, а также реформировать пенсионную систему, здравоохранение. Я считаю, большинство целей не достигнуто, хотя подвижки были и есть.

– Некоторые политологи утверждают, что сегодня Россия находится в точке бифуркации, когда шансы на прорыв страны вперед и на развал примерно равны. Вы согласны с такой оценкой?

– Нет, развала не произойдет, а если когда-нибудь и произойдет, это не будет в форме войны и трагедии. Это будет спокойный, долговременный, мирный, договорный процесс. Россия успешно преодолевала любые катаклизмы. Только за разную цену. И самое печальное, что в наш менталитет впечаталось «…мы за ценой не постоим». А ведь цена, то есть жизни и кровь людей, это самое важное. Помните у Достоевского: даже за слезинку ребенка нельзя построить счастье всего человечества?

И еще считается, что главные проблемы России – дураки и дороги. Я так не считаю: дураков у нас не больше, чем у других. Про дороги – это тоже решаемо. Главная проблема – милитаризм в политике и экономике. Историки пишут, что у России 80% – это вой­ны, только 20% мирного времени и конца не видно. Мне больше подходит определение России не Тютчева, а Некрасова: «Ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная, матушка Русь!»

 Маленькие радости жизни

– Что, Юрий Иванович, вас радует в жизни, приносит удовлетворение?

– С одной стороны, радостей в жизни по-настоящему немало, особенно если не смотреть наше ТВ, где много агрессии, жестокости. Кто-то сказал, что счастье – это чашечка кофе наедине с хорошей книгой. А дети, внуки, общение с ними! Господи, они будут совсем другими. С двух лет надо уже с ними договариваться. У нас дом в деревне с красивым именем Терсалгай в Кожевниковском районе. Там природа, другой воздух, интересно что-то самому построить и необычное вырастить. С другой стороны, в 1990-е было очень тяжело, ничего не было в магазинах, но были вера и оптимизм. Сейчас вроде бы все есть, но оптимизма поубавилось, есть и тревога за будущее детей и внуков, страны.

– Если бы можно было вернуться на 20 лет назад, пошли бы тем же путем?

– Скорее всего, да. И скорее всего, с тем же результатом. Я в самом начале своей работы в совете в одном из интервью говорил, что первая волна демократов поляжет под колесами административно-командной системы, как назвал советский период Гавриил Попов. И все же семена демократии, свободы, гуманизма на нашей Родине в 1990-е посеяны, будут и плоды. 20 лет для истории не срок.

Родился в Магнитогорске 23.02.1945 в семье первых строителей Магнитки, раскулаченных и высланных из Поволжья. Окончил Магнитогорский индустриальный техникум, после армии – Томский политехнический институт, позднее – Академию народного хозяйства при Правительстве РФ. Начинал трудовую деятельность электрослесарем на Магнитогорском металлургическом комбинате. После института работал руководителем группы математического обеспечения лаборатории АСУ ТП на заводе разделения изотопов СХК, управляющим Северским отделением банка «Томск­резерв», руководителем отдела целевых программ обладминистрации. В настоящее время – инженер учебного управления ТУСУРа.

Женат, со своей любимой Ольгой Константиновной вместе почти 40 лет, трое взрослых детей (все окончили ТГУ), пять внуков (пока).

DSCF2898

Блиц

Кумиры в политике?

– Известная заповедь гласит: «Не сотвори себе кумира». Но есть много людей, перед кем я, образно говоря, снимаю шляпу, например Сахаров, Солженицын, детский педагог Януш Корчак.

Литературные пристрастия?

– Русская классика, из зарубежных – Джек Лондон, Хемингуэй. Перечитываю такие маленькие шедевры, как «Много ли мужику земли надо» Льва Толстого, «Добродетели и пороки» Салтыкова-Щедрина, «Повести Белкина» Пушкина.

Не нравится в людях?

– Самоуничижение.

Не нравится в себе?

– Говорят, мудрые люди дают советы, когда их попросят. Так вот, это не про меня.

Любимый вид досуга?

– Баня с друзьями, чтение. Летом в деревне что-то построить, вырастить.

Хобби?

– Шахматы.

Жизненное кредо?

– Легко быть занятым – трудно быть эффективным.

RSS статьи.  Cсылка на статью: 
Теги: ,,,,
Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Модератор сайта оставляет за собой право удалять высказывания, нарушающие правила корректного общения и ведения дискуссий..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

68 − = 63