«В вашей газете был опубликован материал о трех молодых ученых-генетиках. Один из них, Владимир Харьков, занимается изучением генетической структуры населения, генофонда нации, генотипа индивидуума. Я не очень разбираюсь, в чем состоит отличие всех этих понятий, но мне стало интересно, не пытались ли томские генетики составить генотип среднего томича? Если это глупый вопрос, то заранее извиняюсь.

Л. Ефимов, томич»

Отвечает Владимир Харьков, старший научный сотрудник лаборатории эволюционной генетики, кандидат биологических наук

Владимир Харьков

– Если говорить о каком-то обобщенном генотипе томича, то это нонсенс. Это то же самое, что, например, генотип обобщенного русского или узбека. Можно говорить о генофонде и генетических характеристиках русского, узбекского и других народов, можно говорить о генофонде человечества в целом. А вот попытка получить генетический портрет усредненного томича – дело безнадежное. Это как средняя температура по больнице, которая не отражает реального состояния пациентов. Почему? Потому что город состоит из огромного числа людей, каждый из которых имеет свой геном. Кроме того, в Томске проживают люди самых разных национальностей, сильно отличающихся друг от друга. Усреднять межэтнические показатели тоже неправильно.

Именно на этническом уровне проявляется основная структурированность генофонда человечества в целом. Этнос – это целая система, которая на протяжении тысячелетий формировала сама себя, создавая барьеры для выхода за пределы этноса. Живущие на соседних территориях и имеющие общую генетическую историю народы (к примеру, украинцы, белорусы, русские) по соматическим и антропологическим признакам очень близки друг к другу, но значительно отличаются от тех, что живут далеко от них. Да, собственно, это видно и по внешности. Чукчу, коряка и эскимоса никогда не спутаешь со славянином, а африканского негроида – с монголоидом и европеоидом. Генетически они тоже отличаются, причем генетические различия могут быть гораздо более сильными, чем внешние. Скажем, генетическое отличие русского от китайца, японца и аборигена Огненной Земли в разы меньше, чем отличия двух соседних популяций пигмеев Южной Африки. Это связано с тем, что все человечество происходит с Черного континента, и период накопления генетического разнообразия там был наиболее длительным. Так вот, повторюсь, мы можем изучать функционирование генов на уровне отдельного человека, анализировать генетические системы на уровне нации, мы вообще очень многое можем делать, но только не составлять усредненный генетический портрет жителя многонационального мегаполиса. Это некорректно и невозможно по определению.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

52 − 50 =