TNews821_10

Елена Петрова буквально вбежала в зал, где все уже было готово к дискуссии о вариантах партнерства государства и социально ориентированных некоммерческих организаций на рынке услуг для населения, и выпалила: «А у нас радостное событие: к 1 июня следующего года в Томске появится реабилитационный центр для онкобольных детей!» Руководитель детского благотворительного фонда имени Алены Петровой не просто сняла небольшое напряжение, но и задала тон важной беседе.

Инициатива от общества

Круглый стол собрал, с одной стороны, внушительный состав власти: представителей областных департаментов, курирующих вопросы здравоохранения, семьи и детей и социальной защиты населения. С другой – медицинских и социальных работников, а также руководителей ряда некоммерческих организаций социальной направленности: благотворительного фонда «Обыкновенное чудо», фонда имени Алены Петровой, регионального общественного фонда «Право на детство».

Татьяна Захаркова
Татьяна Захаркова

Вдохновитель и организатор встречи – директор Фонда развития правовых и социокультурных инициатив Татьяна Захаркова. Она же представляет на территории Томской области и ассоциацию «Юристы за гражданское общество».

Елена Карташова
Елена Карташова

– В жизни мы очень часто сталкиваемся с ситуациями, когда имеющие колоссальный опыт работы общественные организации не совпадают во взглядах с государственными структурами по вопросам оказания социальной поддержки населения, – уполномоченный по правам человека в Томской области Елена Карташова, открывая заседание, сразу обозначила проблему. – Такое положение дел нужно менять. Недавно об этом говорил и президент РФ. Федеральные власти планируют до 20% средств, выделяемых на соцзащиту населения, отдавать социально ориентированному бизнесу. Но пока массовой практики в этом отношении мы не наблюдаем.

Срочно требуются поставщики. Социальных услуг

– Государство утратило монопольное право в сфере оказания социальных услуг, но правоприменительная практика складывается очень непросто, – подчеркивает Татьяна Захаркова. – Почему? Возможно, потому, что в реестре поставщиков социальных услуг сейчас зарегистрирована всего лишь одна некоммерческая организация – «Право на детство». Вывод напрашивается сам собой: нужно проводить больше разъясняющих информационных мероприятий. Сейчас они идут по всей стране с одной единственной целью – понять, что получается в регионах.

Татьяна Захаркова рассказала о законодательных новеллах на уровне государства и региона, а также о госпрограмме «Социальная поддержка граждан», действие которой рассчитано до 2020 года. В этом документе основной акцент сделан на привлечении в сферу социального обслуживания населения бизнеса НКО, благотворителей и добровольцев. Цель – формирование демонополизированного рынка социальных услуг и обеспечение их доступности, качества и безопасности. Источники финансового обеспечения социального обслуживания – это по большей части бюджетные средства. А также благотворительные взносы и иные пожертвования, не запрещенные законом.

Особое внимание организатор встречи обратила на то, что поставщиком социальных услуг согласно 442-ФЗ могут быть не только государственные, но и некоммерческие организации, предприниматели.

В этом законе, действующем всего второй год, для организаций социального обслуживания прописаны определенные и немаленькие льготы: налоговая ставка ноль процентов. Правда, при наличии совокупности некоторых условий. Одним из них является включение организации в реестр поставщиков социальных услуг.

Кроме того, формируется и регистр получателей социальных услуг, регламентирован порядок их получения. Но стандартизация самого понятия «социальная услуга» остается одним из проблемных вопросов.

Посчитали – прослезились

В реестре поставщиков социальных услуг в России зарегистрировано 5 496 организаций. Из них негосударственных всего 295: 134 некоммерческих (в Томской области – одна), 141 коммерческая, еще 20 – индивидуальные предприниматели.

Почти все НКО из этого списка работают на территории трех регионов – Башкортостана, Пермского края и Ленинградской области. Там пошли по пути создания негосударственных социальных организаций на базе закрытых государственных социальных учреждений. В основном так делается в сельской местности.

В остальных же регионах, в том числе и в Томской области, система пока буксует. По словам Татьяны Захарковой, некоммерческие организации вполне осознают 442-ФЗ как возможность для развития. Одним из барьеров на пути его реализации эксперты называют тарифы на оказание услуг: они в два – шесть раз ниже, чем реальные затраты некоммерческих организаций.

Токинова
Сания Токинова

– Юридические условия вроде бы созданы, почему же НКО не идут к нам в качестве поставщиков услуг? – задается вопросом замначальника Департамента социальной защиты Томской области Сания Токинова. – Возможно, отпугивают очень жесткие требования, установленные федеральным законодательством. Хотя они в одинаковой степени предъявляются как к государственным, так и негосударственным организациям. Но ведь вполне понятно, что если они получают бюджетные средства за работу, то должны гарантировать получателям услуг соответствующий уровень.

Токинова предложила форму ГЧП в сфере стационарного обслуживания. Например, с помощью этого механизма можно создавать частные дома-интернаты. На территории России такая практика существует, да и востребованность подобных услуг имеется. В Томской области есть очередь в стационарные учреждения психоневрологического профиля. Поэтому если кто-то захочет создать подобную организацию, то власти явно пойдут навстречу.

Детский сад для бабушки

– Механизм государственно-частного партнерства можно использовать и при создании пансионата для престарелых, – считает руководитель агентства «Берегиня» Лариса Недоговорова. – Проблема давно назрела. Нужны не какие-то громоздкие учреждения, а несколько небольших. Я могла бы привнести собственные компетенции, если бы мне была оказана государственная поддержка. Но я, честно говоря, побаиваюсь формы ГЧП.

– Формы государственно-частного партнерства предусмотрены в законе Томской области от 17 декабря 2012 года. В нем, в частности, прописаны условия предоставления земельного участка, средства инвестора, указаны четыре позиции ГЧП, – отреагировала Сания Токинова.

– Чего конкретно вы боитесь? – уточнила у руководителя агентства «Берегиня» Елена Карташова.

– Волокиты и бюрократизма, – четко ответила Лариса Недоговорова. – Я бы не хотела иметь дело с государственным бюджетом, мне проще работать с частным, крупным инвестором. Я привыкла решать проблемы очень быстро и в деловом темпе. И люди благодарны мне за это. Но инвестором, покупающим участок земли, я точно не буду. Повторюсь, могу поделиться своими знаниями о том, как организовать пансионаты не на 50–100 человек, а на 20. Для старых людей, не требующих постоянного медицинского ухода, можно создавать небольшие учреждения на окраине города. Но, конечно, это нужно делать так, чтобы люди без боязни могли отправить туда даже своих собственных родителей.

С грантами проще

Елена Петрова откровенно призналась, что пока ей проще работать с грантами, даже несмотря на тотальный контроль за расходованием средств со стороны грантодателя.

– Нам тоже удобнее работать с грантами, – поддержала коллегу директор фонда «Обыкновенное чудо» Ирина Игрушкина. – Благотворители нам больше доверяют. Да, за выигрышем миллионного гранта следует масштабная отчетность, но как раз это нас нисколько не пугает.

Ирина Игрушкина уверена, что поставщиками социальных услуг должны быть люди и организации с безупречной репутацией и определенным опытом работы в социальной сфере. Пока же нередки случаи, когда компании один раз засветились на благотворительном мероприятии и сразу же попали в реестр.

Член общественного совета при УФСИН Геннадий Постников рассказал собравшимся о своем опыте работы с бывшими заключенными. Он отметил, что рецидивная преступность сегодня зашкаливает. Необходимо индивидуальное сопровождение заключенных уже в момент их содержания в колонии, но это не входит в перечень государственных услуг. Поэтому организациям удобнее работать по грантам и пожертвованиям.

– Нужно либо менять закон, либо работать в прежнем русле, то есть на общественные средства, – размышляет Геннадий Постников. – Необходимо создавать перечень групп, категорий и услуг. Причем составлять их не только на основании умозаключений чиновников, но и опираясь на мнения тех людей, которые непосредственно работают с населением. Следует включать в этот перечень востребованные услуги, а не те, что вписываются в готовые стандарты.

На паритетных началах

В ходе заседания представители властных структур ответили на многочисленные вопросы руководителей некоммерческих организаций и выразили готовность оказывать им всякое содействие. Участники наметили конкретные шаги для ускорения процесса вовлечения социально ориентированных некоммерческих организаций в работу с населением на региональном уровне. Начинать решили с простого – с обучающих семинаров.

В завершение Елена Карташова четко подметила: государственные структуры работают по принципу компетенций и полномочий, то есть для каждого шага требуется законодательное основание. А некоммерческие организации живут совершенно иначе: разрешено все, что не запрещено. И лишь на стыке этих двух систем возможно оказание реальной поддержки населению: важно, чтобы эти различные, но направленные в одну сторону системы скоординировались и договорились. Только тогда Томская область встанет в один ряд с Башкортостаном, Пермским краем и Ленинградской областью.

справка «ТН»

Социальная защита – система мероприятий, осуществляемых государственными и общественными организациями по обеспечению гарантированных минимальных и достаточных условий жизни, поддержанию жизни и деятельного существования человека.

Некоммерческая организация – организация, не имеющая в качестве основной цели своей деятельности извлечение прибыли и не распределяющая полученную прибыль между участниками. НКО могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, политических, научных и управленческих целей и так далее.

Получатель социальной услуги – гражданин, иностранный гражданин и лицо без гражданства, постоянно проживающие на территории Российской Федерации, и (или) семья, которым для создания условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие, а также для преодоления трудной жизненной ситуации предоставляются социальные услуги.

Поставщик социальной услуги – юридическое лицо независимо от организационно-правовых форм и форм собственности, осуществляющее деятельность по социальному обслуживанию населения в качестве основного вида деятельности; физическое лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью по социальному обслуживанию населения без образования юридического лица, благотворители и добровольцы, осуществляющие деятельность по социальному обслуживанию населения.

Федеральный закон № 442 «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» вступил в силу 1 января 2015 года. Он направлен на развитие системы социального обслуживания граждан в РФ. Закон сохранил все права граждан на соцобслуживание, которые были предусмотрены ранее, а также расширил их возможности при получении соцуслуг. Он приблизил поставщиков социальных услуг к месту жительства их получателей и ввел принцип сохранения пребывания гражданина в привычной благоприятной среде (то есть ввел в приоритет надомные формы соцобслуживания). Для получателей социальных услуг в законе предусмотрено право на выбор поставщика из реестра поставщиков того региона, где он проживает.

ЦИФРА

5 496 организаций зарегистрировано в реестре поставщиков социальных услуг в России. Из них негосударственных всего 295.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 51 = 56