На следующей неделе отметит свое 70-летие директор театра драмы Геннадий Сокуров. В интервью «ТН» накануне юбилея Геннадий Аркадь­евич рассказал о том, почему не любит свой день рождения, какое пророчество сбылось в его жизни и кому он готов уступить властные полномочия.

Стараемся балансировать

– Геннадий Аркадьевич, одни люди рассматривают свой юбилей с точки зрения накопленного опыта, другие – с точки зрения упущенных возможностей. Вам какая позиция ближе?

– Скорее, первая. Я уже столько всего накопил за свои годы, что страшно вслух произносить (смеется). Вообще я не любитель шумных празднований дня рождения. Вот других поздравлять и дарить подарки – люблю. А когда очередь доходит до меня самого, чувствую себя неловко, стараюсь по возможности скрыться от всех в этот день. Правда, не всегда получается. Сегодня празднование дня рождения люди возвели в какой-то непонятный культ. Не припомню, чтобы раньше он отмечался так помпезно. Когда работал в школе, заходил в свой кабинет – на столе ждал скромный, но приятный подарочек. Когда служил на флоте, командир корабля для каждого именинника, от матроса до офицера, заказывал торт и кружку красного вина. Он называл ее «гробовой»: виновник торжества не захмелеет, но и радости в полной мере не ощутит (улыбается).

Так что отношение к своим именинам у меня сложное. Для меня по-настоящему дорогими всегда были и остаются три праздника: День Военно-морского флота, День учителя и Международный день театра.

– В вашей жизни были поступки, которые можно назвать авантюрой. Вы в буквальном смысле с нуля строили гимназию № 29, реализовывали прорывные для того времени педагогические инициативы. В 50 лет повернули свою жизнь на 180 градусов и ушли из образования в театр. Человек должен уметь рисковать?

– Это сегодня, оглядываясь назад, я понимаю: сейчас бы на такие виражи вряд ли пошел. А тогда даже не задумывался об этом, не расценивал те свои решения как какой-то риск. Жизнь кипела, рядом была надежная команда единомышленников. Перед нами стояли интересные амбициозные задачи, нам хотелось пробовать что-то новое, нестандартное.

Гимназию мы действительно создавали, что называется, с фундамента. Не просто строили здание – много внимания уделяли содержательной части образования. Многое из того, что сейчас активно внедряется в школьную программу, мы предугадали и начали делать еще 30 лет назад. У нас был мощный художественно-эстетический блок. Педагогический коллектив ставил перед собой задачу воспитать многосторонне развитую личность, научить детей самостоятельно мыслить и ориентироваться в этом мире.

Предложение перейти в культуру мне поступало несколько раз. Дело в том, что как раз тогда учреждения культуры переходили из хозрасчета в казначейство. Для театров, музеев это была новая, малопонятная история. Для сферы образования – норма жизни.

На предложение заняться жизнью театра я, честно признаюсь, согласился не сразу. Когда проходил по улице мимо театра, мне он казался чем-то закрытым, малопонятным. И бесконечным праздником. Это уже потом я понял: театр – далеко не праздник, а суровые будни (смеется). И связаны они не только с созданием спектаклей, но и с непростой работой по привлечению публики.

– Сегодня выстраивать с ней диалог сложнее, чем 20 лет назад?

– С публикой всегда непросто. Томск – город особенный, местная публика очень избирательная. К ней еще подход нужно найти. Когда я пришел в театр, зрительный зал наполнялся в лучшем случае на треть. С главным режиссером Юрием Пахомовым мы проделали серьезную работу, чтобы вернуть томичей в театр. Пробовали разные ходы: выпускали зарубежные пьесы и комедии, делали сезон русской классики, проводили студенческую театральную неделю. И, надо признать, делали это небезуспешно.

Сегодня мы снова столкнулись со спадом зрительской активности. Это проблема не отдельно взятого театра. Люди в принципе охладели к искусству. Связано это в том числе с тем, что современная активная прослойка населения, они же – наши потенциальные зрители – поколение 1980–1990-х годов рождения. Этим ребятам не была привита культура чтения, походов на художественные выставки, спектакли, концерты классической музыки. Часто наблюдаю ситуацию, когда зрители спрашивают у билетеров, где находится зал и буфет. Это говорит о том, что они пришли в театр в первый раз.

Не могу сказать, что люди совсем не готовы воспринимать театр. Просто жизнь сегодня не самая простая. Приходя на спектакль, они хотят чего-нибудь легкого, веселого, непритязательного. Мы, в свою очередь, не можем позволить себе ставить исключительно комедии. Все-таки мы – театр драмы. Но и игнорировать запросы публики тоже не можем. Стараемся балансировать.

Есть такое состояние…

– Вокруг томской драмы, как и вокруг любого театра, все время гуляют какие-то слухи, разговоры, осуждения, обсуждения. Вас по-человечески задевают такие разговоры?

– А вы заметили, что в нашем обществе все знают, как учить ребенка, как лечить больного и как ставить хорошие спектакли? (Улыбается.) На самом деле театр – очень сложный организм. Я 19 лет в кресле директора, за это время стал театральным человеком. Но я и сегодня не возьмусь говорить, что знаю и понимаю про театр абсолютно всё. И это нормальная ситуация. Театру учатся всю жизнь.

Про наш театр могу сказать, что у нас крепкий, творческий, работоспособный коллектив. Есть прекрасная плеяда артистов старшего поколения. В последние годы труппу пополнили талантливые молодые актеры – выпускники театральных вузов из Екатеринбурга, Новосибирска, Нижнего Новгорода, Санкт-Петербурга. Определенные надежды и ожидания есть в связи с появлением Олега Молитвина – режиссера молодого, прогрессивного, очень начитанного и нестандартно мыслящего.

– Вы сформулировали для себя ответ на вопрос о притяжении театра? Почему люди, как правило, не уходят отсюда, несмотря на все трудности и проблемы?

– В таких случаях принято говорить про какую-то магию театра… Эта магия, скорее, на грани болезни (смеется). Театр – внутреннее состояние, которое объединяет людей и подвигает их на долгое сосуществование. Но и разумная грань тоже должна быть. Одна моя коллега говорит: «Я ухожу домой и забываю до следующего утра, что я служу в театре». Не скажу, что в моем случае происходит то же самое. Мысли о делах и проблемах коллектива все равно постоянно крутятся в голове. Но, чтобы я тащил домой служебные проблемы и срывался на родных, такого не бывает. Дома я, кстати, совсем не лидер. Мне этого на работе хватает. В семье я с удовольствием передаю властные полномочия своим внукам.

Рецепт, которого нет

– И все-таки бывают ситуации, когда человек принимает решение расстаться с театром. Вы легко отпускаете людей?

– Я без сожаления расстаюсь с теми, для кого театр не дом или хотя бы любимая работа, а способ реализации личных интересов. При этом не могу сказать, что я жесткий руководитель. Ломать подчиненных, держать их в страхе – это не про меня. Не терплю только три категории людей: лентяев, патологических лжецов и подхалимов. Всегда повторяю: человек обязан уважать тех, с кем он работает. Если этого нет, надо уходить. А вообще, умение отпускать (людей, ситуации, негативные эмоции) очень важное качество в жизни.

– Людей вашего поколения отличает жизненная стойкость, умение радоваться простым вещам и оценить этот мир по достоинству. В чем феномен такого явления?

– Мне трудно об этом размышлять. Готового рецепта, как жить, мне никто не давал. Наверное, всё сыграло свою роль. И армейская закалка, и замечательные мудрые люди, которые меня окружали и окружают. Директор пермской школы, куда я пришел молодым педагогом, однажды сказал: «Когда-нибудь ты обязательно станешь руководителем. Я вижу это по твоим подходам к работе. Но запомни – не ты главный в этой жизни. По большому счету всё делают люди, которые находятся рядом с тобой. Директор лишь направляет рабочий процесс и делает аналитический срез». Я эти слова на всю жизнь запомнил. И еще одна его фраза запала в память: «Ты должен любить свой коллектив, а не себя во главе коллектива». Этим правилом я руководствуюсь всегда: и в профессии, и в жизни.

 

СПРАВКА «ТН»

  • Геннадий Сокуров родился в Перми. Окончил Ижевский государственный университет (факультет романо-германской филологии), Московский педагогический университет, аспирантуру ТГУ. Прошел обучение по программе «Управление образованием» в Академии повышения квалификации при Министерстве образования России.
  • Был первым и на протяжении 14 лет бессменным руководителем гуманитарно-эстетической гимназии № 29. С 2001 года – директор Томского областного театра драмы.
  • Лауреат Государственной педагогической премии имени Н. К. Крупской, отличник народного просвещения РСФСР, отмечен Почетной грамотой Томской области и нагрудным знаком «За заслуги перед Томской областью».
  • Женат, есть дочь и двое внуков.

 

Автор: Елена Маркина
Фото: Евгений Тамбовцев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

90 − 83 =