Он написал десятки книг, но в памяти осталась одна

 

Известный советский писатель Вадим Кожевников не слишком любил рассказывать о своем томском детстве. Несмотря на то что действие его романа «Заре навстречу» (кн. 1–2, 1956–1957) происходит в нашем городе, узнать его по описанию невозможно. И это не случайно. У родителей Вадима Михайловича не все было идеально с биографией.

Известно, что родился будущий редактор «Знамени» и Герой Социалистического Труда 9 (22) апреля 1909 года в Нарыме Томской губернии в семье врача – политического ссыльного. Но ссыльный-то был, похоже, меньшевиком. Что по предвоенным, да и послевоенным советским временам было не совсем хорошо. А предполагаемое знакомство семьи со Сталиным при жизни генералиссимуса было скорее опасным минусом, нежели плюсом.

 

го университеты

Так или иначе, но свою малую родину Кожевников особо не жаловал. Да и прожил он у нас недолго – в 1925 году семья перебралась в Москву. Здесь юноша завершил среднее образование и поступил не куда-нибудь, а в МГУ, на литературно-этнологический факультет, который в 1933-м успешно окончил. Еще студентом начал печататься. Вадим работал журналистом, разъездным корреспондентом, но главное для него – не газетные заметки, а возможность окунуться в настоящую, живую и кипящую жизнь. Его все больше печатают: в 1939-м вышли сборник рассказов «Ночной разговор», повести «Степной поход» (1939), «Великий призыв» (1940, посвящена обороне Царицына) и в начале 1941-го – детская книжка «Грозное оружие». Рассказы и очерки Кожевникова 1930-х годов возникли преимущественно в результате поездок на стройки и заводы. Непосредственные впечатления легли в основу и более поздних военных и производственных романов, повестей и рассказов Кожевникова.

Трое суток не спать, трое суток шагать…

С начала Великой Отечественной Вадим Кожевников – фронтовой журналист. С 1943 года – член ВКП (б), корреспондент газеты «Правда». Кто придумал, что «когда говорят пушки, музы молчат»? У Кожевникова в эти суровые годы вышли сборники «Рассказы о вой­не», «Мера твердости» «Март-апрель», «Любимые товарищи»…

Говорят, что Кожевников на войне был одержим. Он пробирался в самые передовые подразделения, несколько раз чудом избежал гибели. Военкор искал что-то такое, что позволило бы наиболее ярко раскрыть русский характер. И его сборники «Рассказы о войне» и «Март-апрель», вышедшие в грозном 1942 году, стали одними из наиболее ярких в литературе периода начала Великой Отечественной войны. Рассказ «Март-апрель» – о десантниках, заброшенных в тыл врага, и о любви, пробудившейся в трудных военных буднях, – был практически сразу экранизирован, и его сравнивали ни больше ни меньше с военной прозой Льва Толстого, в частности с «Севастопольскими рассказами».

В апреле 1945 года Вадим Кожевников вместе с передовыми отрядами советских войск вступил в Берлин. Бои носили очень ожесточенный характер, но писатель не берег себя. Сразу четыре боевых ордена – яркое свидетельство того, что его ценили.

 

Из одного металла льют…

Война закончилась, но военная тема не ушла из произведений Кожевникова. В судьбах ведущих героев повестей «Петр Рябинкин» и «Особое подразделение» тесно связаны фронтовая жизнь и мирный труд: Рябинкин становится талантливым командиром благодаря своей рабочей закалке, а Степан Буков, герой «Особого подразделения», свой опыт танкиста в послевоенное время применяет в работе машиниста экскаватора. Романы Кожевникова «В полдень на солнечной стороне» и «Корни и крона», утвердившие непобедимость чувства долга и сознательной воли в бою и в труде, были явно противопоставлены «абстрактному» гуманизму и пацифизму, по мысли Кожевникова, развязывающим руки злу, и окопной правде, ведущей к дегероизации действительности.

Одно из наиболее заметных производственных произведений Кожевникова – повесть «Знакомьтесь, Балуев!», рассказывающая о строительстве магистрального газопровода в Сибири. Создаваемая в обстановке оттепели, когда на смену приоритету общественной целесообразности (пользы дела) пришел принцип самоценности отдельной личности и индивидуального поиска, повесть стремилась полемически отстаивать несомненное для Кожевникова первенство общественного перед личным.

Работал Вадим Кожевников чрезвычайно много. В 1949-м он стал бессменным главным редактором журнала «Знамя». Кроме книг (а был он плодотворен на зависть нынешним авторам «карманных» детективов!) писал пьесы, сценарии к фильмам… И очень много публицистики: постоянно выступал в прессе с полемическими очерками (например, клеймящими капиталистическую цивилизацию, угрожающую человечеству ядерной войной) и литературно-критическими статьями, фельетонами; вел активную общественную деятельность; был депутатом Верховного Совета СССР (с 1966 года). Проявил себя воинствующим поборником метода социалистического реализма и как художник, и как критик, и как один из организаторов литературного процесса. Так, руководимая им редколлегия журнала «Знамя» в 1960-м передала роман Гроссмана «Жизнь и судьба» в ЦК КПСС, заподозрив его в идеологических ошибках.

Он был человеком своего времени и умер в 1984-м, не застав его заката и краха великой эпохи…

 

И щит, и меч

В романе «Щит и меч» (одноименный фильм, 1968; режиссер Владимир Басов) Кожевников выступает в сравнительно новом для отечественной словесности 1960-х годов жанре историко-документальной хроники (или ее стилизации). Это рассказ о советском разведчике, но не такой, как прочие. Кожевников стремился поднять шпионский роман на уровень героической эпопеи и даже актуального в послевоенной мировой литературе психологического детектива, акцентируя внимание не столько на острых приключениях, сколько на будничной напряженной работе профессионального разведчика.

Увы, неумолимое время стирает из памяти потомков имена былых кумиров. Вот и о творчестве Вадима Кожевникова скоро будут помнить только специалисты-филологи, посвятившие себя изучению литературы социалистического реализма. Но даже и в этом течении он будет лишь одним из многих, автором «из списка». Но благодаря Иоганну Вайсу у Кожевникова есть шанс выделиться.

Как писал Юрий Москаленко, исследователь творчества Вадима Михайловича, Иоганн Вайс «родился» в Берлине. Идея создания большого эпического произведения, посвященного разведчикам, возникла именно в поверженной столице рейха. Но точку в своем лучшем романе «Щит и меч» он поставит на два десятилетия позже, сделав себе подарок к 20-летию Великой Победы. И пусть сейчас разведчик Александр Белов (он же Иоганн Вайс) кажется несколько одномерным – у него нет никаких слабых мест, перед Кожевниковым стояла задача сделать образец для подражания, и он прекрасно справился с этой задачей. Но, надо сказать, не без помощи Владимира Басова, снявшего по роману фильм, который в первый год проката посмотрели десятки миллионов зрителей. Известный актер и режиссер уважал Кожевникова еще со времен войны. И какой блестящий актерский состав подобрал Владимир Басов, доверив главные роли начинающим, но ярким Олегу Янковскому и Станиславу Любшину.

Кожевников написал еще немало произведений. Но они сегодня остаются за кадром. Современные подростки вряд ли заинтересуются романтической революционной эпопеей «Заре навстречу», фигура Балуева не станет предметом спора юношей, обдумывающих житье. Но, забив в поисковике «Гугла» слова «Щит и меч», можете легко убедиться, что он и сегодня вполне востребован.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

− 1 = 1